ЦЕННОСТНЫЕ МИРЫ СТУДЕНЧЕСТВА: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ Ковзиридзе М.А.

Московский государственный университет путей сообщения


Номер: 4-2
Год: 2015
Страницы: 283-288
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

студенческая молодёжь, ценности, профессиональная деятельность, student youth, values, professional activities

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются ценности студенческой молодёжи, ее профессиональные ориентации и социальное положение в современных условиях.

Текст научной статьи

В кризисный период развития российского общества важно осмыслить и понять ценности, которыми руководствуется студенческая молодежь. Не менее важно провести социологический анализ установок и жизненных планов, которыми руководствовались предшествующие поколения молодежи. Этому был посвящен исследовательский проект «Динамика ценностных ориентаций молодежи России XX века»[5, 23 ]. Участники проекта рассмотрели сложившуюся в стране ситуацию в отношении ценностей жизни и культуры молодежи постсоветской России. Анализ материалов исследования позволяет говорить о наличии у каждой личности «стержневых» ценностей, которые присутствуют в любой сфере деятельности. К ним можно отнести трудолюбие, образованность, честность, порядочность, воспитанность. Снижение значимости данных ценностей свидетельствует об их борьбе в сознании молодежи. В 1990-е годы молодое поколение высоко оценивало свои возможности создания счастливой семьи, получения хорошего образования и престижной работы. При этом в ходе исследования, проведенного В.Т. Лисовским, было установлено, что базовые ценности молодежи ориентировались в большей степени на интересную работу, чем на заработок. Молодежь также в большинстве своем предпочитала свободу материальному благополучию. Число молодых россиян, называвших своей мечтой цели, связанные с материальным достатком (иметь свою квартиру, заработать много денег, жить в достатке и т.п.), было меньше тех, кто был ориентирован на цели «непотребительского» плана (иметь хорошую семью, воспитать хороших детей, получить хорошее образование и т.п.). При этом данные о положении молодежи, начиная с 1990-х годов, представленные Центром социологии молодежи ИСПИ РАН под руководством проф. В.И. Чупрова, свидетельствуют о том, что в сфере труда увеличилась доля инструментальной ориентации [6]. При этом низкий уровень потребности в труде конфликтует с высоким уровнем неудовлетворенности материальным положением. Это можно объяснить тем, что в период трансформации общества ценностные ориентации становятся радикальными, и зачастую процессы их изменения имеют неконтролируемый характер. Экономику советского типа отличала высокая занятость всего населения, в том числе и молодежи. Предельная мобилизация трудового потенциала общества обеспечивалась заниженным уровнем оплаты труда и механизмами внеэкономического принуждения (в том числе обязательным распределением выпускников учебных заведений, санкционированной обязанностью трудиться). Поддержание трудовой активности населения на искусственно завышенном уровне в определенной степени подкреплялось идеологически (идея о том, что социалистическое общество преодолело проблему безработицы, добившись полной занятости). Жесткое регулирование и планирование трудовых отношений приводило к тому, что молодежь выбирала профессию на достаточно раннем этапе жизни и планировала карьеру на отдаленную перспективу, не опасаясь безработицы и конкуренции. При этом молодые сотрудники могли рассчитывать только на материальную компенсацию труда на уравнительных принципах, дополненную частично районными, отраслевыми коэффициентами и надбавками. Рыночные отношения, которые начали складываться на рубеже 1990-х годов, отменили практически все ограничения в сфере руда и занятости и установили в качестве основы механизм конкуренции. Вместо принципа гарантированной занятости студенческая молодежь получила свободу выбора места работы, и, как следствие, - личную ответственность за обеспечение себя работой. Материальное положение и в современной России мало зависит от результатов труда, уровня образования или квалификации. Размер дохода определяется формами собственности, когда, например, рядовые банковские служащие получают в десятки раз больше, чем высококвалифицированные инженеры на госпредприятиях или ученые. Системный кризис сузил сферы использования квалифицированного труда, прежде всего в массовых профессиях. Переориентация «престижности» видов профессионального труда в сознании молодежи не означает падения престижности квалифицированного труда, а свидетельствует о смене приоритетов в рамках специальностей этого труда. Так, в рейтинге престижных профессий первые три позиции принадлежали профессиям высококвалифицированного умственного труда - юрист, финансист, экономист[4, 92 - 100]. Однако, несмотря на то, что доходность и престижность профессий в значительной степени взаимосвязаны, не только прибыльность профессии определяет степень ее престижности. Например, профессии юриста и экономиста престижной считают вдвое больше тех, кто убежден в их прибыльности. Другими словами, в 1990-е гг. молодежь считала наиболее престижными те профессии, которые приобретали особую значимость в условиях перехода к рыночной экономике. Как в 1960-1970-е гг. высоко престижными были профессии, отражавшие приоритеты поддержания статуса СССР как великой державы (физика-ядерщика, космонавта), так