СПЕЦИФИКА ОТНОШЕНИЙ СХОДСТВА И СМЕЖНОСТИ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ СТИЛЕ (НА ПРИМЕРЕ РОМАНА И. ВО «DECLINE AND FALL») Петрова Н.Н.

Нижнетагильский государственный социально-педагогический институт (филиал) ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет»


Номер: 5-1
Год: 2015
Страницы: 282-285
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

contiguity, similarity, metonymy, metaphor, antonomasia, unpredictability, intertext, vagrant story, alogism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется специфика смежности и сходства в художественном тексте как фактор индивидуального стиля.

Текст научной статьи

Ивлин Во - крупнейший английский писатель. Его произведения органически связаны с классическим наследием таких великих английских сатириков, как Г. Филдинг, У. М. Теккерей, Дж. Свифт, Т. Смоллетт и многих других. Д. Волчек отмечает, что многое в творчестве И. Во является предметом сатиры: «дорогостоящие частные школы, «скромное обаяние» повес из неистребимого племени «золотой молодежи», прожигающих жизнь в шумных кутежах и скандальных развлечениях, темные дельцы, умело прибирающие к рукам политиков целые страны, беспринципные журналисты, жадные до шумных сенсаций и эффектных разоблачений» [2,14]. Сатирические произведения И. Во до настоящего времени сохраняют свою привлекательность для читателей. Персонажи и образы этого автора в большинстве своем откровенно фарсовые и карикатурные. Это эскизы, которые раскрываются в многочисленных диалогах и являются главным структурообразующим элементом повествования. Н. Мельников подчеркивает тот факт, что повествовательная манера И. Во насквозь кинематографична: его романы 30-х годов построены по принципу монтажа небольших сценических эпизодов и комичных, живыхдиалогов, которые чередуются с головокружительной быстротой [3, 28]. Уже первый его роман «Упадок и разрушение» («Decline and Fall») явился ярким примером неприятия автором цинизма и высокомерия буржуазного мира. Центральный конфликт этого романа, «полного странных персонажей и их невероятных, с точки зрения повседневной логики, похождений - это знакомство наивного и неискушенного человека… с кризисной реальностью английского общества» [3, 29-30]. Тот факт, что произведения И. Во носят ярко выраженный иронический, порой даже сатирический характер, сказался на индивидуальном стиле писателя. Наиболее важными стилеобразующими средствами в романе «Decline and Fall» являются такие средства вторичной номинации, как антономасия, метафора и метонимия. С первых страниц романа писатель, давая оценочную характеристику своим персонажам, высмеивает их недостатки, прибегая к помощи антономасии второго типа, то есть, используя прием «говорящей» фамилии. Проиллюстрируем данное утверждение примерами. Mr. Sniggs - вероятно, имя героя образовано от глагола «to snigger» - «смеяться, хихикать». Антономасия здесь служит для достижения юмористического эффекта, для того, чтобы охарактеризовать героя как насмехающегося над людьми, причем делающего это исподтишка. «It’s Pennyfeather - someone of no importance» [1,38] - в составе фамилии две лексемы - «пенни» и «перо». Очевидно, что сочетание обоих этих слов создает особый антономасический эффект, принижая значимость персонажа, указывая на то, что человек, о котором идёт речь, безвольный, бесхарактерный, слабый, незначительный. Такие характеристики героя подтверждаются сюжетом романа. Другой образ - Captain Grimes. Фамилия этого персонажа образована от существительного «grime» - «грязь, сажа», что служит причиной порождения типичной антономасии: данный герой груб и невежествен, читатель понимает, что именно это подразумевает его «говорящая» фамилия. Philbrick - фамилия дворецкого также реализует антономасию, поскольку составлена из двух слов «phil» - «философский» и «brick» - «молодчина, хороший парень (разг.)», сочетание которых формирует образ положительного человека, философски относящегося ко всему происходящему. В данном случае фамилия находится в диссонансе с подлинной сущностью персонажа, что создает у читателя эффект обманутого ожидания. Mr. Prendergast - в данном примере для достижения антономасического эффекта автор прибегает к анаграмме двух слов «to pretend» - «притворяться» и «disgust» - «отвращение», «омерзение», фонетически и семантически создавая тем самым у читателя образ непорядочного, лживого сплетника