ДИАЛЕКТИКА АЛЬТЕРНАТИВНЫХ МОДЕЛЕЙ РАЗВИТИЯ Пустовойтов Ю.Л.

Московский университет им. С.Ю. Витте


Номер: 4-1
Год: 2015
Страницы: 311-315
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

кумулятивизм, антикумулятивизм, прогресс, инновация, традиция, образовательный процесс, cumulativism, anticumulativism, progress, innovation, tradition, educational process

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Кумулятивизм и антикумулятивизм представляют собой именно наиболее общие методологические, а также и - мировоззренческие установки, или подходы к решению проблемы прогресса. Как кумулятивистская, так и антикумулятивистская модели развития могут использоваться в качестве теоретико-методологической основы исследовательской деятельности в самых различных областях научного знания и, шире, - духовной культуры человечества вообще.

Текст научной статьи

Одной из интересных и достаточно непростых проблем исторического развития общества является проблема прогресса [1, 2]. Возможно ли утверждать, что в процессе исторического развития мы имеем дело с несомненным прогрессом в различных сферах общественной жизни - этот вопрос остается открытым и не имеет до настоящего времени однозначного и общепринятого решения [3, 4]. По этому вопросу сформировались две противоположные устойчивые тенденции, или конкурирующие интерпретации развития - кумулятивизм и антикумулятивизм. Сторонники первого подхода придерживаются утверждения о том, что в развитии происходит постепенное накопление и приращение (кумуляция) знаний, навыков, решений, рецептов, открытий и т.п., в силу чего исторически следующая ступень развития неизбежно оказывается более высокой, чем предыдущая, - именно потому что она базируется на постоянно нарастающей совокупности результатов предыдущего развития (происходит своего рода «капитализация процентов», которые «начисляются» на «вклад», сделанный в копилку духовной культуры предыдущими поколениями) [5-7]. Гегелевская концепция развития является кумулятивистской - предыдущая ступень включается в последующую, преодолевается в ней и диалектически отрицается, т.е. отрицается не в смысле отбрасывания, перечеркивания, или забвения, а преодолевается путем «снятия», т.е. именно включения и творческого преобразования; в результате весь предыдущий духовный опыт полностью «работает» на нынешнее состояние, находящееся на той высоте, которая подготовлена и обусловлена всем предыдущим развитием [8-10]. «Мы так далеко видим только потому, что стоим на плечах титанов», - приблизительно так звучит приписываемое И. Ньютону высказывание, вполне иллюстрирующее концепцию кумулятивистского развития, в которой идея прогресса не только полностью признается, но и является одной из наиболее важных. Согласно кумулятивизму, мы движемся путем прогресса, и настоящее состояние превосходит предыдущее по уровню развития и качеству [11, 12]. Противоположная концепция - антикумулятивизм - утверждает, что о прогрессе можно вести речь или со множеством оговорок и примечаний, или же вообще о нем говорить не приходится, т.к. появление нового именно предает забвению старое, последующий этап развития (отчасти либо полностью) не базируется на предыдущем, не включает его в себя, отбрасывает и отрицает (только не диалектически - путем гегелевского «снятия», - а «по-настоящему», начиная с «чистого листа»)[13-15]. Понятно, что у всего есть как достоинства, так и недостатки; в кумулятивизме достоинства предыдущего состояния переходят в последующее, тем самым увеличиваясь и приумножаясь [16-18]. В антикумулятивизме нечто ценное, позитивное, важное, характерное для предыдущего этапа развития, может быть отброшено и забыто на последующем этапе, в результате чего последний будет не более высоким по сравнению с предыдущим, а всего лишь - иным, и сравнить их по уровню качества и степени прогрессивности не представляется возможным [19-21]. В данном случае кумулятивистская восходящая «вертикаль» развития (каждая следующая точка лежит «выше» предыдущей) меняется на антикумулятивистскую, никуда не восходящую «горизонталь» (каждая следующая точка развития лежит «на одном и том же уровне» с предыдущей). Кстати антикумулятивистскую модель развития можно представить также и в виде «вертикали», только с той разницей по отношению к кумулятивизму, что в последнем имеет место постоянное и неуклонное восхождение, а в первом движение вверх по этой вертикали сопровождается также и последующим движением вниз (за «восхождением» происходит «спуск», за «залезанием» - «сползание»), процесс развития колеблется вокруг некой «средней точки», и, по крупному счету, в конечном итоге, все остается на одном и том же уровне, а о прогрессе или поступательном развитии говорить невозможно (один из ярких примеров в данном случае, по мнению сторонников этой концепции, - соотношение традиций и инноваций, помимо всего прочего, в образовательной области, когда «шаг вперед» зачастую оборачивается «двумя шагами назад» [22-24]. Еще одна иллюстрация антикумулятивистской модели - это движение по кругу, в котором так же, как и в движении по горизонтали «слева направо и наоборот», и в движении по вертикали «вверх-вниз и обратно», изменение наличествует, а прогресс отсутствует [25, 26]. Какая из этих двух моделей развития является «правильной» - кумулятивистская или антикумулятивистская? Как все обстоит «на самом деле»? Существует ли «действительно» в развитии прогресс? Кто возьмет на себя «смелость» утверждать, что на эти вопросы можно ответить, или - тем более, - что ответы на них уже имеются? Не будет ли такое утверждение наивным и «инфантильным»? Не будет ли оно всего лишь самообольщением, а не установлением истинного положения вещей? Вне всякого сомнения, удовлетворительных, общепризнанных, «окончательных» ответов на эти вопросы нет и не исключено, что их вообще никогда не будет [27-29]. Несмотря на это некоторые «убежденные» сторонники какой-либо из точек