и в ситуации смены общественных ориентаций молодежь в своих приоритетах стала отражать запросы российского общества. В то же время можно говорить о ярко выраженной преемственности трудовых ценностей. Свидетельством того, что это положение носит достаточно обоснованный характер, являются итоги анализа результатов выбора одного из двух основных требований к работе при ответе на вопрос: или интересная работа, или высокий заработок. Среди старшего поколения интересную работу высокому заработку предпочли 53,0%, среди молодежи - 59,0% [2, 42]. Данные показатели близки, однако материальные факторы для старшего поколения немного более значимы, чем для молодежи. Не исключено, что причиной существования данной тенденции является совместное проживание молодежи с родителями, в связи с чем существует возможность переложить часть материальных затрат на них. При этом люди старшего поколения больше ориентированы на удобство и комфортность работы - хорошие условия труда и неутомительность работы для них заметно важнее, чем для молодежи. Так, возможность профессионального роста важна для каждого четвертого молодого россиянина (и лишь для 16,3% представителей старшего поколения), возможность сделать быструю карьеру - для 11,2% молодежи (5,9% представителей старшего поколения). В 1990-е гг. новая социальная, политическая и экономическая ситуация повлияли на появление новых направлений в исследовании студенческой среды. Вместе с тем, есть и другие факторы, влияющие на усиление внимания к этой группе учащейся молодежи. Прежде всего, налицо тенденция пересмотра традиционного взгляда на высшую школу как на социальный институт массового воспроизводства узких специалистов-исполнителей. Отечественное высшее образование находится в кризисном состоянии, и эта ситуация требует своего скорейшего разрешения. Кроме того, в результате перехода от индустриального общества к информационному возникает явная необходимость синтезировать антропо- и культуросообразную модели высшего образования как способ воспроизводства нового социокультурного типа личности. Особо следует отметить, что для современного студенчества характерны качества, позволяющие легче адаптироваться к сложностям жизни в условиях рыночной экономики, делающие их более конкурентоспособными (предприимчивость, самостоятельность). По мнению Ю.А. Зубок, молодежь из разных социальных слоев имеет неодинаковые шансы самореализации уже на этапе жизненного старта. В современном обществе снижается возможность прогнозирования даже ближайшего будущего, что привносит неопределенность и нестабильность в жизнедеятельность современного молодого человека. Социально-экономический кризис в России ухудшил и без того непростое социальное положение молодежи и предопределил для многих молодых людей появление риска нереализованных возможностей. Таким образом, настоящее время, безусловно, вписывается в парадигму, охарактеризованную Ю.А. Зубок как общество риска, отмеченного его фундаментальным свойством - неопределенностью и непредсказуемостью жизненного пути, а также самоопределения в целом[3]. При этом ряд ученых отмечает ослабление институционального влияния на жизнедеятельность молодежи и расширение возможности самоопределения на основе индивидуальных представлений о желаемом и значимом. В современной России в ходе коренных социально-экономических трансформаций и политических преобразований произошло изменение социальных представлений и ценностных ориентаций личности. Открытым остается вопрос, насколько ценности российской студенческой молодежи соответствуют принципам и условиям рыночного способа хозяйствования. При этом, опираясь на данные мониторинга ценностных ориентаций, проведенного Н.А. Журавлевой в период с 1993 по 2003 гг., можно засвидетельствовать некоторую переориентацию в ценностном мире студенческой молодежи, связанную с возрастанием значимости этических ценностей и некоторым снижением прагматических, материальных ценностей в 2003 году[1, 120]. Автором было проведено социологическое исследование ценностных ориентаций молодёжи на современном этапе развития страны. В ходе исследования изучались также ценностные ориентации студенческой молодежи, т.к. одной из его целей является выявление взаимосвязи ценностных ориентаций личности и особенностей мотивационных комплексов профессиональной деятельности. Особый интерес представляет изучение изменений ценностных ориентаций молодежи в условиях ценностно-нормативной неустойчивости, характеризующей развитие нашей станы в настоящее время. Нами выделено 9 ценностей, которые можно отнести к терминальным (хорошая профессия, интересная работа; здоровье; семья; материальное благополучие; свобода; общение, дружба; власть; богатство; жизнь в свое удовольствие), а также 9 ценностей инструментального характера (порядочность, справедливость; образование; реализация своих способностей; духовное совершенствование; предприимчивость, активность; религия; справедливость; независимость; честность). Под структурой ценностных ориентаций личности в исследовании понимается иерархия ценностей, которая определяется через их ранжирование личностью. Ценностные ориентации выборки были исследованы по всему массиву, а также отдельно у учащихся 1-3 курсов и 4-5 курсов, что позволило выявить особенности формирования ценностей, характерных для развития духовного мира студенчества при переходе от младших курсов к старшим. Также в ходе исследования были сопоставлены