Прендергаста. Lady Circumference - фамилия героини переводится как «окружность», образно характеризуя леди Серкамференс как человека ограниченного и отличающегося узостью и замкнутостью суждений. Помимо этого, фамилия дает и физические характеристики (по сюжету, героиня - тучная особа). «Clutterbuck ran past the door, whistling hideously» [1,55] - фамилия героя образована от двух слов «clutter» - «суматоха» и «to buck» - «брыкаться», что также реализует прием антономасии, проявляющийся в приписывании герою качеств, отраженных в его фамилии или имени. В данном случае можно говорить о том, что Клаттербак - суетливый, шумный, непослушный мальчишка. Красноречиво характеризуют персонажей романа, дочерей директора частной школы, и их имена. Flossie (сокращ. уменьшит.-ласкат. от «Florence») - вероятно, имя героини образовано от существительного «flossie», которое переводится как «развязная девица». Это логически соотносится с поведением и манерами героини. Таким образом, автор посредством «говорящего» имени косвенно выражает свое негативное отношение к данному персонажу. Dingy (сокращ. уменьшит.-ласкат. от «Diana») - дословно имя героини переводится как «выцветший», «тусклый», «пошлый», «сомнительный» (о репутации). Использование антономасии в данном случае подчеркивает неумение героини одеваться со вкусом, ее внешнюю непривлекательность. Возвращаясь к индивидуальному стилю И. Во, следует отметить, что не менее важным средством косвенной характеристики речи, поведения и образа жизни персонажей в произведениях автора является метафора. В произведениях И. Во зачастую метафорическому переносу подвергаются обстоятельства образа действия и сказуемые, которые носят образный характер, подчеркивая при этом особенности индивидуальных характеристик или поведения персонажей. «They advanced huddled together with the loping tread of wolves» [1,79]: в данном примере метафорический перенос связан с обстоятельством образа действия «волчьей трусцой», которое ярко и наглядно характеризует особенности походки и поведения музыкантов. В следующих примерах переносу подвергается сказуемое, что создает образ одинокого человека: «My heart bleeds for you»; «...he is going to break hisheart with loneliness» [1, 265, 304]. В данном случае автор использует достаточно стертые, клишированные метафоры. В использовании писателем метафорических переносов можно отметить еще одну особенность - оригинальную комбинацию прилагательных, наречий и фразеологизмов, характеризующих эмоциональное состояние: «I feel deliriously happy»; «My children are home for holidays - merry, affectionate, sadly boring» [1,85, 123]. В предложении «Cupid’s jolly little darts?» [1,98] метафорическому переносу подвергается подлежащее: состояние влюбленности Пеннифезера скрыто сравнивается капитаном Граймсом с «прекрасными маленькими стрелами Купидона», следовательно, автор использует вторичную номинацию для характеристики влюбленности Пола в миссис Бэст-Четвинд. В первой части примера «It’s the seed of life we carry about with us like our skeletons, each one of us unconsciously pregnant with desirable villa residences» [1,107] переносу по сходству подвергается дополнение. Бремя жизни каждого человека иносказательно номинируется как «семя жизни». Во втором случае данный образ раскрывается более подробно посредством метафоры, несущей в себе идею зарождения жизни. Для стиля И. Во также характерно употребление номинативных метафор: «The quad below was a kaleidoscope of dimly discernible faces»; «Beyond them at the end of the Avenue stands the Castle, a model of mediaeval impregnability» [1,36, 44]. В первом примере метафорическому переносу подвергается предикатив: двор сравнивается с калейдоскопом человеческих лиц; во втором - автор употребляет номинативную метафору в позиции подлежащего, что обусловлено необходимостью ярко и образно описать частную школу и заострить внимание читателя именно на ее сходстве со средневековым замком. Как видно из вышеупомянутых примеров, на протяжении всего романа И. Во стремится к созданию уникальных авторских метафор, Однако он также прибегает к помощи языковых, стертых метафор при характеристике речи и поведения отдельных героев. В следующем примере очевидно, что метафора создаёт эмоциональную оценку речи персонажа: «One goes through four or five years of perfect hell at an age when life is bound to be hell…» [1,50] - здесь обучение в частной