ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ КАК ПРИЗНАКА СОСТАВА ПРЕВЫШЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ (СТ. 286 УК РФ) Бражник С.Д.

ЯрГУ им. П.Г. Демидова


Номер: 4-2
Год: 2015
Страницы: 27-29
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

служебные преступления, признаки, состав преступления, должностное лицо, полномочия, превышение, преступные последствия, существенный вред, оffice crimes, signs, elements of the offence, the official, powers, the excess, criminal consequences, essential harm

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы определения существенности причинения вреда в случае превышения должностным лицом своих служебных полномочий, анализируется судебная практика, предлагаются новые законодательные решения.

Текст научной статьи

Установление признаков существенности причиненного вреда имеет важное практическое значение, так как состав превышения должностных полномочий по конструкции объективной стороны является материальным, а потому преступление считается оконченным при наступлении вредных последствий, предусмотренных законом. Таким образом, теоретическая проблема вызывает к жизни проблему практического плана: какой критерий (критерии) брать за основу при оценке конкретного случая превышения должностных полномочий. Пленум Верховного Суда РФ в п. 18 постановления от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» указывает: «при оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.». Кроме того, по делам о превышении должностных полномочий судам надлежит наряду с другими обстоятельствами дела выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий (абз. 1 п. 18 постановления Пленума Верховного Суда № 19). Очевидно, что признавая подсудимого виновным по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. Следовательно, вывод о том, что права и законные интересы потерпевших были действительно нарушены существенным образом, должен быть обоснован. Несоблюдение данного правила является основанием для отмены приговора. Кроме того, существенность нарушения должна быть обоснована не только с точки зрения качества нарушенных прав, но и количественно, что характерно для зарубежной уголовно-судебной практики [3, 32; 4, 453]. Однако в судебных решениях эта формулировка часто выглядит абстрактно, в чем конкретно выразился ущерб, причиненный гражданам и организациям, и кому он причинен, не разъясняют ни органы предварительного следствия, ни суд, суды также не отмечают в приговоре, каким конкретно гражданам и организациям, в каком размере не возмещен материальный ущерб, и не приводят в приговоре обоснования существенности причиненного им вреда. Судебная практика демонстрируют, насколько сложно определить «существенность» наступивших последствий, а тем более надлежащим образом обосновать их с позиции качества самого нарушения и его количественной характеристики. В связи с этим в уголовно-правовой литературе предлагаются различные варианты решения этой проблемы, как правило, путем частичного ухода от оценочной категории. Так, Т.Б. Басова предлагает разъяснить содержание последствий в преамбуле к гл. 30 УК, указав, что «…существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций не может составлять менее 100 минимальных размеров оплаты труда»[1, 16]. А.С. Снежко считает существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций или охраняемых законом интересов общества или государства ущерб, превышающий 100 тысяч рублей[2, 83]. Встречаются и дифференцированные подходы: А.В. Шнитенков считает существенным «…причинение имущественного ущерба гражданину на сумму не менее трех минимальных размеров оплаты труда, организации или государству не менее пяти минимальных размеров оплаты труда» [6, 12]. Другие авторы предлагают считать существенным такой вред, который в стоимостном выражении в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда [7, 86], т.е. равен 50000 рублей. На наш взгляд, расшифровка признака «существенности» нарушений в отношении материального вреда действительно необходима в уголовном законе. Это существенно облегчит работу правоприменителя, поскольку хотя бы частично формализует оценочный признак, однако размер вреда, подпадающего под такой признак, должен определяться не произвольно, а исходя из положений действующего УК, с учетом опыта зарубежного законодателя. Думается, что ориентир к решению поставленной задачи можно найти в конструкции состава халатности (ст. 293 УК). Федеральным законом от 08.04.2008 г. № 43-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в него были внесены изменения: последствия в виде крупного ущерба дополнены существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Поскольку общепризнанным является тот факт, что последствия в виде существенного нарушения традиционно охватывают и материальный вред (следует также из п. 18 постановления № 19), такое нововведение следует рассматривать как «выведение» из конструкции существенного вреда его «материальной» части (аналогичный прием известен зарубежному законодателю: по такому пути пошли УК Республики Беларусь и Узбекистана), поскольку трудно представить ситуацию, при которой причиненный преступлением имущественный вред вызовет конкуренцию между альтернативными последствиями нормы. Следовательно, стоимостное выражение крупного ущерба по ст. 293 УК должно быть соотносимо со стоимостным выражением существенного нарушения по иным статьям гл. 30 УК, поскольку между названными последствиями законодателем поставлен знак равенства. А если это так, то характеристика крупного ущерба может быть использована и для характеристики материального вреда по другим составам должностных преступлений, использующих конструкцию существенного вреда, в том числе превышения должностных полномочий [5, 54]. При этом необходимо учитывать изменения, внесенные в УК Федеральным законом от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». С момента его официального опубликования крупным ущербом по ст. 293 УК вместо ста тысяч рублей, признается сумма, превышающая полтора миллиона, что значительно больше зарубежных аналогов. По УК Белоруссии, например, крупным ущербом признается сумма, эквивалентная 50000 рублей; по УК Узбекистана - 106000 рублей. Однако никаких изменений в описании последствий халатности с принятием данного закона не последовало, а это означает, что именно такую сумму имущественного ущерба законодатель считает сопоставимой с последствиями в виде существенного вреда, выражающегося в иных, нематериальных формах. С учетом вышеизложенного считаем целесообразным изменить диспозицию ст. 286 УК в части описания последствий, взяв за основу законодательный прием, использованный при описании последствий халатности, т.е. с использованием альтернативного последствия в виде крупного ущерба. Примечание из ст. 293 УК необходимо перенести в ст. 286 УК, изложив его в следующей редакции: «Крупным ущербом в настоящей статье и статье 293 настоящего Кодекса признается ущерб, сумма которого превышает один миллион пятьсот тысяч рублей». Такое решение, на наш взгляд, во-первых, упростит деятельность правоприменителя, поскольку оно четко определяет границу наказуемости при наступлении последствий в виде имущественного вреда; во-вторых, полностью основано на позиции законодателя, использовавшего аналогичный прием в составе халатности (см. ч. 1 ст. 293 УК).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.