ценностные ориентации юношей и девушек. Исследуемая выборка характеризуется более выраженной ориентацией на ценности здоровья (1-ранговое место), при этом среднее значение ранга выше у студентов 4-5 курса, а также у девушек по сравнению с юношами. Ценность семьи занимает второе место в общем массиве выборки, однако, при сравнении выборок по полу - лишь 8-е место у юношей. Общение и дружба как ценности замыкают тройку ценностного ядра в общей выборке, при этом занимая только 9-ю позицию в ценностной структуре юношей. Таким образом, настоящее исследование, как и ряд других подобных исследований в крупных городах России, показало, что главными жизненными ценностями молодежи являются здоровье, семья и общение с друзьями. В свою очередь, позиции ценностей - жизнь в свое удовольствие (11-е место по выборке), богатство (12-е место), власть (18-е место) - свидетельствуют о снижении значимости терминальных прагматических ценностей и возвращении ориентации личности к этических ценностям бытия. Однако невысокие позиции ценностей «духовное совершенствование» (15-е место по всей выборке) и «реализация своих способностей» (16-е место по выборке) могут являться следствием резкого снижения уровня материального благополучия студенческой молодежи в современных условиях и необходимости совмещать работу с учебой, пренебрегая индивидуалистическими ценностями. Результаты, свидетельствуют о том, что на момент опроса 52,1% респондентов определяли свое материальное положение как неплохое; 2,5% - как плохое и лишь 0,1% - как очень плохое. Ценность материального благополучия занимает 6-е место по всей выборке. Возможно, данная тенденция вызвана осознанием молодежью того, что реализация высоких экономических притязаний в период кризиса резко снижается. При этом ценность «материальное благополучие» заметно более ценна для юношей, чем для девушек (2-я и 5-я позиция соответственно). Это может свидетельствовать о необходимости выживания в современных условиях и более глубоком осознании своей ответственности у юношей как будущих кормильцев семьи. Вместе с тем, следует сказать о выявленных в результате исследования парадоксах молодежного сознания, например, несовпадении ценностей «справедливость» (9-я позиция по всей выборке) и «религия» (17-я позиция); «хорошая профессия, интересная работа» (4-я позиция) и «образование» (10-я позиция). Выявлена следующая тенденция: студенты старших курсов в большей степени, по сравнению с первым курсом, руководствуются непосредственными мотивами, соответствующими ценностям и целям профессиональной деятельности (мотивы удовлетворения от самого процесса и результата работы и наиболее полной самореализации), и обладают сформированной внутренней мотивацией. Пятикурсники также выше оценивают возможность повышения квалификации и продвижения по работе. При этом увеличивается ценность высокой заработной платы, однако только при возможности реализации перечисленных выше мотивов профессиональной деятельности. Иными словами, доказано, что материальные стимулы труда особенно важны лишь при условии, когда не происходит повышения содержания труда. Но в случае повышения творческих возможностей труда возрастает значимость содержания труда и происходит снижение значимости материальных стимулов. Сравнительный анализ ранговых структур ценностных ориентаций юношей и девушек, выполненный с помощью t-критерия Стъюдента, позволяет выделить ценностные приоритеты у юношей и девушек, отражающих специфику гендерных ориентаций личности. Так, для юношей более значимы ценности «материальное благополучие» (2-я позиция; у девушек - 5-я), «справедливость» (4-я и 8-я позиция у девушек соответственно), «честность» (3-е место; 6-я позиция у девушек). Другими словами, для юношей более значимы ценности, способствующие поддержанию устойчивых и положительных отношений с другими людьми. Для девушек более значимы ценности межличностного взаимодействия: семьи (2-я позиция и 8-я - у юношей соответственно); общения, дружбы (3-я позиция и 9-я - у юношей соответственно); ценность образования занимает 10-ю позицию у девушек и лишь 12-ю у юношей. Сходство ценностного сознания юношей и девушек обнаруживается в ранжировании ими индивидуалистических ценностей: здоровья, духовного совершенствования, предприимчивости, власти и ориентации на богатство (см. диаграмму). В целом, можно говорить о двух тенденциях ценностного мира студенческой молодежи: во-первых, отмечается направленность на приоритет индивидуалистических ценностей, образующих триаду ценностного ядра, - здоровье, семья, общение и дружба; во-вторых, наблюдается смещение от прагматических ценностных ориентаций (власть, богатство, жизнь в свое удовольствие) к этическим (справедливость, честность). Схожие данные представлены в материалах Н.А. Журавлевой и были выявлены у студенческой молодежи в период начиная с 2003 г. Наше исследование может явиться доказательством укрепления указанной тенденции. Таким образом, минимизация потребностей и вынужденная тактика выживания обуславливает повышение значимости иных ценностей - здоровья, семьи, дружбы, материального благополучия, которые являются основными ценностями западной цивилизации. Вместе с тем, дихотомичность сознания молодежи, его внутренняя противоречивость могут свидетельствовать о сложности общественной ситуации, когда реализуемое поведение, возможно, есть свидетельство реакции адаптивного типа.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.