ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ПАЦИЕНТОВ НА РАННЕЙ СТАДИИ ФОРМИРОВАНИЯ ХИМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ Финкель Н.В.

ГБУЗ МНПЦ наркологии


Номер: 5-2
Год: 2015
Страницы: 227-231
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

психологическая коррекция, химческая зависимость, психоактивное вещество, невротическое расстройство, psychotherapy, chemical addiction, drug, neurosis

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья представляет собой обобщение авторского опыта психологической коррекции химической зависимости на ранней стадии ее формирования у пациентов со стойкими невротическими расстройствами. В статье анализируются механизмы формирования химической зависимости и исследуются возможности ее психологической коррекции. На практике результаты работы могут быть использованы для повышения эффективности профилактики злоупотребления психоактивными веществами.

Текст научной статьи

1.Введение. Проблема злоупотребления психоактивными веществами является одной из самых злободневных как в медицинском, так и в социальном аспектах. Основной путь решения этой проблемы - профилактика приобщения к психоактивными веществами. Очевидно, профилактика может быть действенной только в том случае, когда она направлена на устранение причин явления. Анализу причин и предпосылок наркотизации и алкоголизации посвящено большое количество исследований [1; 2;7; 8; 9 ]. Все многообразие этих предпосылок чаще всего объединяется в 3 основные группы: биологические, социальные и психологические (в том числе и психопатологические). В нашей работе основной акцент делается на психопатологических предпосылках приобщения к психоактивным веществам. Весь опыт работы в пациентами, страдающими химическими зависимостями, свидетельствует о существенной роли наличия в преморбиде психической патологии. Наиболее часто встречающиеся варианты - неврозы и расстройства личности [1;7;9 ]. Ведущее значение в развитии химической зависимости всегда придавалось расстройствам личности. Связь между расстройствами личности и наркотизацией (в широком смысле слова, как приобщение к любым психоактивным веществам) неоднозначна. Не все формы расстройства личности способствуют наркотизации; некоторые, напротив, даже препятствуют (например, расстройства личности астенического круга). Что касается неврозов, то их связь с наркотизацией изучена значительно меньше. Она достаточно сложна и существенно зависит от вида и степени тяжести невротических проявлений. В нашей работе анализируется опыт практической клинико-психологической помощи лицам, злоупотребляющих психоактивными веществами - от обычных сигарет до наркотиков. Особенностью данной работы является то, что все описанные в ней пациенты еще до приобщения к психоактивным веществам страдали невротическими расстройствами. Причем, в их внутренней картине болезни, именно психологический дискомфорт, связанный с невротическими симптомами, выступал как причина приобщения и последующего продолжения злоупотребления психоактивными веществами. Нашей основной задачей было продемонстрировать, что облегчение невротической симптоматики играет существенную роль в формировании стойкой ремиссии злоупотребления психоактивными веществами. Таким образом, объектом исследования являются пациенты с сочетанной формой психических нарушений - пристрастием к психоактивным веществам и предшествующими во времени невротическими расстройствами. Предметом исследования является связь между этими видами нарушений: невротические расстройства рассматриваются как причина приобщения к психоактивным веществам и как фактор, поддерживающий их дальнейшее употребление и формирование зависимости. Основная гипотеза исследования состоит в том, что психологическая коррекция исходных невротических расстройств ведет к ремиссии злоупотребления психоактивными веществами, по крайней мере на ранней стадии формирования химической зависимости. 2. Характеристика контингента пациентов. В нашей работе анализируются данные 18 пациентов, из них 11 мужчин и 7 женщин. Основной критерий отбора пациентов - наличие стойких невротических расстройств в сочетании с проблемами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами. Возрастной диапазон анализируемой группы пациентов (на момент первого обращения за медицинской помощья) - от 16 до 35 лет. Все пациенты за психологической помощью обращались по собственной инициативе, и, таким образом, были уже замотивированы для прохождения курса психологической коррекции. Их субъективные жалобы носили двойственный характер. На первый план выступали невротические расстройства психики. По нозологическим типам эти расстройства распределялись следующим образом: - Обсессивно- компульсивные расстройства с навязчивыми состояниями (мысли или действия) наблюдались у 6 пациентов, 4 мужчин и 2 женщины. - Тревожно-депрессивные расстройства были диагносцированы у 7 пациентов, 3 мужчин и 2 женщины. - Фобии наблюдались у 5 пациентов (4 мужины и 1 женщина), из них 3 пациента страдали социальными фобиями, преимущественно в сфере общения, особенно с противоположным полом, 2 пациента страдали специальными фобиями. Помимо этого, все пациенты признавали употребление психоактивных веществ, причем, сами считали это серьезной проблемой. 