школе, которое метафорически сравнивается с «четырьмя - пятью годами настоящего ада», служит речевой характеристикой говорящего (капитана Граймса) как грубого, малообразованного человека, прибегающего к использованию сниженно-разговорной лексики для выражения эмоций. «I’d go through fire and water for that girl» [1,с.99] - в данном примере метафора является скорее языковой, нежели авторской, поскольку выражение «в огонь и воду за кого-либо» является устойчивым, и оно зафиксировано во многих фразеологических словарях. «…but ever behind me, unseen, stood stark Justice with his two-edged sword» [1,109]. Отношения сходства в примере проявляются в скрытой аналогии возмездия за содеянные капитаном Граймсом грехи с богиней правосудия Немезидой, вооруженной обоюдоострым мечом. Граймс использует подобные высокопарные метафорические высказывания в своей речи, чтобы предать ей оттенок трагичной торжественности. «The black cloud has passed» [1,111], said Grimes. - метафора в примере также скорее стертая, нежели авторская, оригинальная: «Тучи миновали» - выражение, передающее облегчение говорящего оттого, что нечто опасное прошло стороной. Таким образом, проанализировав функционирование метафоры в индивидуальном стиле И. Во, можно сделать вывод о том, что данный троп является одним из важнейших и наиболее частотных в произведениях данного автора и что он служит, наряду с антономасией, основным средством прямой и опосредованной (речевой) характеризации героев. В произведениях И. Во также часто встречается номинация по смежности значений. Метонимия, как яркий символический троп, в работах данного автора остается категорией описательной. Она создаёт и усиливает зрительно ощутимые представления, оставляя за собой приоритет косвенной характеристики явления. Метонимия исключает все сопутствующие признаки и оставляет характерный признак события или явления. Например: «Toby got the V.C. in the Dardanelles and turned respectable» [1,71] - отношения смежности в данном случае представлены переносом названия географического места на произошедшее там событие (Дарданеллы - пролив, но в произведении имеется в виду битва за захват пролива англо-французскими войсками в 1915-1916 гг.). «After him… came Mrs. Beste-Chetwynde - two lizard-skin feet, silk legs, chinchilla body…» [1,88] - в этом примере отношения смежности выстроены автором на основе употребления названий тканей вместо изделий, из них изготовленных. Это дает читателю возможность с первых мгновений знакомства с миссис Бэст-Четвинд подчеркнуть то, насколько она состоятельна, а также создать «калейдоскопичный» образ. И. Во в своих произведениях часто прибегает к использованию метонимических связей, которые базируются на замещении названия предмета названием материала, из которого он изготовлен. Это делает его манеру повествования более компактной и информативной. Например: «What price the ancestral silver?» said Grimes [1,107]. В данном примере слово «серебро» употребляется в значении «столовое серебро» (столовые серебряные приборы). «All that was most sonorous of name and title was there for the beano» [1,35] - в данном предложении автором используется разновидность метонимии - синекдоха (замена множественного числа единственным и наоборот), а также, учитывая значение слова «title» в данном контексте, можно судить о наличии метонимического переноса (употребление слова «титул» вместо слова «люди» или «знать»). В следующих примерах метонимические связи проявляются в назывании имени автора вместо произведений, им созданных: «There was a hush in Onslow Square, unbroken except by Paul’s guardian’s daughter’s gramophone playing Gilbert and Sullivan…» [1,с.40], «I read Shakespeare», - said Chokey [1,92]. «The entire school were by this time assembled in the hall» [1,56] - метонимические связи в данном примере представлены называнием учреждения вместо коллектива данного учреждения: «школа» вместо «коллектив школы и ученики». Подводя итог, можно сделать вывод о том, что частотное употребление в речи героев романа «Decline and Fall» средств смежности и сходства (метафор. метонимий, антономасии) является фактором индивидуального стиля, а также способствует созданию эффекта непринужденной разговорной речи персонажей в произведении и наглядно демонстрирует принцип языковой экономии, присущий естественной повседневной речи людей.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.