ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТРУДОВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТУРЕЦКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В РОСИИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 гг Познахирев В.В.

Смольный институт Российской академии образования (Санкт-Петербург)


Номер: 5-1
Год: 2015
Страницы: 124-126
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

военнопленные, работодатели, трудовое использование, турки, prisoners of war, employers, the use of labor, the Turks

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Автор выделяет основные специфические черты контингента турецких военнопленных; перечисляет сферы отечественной экономики, в которых труд османов нашел наиболее широкое применение; приходит к выводу, что российские работодатели во многих случаях отдавали предпочтение именно работникам-туркам, в сравнении с их союзниками.

Текст научной статьи

Проблема трудового использования военнопленных противника в России в годы Первой мировой войны, как представляется, относится к числу наиболее разработанных в современной отечественной историографии, в т.ч. и на уровне специальных работ. Как можно судить из содержания последних, порядок и условия труда пленных формально не зависели от их государственной принадлежности и носили универсальный характер. Вместе с тем, анализ документов Архивного фонда РФ и иных источников позволяет выявить здесь и некоторые особенности, которые, применительно к пленникам Оттоманской империи, могут быть изложены в следующем виде. 1. В годы Первой мировой войны турки представляли собой самую малочисленную часть контингента работающих военнопленных (не считая, разумеется, болгар). Очевидно, по этой причине российские власти не видели необходимости переводить для них разного рода организационно-распорядительные акты. Так, 9 июня 1916 г. МВД направило губернаторам тысячи экземпляров «Правил о порядке исполнения пленными сельскохозяйственных работ». Документ этот, помимо русского, был отпечатан на немецком, венгерском и польском языках. Но не на турецком [1, 169]. 2. Труд турецких военнопленных в российском сельском хозяйстве нашел весьма ограниченное применение, что, во многом, детерминировалось значительными особенностями их культуры землепользования. Правда, известно, что в марте 1916 г. Министр земледелия, получив информацию о том, что турок, якобы, снимают с полевых работ, забил тревогу «на самом высоком уровне» [2, 304, 358, 393-394]. Но в целом, число османов на полевых работах в отдельных российских уездах обычно не превышало 3-10 чел. и лишь в редких случаях достигало 30 и более человек. 3. По данным российского учета, среди турецких военнопленных практически отсутствовали «лица интеллигентных профессий или знающие специальные мастерства». Так, из ведомости Тамбовского уездного воинского начальника о движении военнопленных за февраль 1916 г. следует, что ни один из 106-и находившихся в его распоряжении военнопленных «турармии» к лицам данной категории не относился [3, 58-60]. Это обстоятельство в сочетании с относительно низким образовательным уровнем основной массы турок и, напротив, их высокими физическими данными, а также отсутствием на предприятиях квалифицированных переводчиков, способных разъяснить туркам порядок производственного процесса, предопределили их использование преимущественно на малоквалифицированных тяжелых работах. 4. Как работники, турки были склонны к конформизму в куда большей степени, нежели австрийцы, венгры и германцы. В отличие от своих союзников, они обычно не требовали от работодателя улучшения пищи и условий проживания, а равно не устраивали бунтов и забастовок. Так, весной 1916 г. русские рабочие прекратили погрузку угля в Мариупольском порту после того, как администрация отклонила их требование об увеличении заработной платы. Докеров заменили пленными австрийскими славянами, как «наиболее надежными». «Надежные» сразу же отказались грузить уголь. Категорически! И не изменили своего решения даже после двухнедельного содержания под арестом на хлебе и воде [4, 137-138; 5, 145-147; 6, 12-13]. Турки за эту работу взялись. Причем брались они не только за самую тяжелую, но и за самую грязную работу. Достаточно сказать, что когда осенью 1916 г. властям Рязани понадобился персонал для «ассенизационного обоза», они почему-то не стали комплектовать его расквартированными в городе австрийцами и германцами, а предпочли привезти группу пленных турок из г. Валуйки, отстоящего от Рязани на 700 км. [7, 1209, 1229-1232]. Кроме того, при выполнении трудовых функций турки относительно редко решались на кражи, даже если работали на погрузке (выгрузке) продуктов питания, и с «пониманием» воспринимали факты того, что их зарплата на деле оказывалась меньше обещанной, чему не переставали возмущаться их союзники. В итоге, военнопленные Оттоманской империи снискали себе у российских работодателей заметную популярность. Например, 12 августа 1916 г. Правление цементного завода «Аиндар» телеграфировало в Главное управление Генерального штаба (ГУГШ), что «ввиду недостатка рабочих <…> имеет честь почтительнейше ходатайствовать о предоставлении 30 пленных, желательно турок». Почти одновременно 50 пленных, «желательно турок», запросило правление Новороссийского АО по производству портландцемента «Орел» [8, 280, 286]. Характерно, что помимо популярности, турки пользовались и достаточно высоким доверием работодателей. Это можно видеть хотя бы из датированного 4 марта 1916 г. отношения в ГУГШ одного из уполномоченных Министерства торговли и промышленности, который просил выделить 500 военнопленных на металлургические предприятия С.С. Абамелек-Лазарева, подчеркивая, что «ходатайствует об отпуске исключительно славян. Или хотя бы с частью турок, ибо другие национальности опасны как в политическом отношении, так и в отношении поджогов, взрывов и т.п.» [9, 344]. В целом же мы полагаем, что национальные приоритеты основной массы российских работодателей наиболее четко расставлены в письме Владимирской губернской земской управы от 8 февраля 1916 г. на имя губернатора. В письме этом управа ходатайствовала о направлении в ее распоряжение для производства дорожных работ «180 человек военнопленных, - предпочтительно славян, за их отсутствием - турок, а за отсутствием тех и других хотя бы и германцев» [10, 12]. Если рассматривать сферы применения труда военнопленных Оттоманской империи более детально, то, как следует из комплексного анализа архивных документов, турки трудились в России на раскорчевке леса, на распиловке и заготовке дров и шпал, в сфере дорожного строительства, на гидротехнических и разного рода мелиоративных работах. Они работали в шахтах и открытых карьерах, добывая уголь, железную руду, цементное сырье, камень и т.д. Османы состояли при городских, земских и уездных управах, где исполняли самые разные обязанности: от хлебопеков до санитаров психиатрических больниц. Их можно было увидеть на шпалопропиточных, цементных и сахарных заводах, на мельницах и в сапожных мастерских. Особенно масштабным характером труд турок отличался в Кавказском военном круге, где из пленных было сформировано 7 рабочих батальонов, не считая большого числа мелких инженерных команд и дружин. Они ремонтировали дороги в тылу Кавказской армии, обслуживали гарнизоны и порты, обеспечивали деятельность этапных пунктов и промежуточных продовольственных магазинов, работали санитарами в полевых подвижных госпиталях и лазаретах Красного Креста, а также выполняли ряд иных функций, вплоть до строительства различных объектов в частных имениях.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.