12 пациентов употребляли алкоголь, 2 - каннабиоиды в сочетании с алкоголем, 1 перешел на употребление алкоголя после длительного (7 лет) периода употребления опиатов (героин внутривенно) и последующего полного воздержания от психоактивных веществ в течение 3 лет, один пациент перешел к употреблению алкоголя после 2-х лет смешанного употребления стимуляторов и каннабиоидов. Еще один пациент в течении нескольких лет употреблял летучие растворители с частотой 1 раз в неделю в выходные дни. Наконец, 1 пациент более всего был обеспокоен табакокурением (курили еще 4 пациента, но не заявляли это в качестве проблемы). Всем пациентам после обследования, проводимого совместно с врачами психиатрами-наркологами, был выставлен диагноз «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ». Общей чертой внутренней картины болезни наших пациентов было то, что первичными и основными они считали невротические расстройства, а употребление психоактивных веществ рассматривали как следствие психологического дискомфорта, вызванного невротическими симптомами. Сам факт пристрастия к психоактивным веществам также серьезно беспокоил пациентов, при этом все они были убеждены, что эта проблема решится «автоматически» после устранения первичных симптомов. На временной шкале у всех пациентов невротические расстройства предшествовали началу употребления психоактивных веществ. Причем, у некоторых пациентов невротические симптомы проявились еще в детстве, а у других, по результатам клинической беседы, можно предположить наличие в детском и подростковом возрасте акцентуированных черт характера [6]. 3. Методика клинико-психологической работы с пациентами. Психологическая работа со всеми пациентами начиналась с клинической беседы и психодиагностического обследования. Основная задача - оценка особенностей личности и эмоционально-волевой сферы пациента. Также оценивалось состояние основных когнитивных функций - памяти, внимания, мышления. После завершения диагностического этапа, каждому пациенту предлагалось пройти курс психологической коррекции. Работа строилась на базе мультимодального подхода, то есть использовались методики из арсенала различных направлений - психосинтеза, гештальт-терапии, НЛП, арттерапии, «символдрамы», логотерапии, релаксационные, суггестивные и др. методики [3; 5; 10; 11]. Причем, подбор методик был строго индивидуальным, зависел от личностных особенностей и уровня интеллектуального развития пациента. С 6 пациентами психологическая коррекция была ближе к мономодальной: в качестве основного использовался метод кататимного переживания образов (символдрама) по Х.Лейнеру[ 5 ], а некоторые из перечисленных выше методик использовались как вспомогательные. Более подробно методические особенности работы с этими пациентами будут рассмотрены в наших последующих работах. Длительность курса психологической коррекции составляла от 15 до 30 сеансов. С 5 пациентами и в настоящее время ведется работа в режиме поддерживающей терапии. Эффективность проведенной психокоррекционной работы оценивалась по следующим критериям: - отказ от психоактивных веществ или по крайней мере существенное снижение частоты и количества их употребления, - объективное изменение социально-психологического статуса пациента (учеба, работа, изменение круга общения и интересов), - субъективная оценка пациентом своего психического состояния и качества жизни. 4. Описание результатов работы. В общем виде о результатах работы можно сказать следующее. Лишь у 2 из 18 пациентов не удалось достичь сколько-нибудь существенного улучшения состояния (речь идет и о невротической симптоматике, и о пагубном пристрастии к употреблению психоактивных веществ). Причем, один из них впоследствии согласился на то, чтобы психокоррекционная работа сопровождалась лекарственной терапией. Пациента проконсультировал врач психиатр-нарколог, и после периода психокоррекции в сочетании с курсом приема игланила, положительная динамика все же была достигнута. Заметим, то все вошедшие в выборку пациенты изначально не были настроены на прием медикаментов. У всех остальных пациентов наблюдалось отчетливое улучшение состояния. Во-первых, уменьшилась выраженность невротической симптоматики, а в одном случае невротический симптом (фобия) исчез полностью. Во-вторых, существенно снизилось количество и частота приема психоактивных веществ. Пациентам, один из которых был обеспокоен проблемой табакокурения, а второй употреблял летучие растворители, удалось расстаться с этими пагубными привычками полностью. Тех пациентов, которые злоупотребляли алкоголем, на момент окончания курса психологической коррекции можно было рассматривать как употребляющих в рамках культурной традиции - изредка, в небольших количествах на праздничных застольях. Напомним, что применительно к наркотикам понятие «употребление в рамках культурных традиций» вообще не используется. У пациента, на момент обращения употреблявшего каннабиоиды, частота их приема снизилась до 1- 2 раз в год, вместо изначальных 2 - 3 раз в месяц, при этом изменились мотив и ситуация приема: это уже не было попыткой снять психическое напряжение, а проделывалось только для «поддержания компании» в ситуации редких случайных встреч со знакомыми «из прежней жизни». Причем, существенному снижению или полному прекращению приема психоактивных веществ у всех пациентов предшествовало ослабление остроты эмоциональных переживаний по поводу своего пристрастия: тревоги, чувства вины, страха за свое здоровье; изменилась оценка ситуации как безнадежной, появились уверенность в своих силах и позитивная оценка временной перспективы. 