зрения, интерпретации, модели (не только применительно к рассматриваемым здесь кумулятивизму и антикумулятивизму, но и - намного шире - по отношению к любым вообще научным, философским, мировоззренческим моделям) [30, 31] всерьез утверждают, что им известно, как все обстоит «на самом деле», что нечто уже давно «найдено», «установлено», «доказано»; однако в данном случае мы имеем дело не с чем иным, как с «монополизацией» истины, «авторитаризмом» и «антидемократией» в области духовной культуры, против чего, например, активно выступал П. Фейерабенд со своим «эпистемологическим анархизмом» [32, 33]. Конечно концепция П. Фейерабенда так же не является «единственно верной», но она, по крайней мере, не претендует на такого рода статус, а является всего лишь методологическим принципом (как и у античных скептиков) разрушения интеллектуального догматизма и «самодовольства». Одним из важных и справедливых утверждений как скептицизма, так и «эпистемологического анархизма» является положение о том, что провозглашение некой концепции в качестве «правильной» не делает ее таковой; монополизация истины не означает ее обнаружение, более того - она (монополизация) представляет собой именно отказ от поиска истины, а значит, по крупному счету, - отказ от самого мышления [34-37]. Кумулятивизм и антикумулятивизм представляют собой именно наиболее общие методологические, а также и - мировоззренческие установки; как кумулятивистская, так и антикумулятивистская модели развития могут использоваться в качестве теоретико-методологической основы исследовательской деятельности в самых различных областях научного знания и, щире, - духовной культуры человечества вообще. Эти две методологии находят свое применение как в естествознании, так и в социально-гуманитарных науках. В данном случае следует обратить внимание именно на этот наиболее общий методологический характер двух затронутых выше моделей: читателя может отчасти удивить достаточно объемный список литературы к небольшой по объему статье - его обширность не случайна и призвана, в соответствии с замыслом автора, показать возможность самого широкого и разнообразного применения рассмотренных подходов в различных областях научных исследований. Как уже говорилось, один из показательных примеров в данном случае - область образовательных технологий, в которой в рамках соотношения двух вышеобрисованных подходов можно рассмотреть вопрос о соотношении традиций и инноваций. Как показывают в своих работах отечественные исследователи Н.А. Рыбакова и О.В. Флеров [13-17; 22-28; 34, 36] образовательная инновация далеко не всегда является неким благотворным новшеством по отношению к традиции, и нередко оказывается так, что «лучшее - это враг хорошего», а благими намерениями вымощена дорога совсем не туда, куда предполагалось по ней пройти. То, что нередко представляется в качестве несомненной инновации и радикальным преодолением традиции, на практике оборачивается именно «шагом вперед» и одновременно «двумя шагами» назад, а традиция оказывается намного прогрессивнее инновации, хотя все вроде бы должно было быть наоборот. Разнообразные примеры такого рода «диалектики» приводятся в работах Д.А. Гусева и В.А. Потатурова [7; 10-12; 19, 20, 29]. Несомненно, тезис о превосходстве инновации над традицией будет лежать в координатах кумулятивистского понимания развития, в то время как противоречащий ему тезис - о преобладании традиций на инновациями или же - об их равноценности и альтернативности исходит из установок антикумулятивистского подхода. Еще две области, в которых рефлексия непростого взаимодействия и сочетания двух методологических моделей развития может привести к получению важных теоретических и практических выводов - далекая от только что упомянутой образовательной проблематики сфера экономической теории и смежных с ней дисциплин, примеры из которой находим в трудах Е.В. Рибокене, а также - не очень далекая от образовательной тематики область культурологи, в связи с которой можно обратиться к статье А.В. Попатурова [18] о сложном характере взаимоотношений и взаимодействия культуры и цивилизации. Приводимые примеры призваны в данном случае показать междисциплинарный стык проблематики интерпретации развития. По всей видимости, исследователи могут работать в основных методологических «координатах» как первой, так и второй модели, и, что любопытно, получать при этом не всегда взаимоисключающие выводы: последние могут быть и достаточно близкими друг другу по смыслу, несмотря на различие теоретических подходов. С чем это может быть связано и чем обусловлено? В качестве рабочей гипотезы можно высказать предположение, что такого рода факты (получение не исключающих, но близких по содержанию выводов при использовании разных методологических установок) могут быть проинтерпретированы в духе неклассической эпистемологии с одним из важных ее положений о том, что наука не ищет истину, не открывает тайны действительности и не выясняет, как все устроено «на самом деле», но всего лишь строит информационные модели для более эффективной ориентации человека в действительности, о которой «самой по себе» он в принципе может ничего не знать. Тем не менее это его неведение не означает невозможность ориентироваться в мире. Равно как и наоборот: возможность для нас ориентироваться в действительности не означает того, что мы способны ее по-настоящему познавать; хотя для сторонников классической эпистемологии именно эта возможность к ориентации в действительности, к тому же возрастающая год за годом благодаря научно-техническому прогрессу, является достаточным основанием для их гносеологического оптимизма. Однако это тема уже другой статьи. В данном же случае, в качестве завершения, отметим, что вопрос о соотношении двух рассмотренных моделей развития является постоянно актуальным, вечно открытым и еще ждет своих исследователей.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.