5. Обсуждение результатов. Основной предмет обсуждения в данной работе - связь между невротической симптоматикой и злоупотреблением психоактивными веществами, а также специфика психологической помощи пациентам, сочетающим эти виды расстройств. В вводной части работы мы уже отмечали, что среди причин и предпосылок приобщения к психоактивным веществам и последующего формирования зависимости велика роль наличия нервно-психических расстройств, и, в частности, неврозов [1; 2; 9 ]. Однако, характер этой связи достаточно сложен и мало изучен. Значительно глубже в литературе изучена обратная связь между злоупотреблением психоактивными веществами и формирующимися вследствие этого психическими отклонениями [2; 7; 9]. На «ядерное» психическое расстройство - зависимость от психоактивных веществ - наслаивается значительное количество эмоциональных нарушений: вина, беспокойство, тревога, страх. Как было отмечено выше, это наблюдалось и у наших пациентов. Причем, у пациентов, уже имеющих выраженную зависимость от психоактивных веществ, практически невозможно отделить эти невротические наслоения от тех, которые предшествовали и послужили одной из причин формирования психической зависимости. Помимо чисто теоретического интерса, что является причиной, а что следствием химической зависимости, решение этого вопроса имеет и практическое значение - для выбора стратегии психологической помощи, основной мишени воздействия. Особенность нашей работы состояла в том, что все отобранные в анализируемую группу пациенты, несомненно, имели невротические расстройства еще до того, как начали употреблять психоактивные вещества. Причем, по крайней мере субъективно, все они были убеждены в том, что употребление психоактивных веществ является прямым следствием беспокоящей их невротической симптоматики. Это упрощает выбор стратегии и основной мишени психокоррекционного воздействия. Внутренняя картина болезни уже содержит основной психологический запрос: пациенты были убеждены в том, что единственный способ справиться с пристрастием к психоактивным веществам - это облегчение невротической симптоматики. В связи с этим, необходимо заметить, что при попытках психотерапевтического воздействия на химическую зависимость, вопрос о том, что именно корректировать, представляет собой отдельную проблему. Число методов, воздействующих на саму тягу к психоактивному веществу (то есть ядерную часть психических расстройств) очень ограниченно. В основном это методы суггестии - от беседы с суггестивными компонентами до классического гипноза. Суггестия в качестве составной части входит и в медицинскую процедуру «кодирования». Вторая группа методов - это директивно-поведенческие, начиная от «мягких» - таких, как рекомендации не иметь дома сигарет или алкоголя, обходить подальше места, где их можно купить; и до более «жестких», полностью меняющих образ жизни и круг общения, вплоть до полной изоляции, добровольной или не совсем, - монастырь, длительное плавание и т.п. Значительно большая часть психотерапевтических методов направлена не на саму тягу, а на те «наслоения», которые формируются вокруг «ядра», и входят в сложную структуру зависимости. Очевидно, что психологическая работа с этими «наслоениями» - это попытка устранить не причину, а следствие. Разумеется, существует механизм «порочного круга»: чтобы заглушить вину и тревогу по поводу приема психоактивного вещества, человек снова одурманивается. Воздействие на те невротические симптомы, которые сопутствуют «тяге», разрывают этот порочный круг и тем самым могут способствовать ремиссии основного заболевания. Однако, можно предположить, что более эффективным окажется воздействие на исходные психологические причины приобщения к психоактиваным веществам и формирования зависимости. В нашей работе это предположение нашло весомое подтверждение. Психокоррекционная работа с нашими пациентами была направлена именно на то расстройство, которое выступало как исходное. При этом, у подавляющего большинства пациентов, эта работа приводила не только к облегчению или полному устранению невротической симптоматики, но и к стойкой ремиссии злоупотребления психоактивными веществами, что подтверждает основную гипотезу исследования. Поскольку у наших пациентов формирование химической зависимости находилось на ранних стадиях, то в этой связи уместно вспомнить бытующее мнение, что в наркологии, в отличие от других отраслей медицины, пациенты более курабельны не на ранних, а на поздних стадиях («оттолкнуться, достигнув дна»). Результаты нашей работы не согласуются с этим убеждением. Практическое следствие проделанной нами работы состоит в том, своевременная психологическая помощь, психологическое просвещение и психогигиена - основной путь предотвращения алкоголизации и наркотизации населения. 6. Выводы. - Наличие невротических расстройств может стать основной причиной приобщения к психоактивным веществам. - На ранних стадиях формирования химической зависимости эффективной является психологическая коррекция исходных невротических расстройств: она ведет не только к облегчению невротической симптоматики, но и к формированию стойкой ремиссии злоупотребления психоактивными веществами. - Профилактика алкоголизации и наркотизации должна в качестве существенного звена включать психологическое просвещение, психологическую гигиену и профилактику, а также индивидуальную психологическую помощь, направленную на устранение имеющихся нервно-психических расстройств. В качестве иллюстрации всего вышесказанного приведем историю одного из наших пациентов (пример социальной фобии в сочетании с употреблением сначала наркотиков, а затем алкоголя). С.Н. впервые обратился на прием в возрасте 30 лет. О раннем детстве рассказывает скупо, без видимых эмоций, считает, что «все было нормально». В подростковом возрасте стал испытывать выраженную неуверенность в общении с девочками, считал себя неполноценным в сексуальном плане, причем даже анатомически и физически воспринимал себя как«недоразвитого». В юношеском возрасте в бассейне случайно познакомился с «крутым парнем». Тот «помог» С.Н. обрести уверенности в своей полноценности, склонив его к гомосексуальному контакту, после чего С.Н. вскоре оказался в компании молодых людей, употреблявших героин и добывающих средства мошенничеством. «Красивая жизнь» и употребление наркотиков понравились, придавали уверенность в себе. Пользовался успехом у женщин, чувствовал себя «суперменом». Героин употреблял внутривенно в течение 7 лет «по системе», за медицинской помощью никогда не обращался, «переламываться» ездил на юг. Не обеспокоился, даже узнав, что болен гепатитом С. Переломным моментом стало очередное квартирное мошенничество, компанией заинтересовались правоохранительные органы, грозил тюремный срок. С.Н. «осознал, до чего докатился». В одиночестве метался по комнате, кричал, рвал волосы и царапал лицо. На суде единственный из всей компании получил срок условно - «наверное, пожалели». В течение 3-х лет не употреблял вообще никаких психоактивных веществ, утверждает, что даже не испытывал тяги. На работу устроился с большим трудом, имея купленный в коммерческом ВУЗе диплом экономиста и не имея даже начатков реальных знаний. В силу своего обаяния, на работе пользовался всеобщей симпатией и поддержкой. Основные жалобы - на страх общения с женщинами, даже пожилыми. Когда к нему обращается женщина, С.Н. «теряет дар речи, лицо перекашивается, зубы оскаливаются в дурацкой улыбке». Обед в столовой - ежедневная пытка: рука с ложкой дрожит, суп выливается, каша рассыпается, стакан до рта донести не может. Перед корпоративными праздниками страдает неделями: едва пережив новый год, с ужасом ждет 8 марта. Все усилия нормально выглядеть - напрячь мышцы лица и т.п. - лишь усугубляют ситуацию. Обнаружил, что 50 - 100 г. коньяка решают проблему, напряжение спадает. Всюду носит с собой фляжку с коньяком. Если фляжки с собой не оказывается, а «ответственный момент» настает (например, из соседнего отдела должна зайти сотрудница за документами), бежит в ближайший ларек, несколько раз воровал из служебного холодильника чужое спиртное. Очень обеспокоен алкоголизацией, особенно с учетом наличия диагноза «гепатит С», но отказаться от алкоголя уже не может, стал выпивать даже дома в одиночестве. Мечтает «стать открытым для людей, просто разговаривать о чем-нибудь». Также хотел бы иметь отношения с женщинами - нормальной сексуальной жизни у него вообще никогда не было. С.Н. прошел курс психотерапии из 30 сеансов, сейчас работа с ним продолжается в режиме «поддерживающей терапии». Использовались методы «символдрамы» по Х.Лейнеру [5 ], методы релаксации, снятия мышечных зажимов, а также экзистенциальные методы и некоторые другие [6;10; 11]. Основной результат работы с этим пациентом - переоценка ценностей, изменение поставленных целей. Инфантильные для взрослого мужчины жизненные цели - свободно общаться в компаниях, флиртовать с женщинами - отошли на второй план. Он осознал необходимость профессионального роста и самоутверждения, поступил на бухгалтерские курсы. Одиночество перестал воспринимать как катастрофу. Заинтересовался религией, стал посещать церковь, появились новые знакомые. В отношениях с женщинами стал пытаться не «весело болтать», а завести серьезное знакомство. Стал заботится о своем здоровье, вспомнил, что всегда любил плавать и записался в бассейн. Повысилось чувство принятия себя. Застенчивость перестал воспринимать как позор, при знакомстве иногда предупреждает, что по характеру он малообщительный и застенчивый. Существенно сократился прием алкоголя. В настоящее время позволяет себе выпить только в компании, за праздничным столом, причем в «символических» дозах. Это - один из примеров, подтверждающих основную мысль нашей работы: о том, что облегчение исходной невротической симптоматики ведет к ремиссии злоупотребления психоактивным веществом (в данном случае алкоголем).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.