ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ЭПИСТОЛЯРНОГО ДИСКУРСА КАК СПЕЦИФИЧНОЙ ФОРМЫ КОМУНИКАТИВНО-РЕЧЕВОЙ ПРАКТИКИ И ИХ СООТНОШЕНИЕ С ТЕОРИЕЙ К.Ф. ГЕЛЛЕРТА Александер Л.-Л.-В. Й.

Московский городской педагогический университет


Номер: 6-2
Год: 2015
Страницы: 9-11
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

эпистолярный дискурс, эпистолография, формы коммуникативно-речевой практики, epistolary discourse, epistolography, forms of communicative speech practice

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется роль коммуникативной функции в эпистолярном дискурсе и соотношение эпистолярного дискурса как одной из форм межличностного общения с нормами, сформулированными К.Ф. Геллертом для немецкоязычной эистолографии.

Текст научной статьи

Современные ученые большое внимание уделяют функциональной специфике дискурса, в том числе, эпистолярного дискурса. Так, выделение функций, выполняемых конкретным типом дискурса, позволяет более четко осветить его специфические особенности и создать целостное представление о дискурсе как особой форме коммуникативно-речевой практики [8, 146]. Эпистолярный дискурс понимается как одна из форм реализации сферы межличностного общения, выполняющая ряд важных функций, а функция - «роль в реализации целей и задач общения и других экстралингвистических стилеобразующих факторов той или иной речевой разновидности, ее назначения в социуме» [4, 402]. Следовательно, для определения стилевых функций необходим учет широкого социокультурного контекста. Вопрос о стилевых функциях уже рассматривался учеными Пражского лингвистического кружка, а также в работе В.В. Виноградова 1963 года [3, 61 et seq.]. В связи с тем, что варианты реализации эпистолярным дискурсом своих функций комплексно не анализируются, и работ, посвященных данной тематике, на сегодняшний день не существует, имеет смысл обратить внимание на типы и способы реализации функций эпистолярного дискурса в эпистолографии XVIII-XIX вв. Ключевую позицию среди функций эпистолярного дискурса занимает коммуникативная, так как именно коммуникативная задача как главный фактор побуждения к созданию дискурса обусловливает его существование. Конечная цель данной функции заключается в создании контакта между адресатом и адресантом для передачи сообщения и разного рода воздействия составителем письма на адресата. Особенностью коммуникативной функции эпистолярного дискурса является ее опосредованность. Осуществление данной функции происходит при воздействии а) с временной задержкой и б) с пространственного разделения. По мнению Н. И. Белуновой, в структуре эпистолярных текстов коммуникативная функция реализуется в категории речевого общения - «эксплицированной категории текста дружеского письма», понимаемой в качестве «вербального письменного опосредованного межличностного коммуникативного процесса (обмена информацией)» [1, 80]. Отметим, что исключительное значение коммуникативной функции для эпистолярного дискурса выражается, по мнению А.В. Курьяновича, в том, что данная фунция, по сути - «исходная», поскольку все остальные функции могут реализовываться «только в акте коммуникации как отдельные его характеристики, доминирующие или периферийные для него» [8, 147]. А.В.Курьянович считает, что эпистолярный дискурс обнаруживает потенциальные возможности к реализации следующих частных функций: информативной, референциальной, когнитивной, воздействующей, эмоционально-оценочной, экспрессивной, метаязыковой, кумулятивно-трансляционной, фатической, этикетно-ритуальной, императивной, художественно-эстетической, функции самопрезентации. Рассмотрим, насколько данное утверждение согласуется с тезисами Геллерта и, следовательно, с эпистолографией XVIII-XIX веков. Информативная функция эпистолярного дискурса состоит, собственно, в передаче сообщения, констатации фактов. К.Ф. Геллерт пишет о необходимости сообщения в письме в бóльшей степени мыслей о мироощущении («Weltempfinden»), чем событий или фактов. «Событие не должно служить единственным поводом составления письма» («Ein Ereignis darf nicht alleyn zum verfassen eynes Briefes füren können») [9, 602]. Коммуникативная задача эпистолярного текста естественно обусловливает характеристики его содержания, динамику, пространственно-временную характеристику, фабульность; среди лингвистических характеристик - выбор конкретной лексики с собственно номинативным значением. Если информативная функция, по Геллерту, вторична, то она не может выступать в роли коммуникативной задачи письма XVIII-XIX вв. Тогда встает вопрос о специфике информативной функции эпистолярного дискурса. Специфика передачи информации от автора к адресату в его рамках заключается в бóльшей, чем в других сферах коммуникации, обусловленности этой информации личностным фактором. Так, осуществляется в определенной степени закономерная ориентация автора на собеседника - его интеллектуальный и духовный уровень, кругозор, актуальные темы. С другой стороны, происходит авторская «обработка» информации. Адресант пропускает весь материал через призму собственного восприятия, осуществляя его отбор в соответствии с системой своих ценностных параметров. В эпистолярии, таким образом, не существует четкого соотношения между объективными и субъективными смыслами содержащейся информации, что отражается на уровне лексических форм презентации авторской установки в виде использования «прагматически заряженных» лексических единиц, становящихся языковыми маркерами авторского целеполагания информативного свойства [8, 147-148]. Референциальная функция выражается в способности эпистолярного дискурса обозначать ситуации или объекты реального мира. Но если, по Геллерту, реальный мир не занимает центральную позицию для составителя письма, то эта функция автоматически становится вторичной, тем более, что для него еще не существует выделяемой Н.А. Ковалевой второй разновидности эпистолярного текста - литературного эпистолярия (квазиписьма) [5, 176]. Однако сомнения в предметной соотнесенности письма с действительностью не может быть, так как наблюдается прямое соприкосновение с принципом «естественности», которая может быть только «последствием восприятия действительности» («(…)Folge des Daseinsempfindens») [9, 614], в то время как в «квазиписьме», представляющем собой «литературный факт» (Ю. Тынянов), наблюдается нереферентное употребление имени. Оно создается «виртуальным миром художественного освещения события и обладает неопределенностью адресата, как и любое литературно-художественное произведение» [5, 177], поэтому для нашего исследования нерелевантно. Письменная эпистолярная речь также является особой формой порождения и обозначения мысли, «вербализованной версией ментального представления события» (В. Дейк), «языковой формой концептуализации знаний о мире» (Е. С. Кубрякова). В этом состоит когнитивная функция эпистолярного дискурса. Проблеме речевого мышления и ее исследованию посветил свои труды Л. С. Выготский, обнаружив феномен внутренней речи. Согласно Л.С. Выготскому, внутренняя речь обусловливает связь письменного текста с действительностью. Таким образом, можно сделать вывод, что внутренняя речь как сложный мыслительный и психо-речевой комплекс отражает специфику индивидуального мировосприятия (Weltbild), становясь «одним из ключевых средств создания когнитивного пространства в сфере эпистолярной коммуникации» [7,92]. В теории письма Геллерта большую роль играет причина написания письма, побуждение к написанию, цель составителя письма. Несомненно, по Геллерту, адресант должен иметь цель воздействовать на адресата, в этом заключается одно из отличий от предыдущего, «канцелярского» стиля, где основная цель - передача информации. Для письма XVIII-XIX вв. волюнтативное целеполагание - это влияние/изменение картины мира («Weltbild») адресата, манипуляции над его сознательными и поведенческими установками («Bewusstseins- und Verhaltensgrundfeste») [9, 704 et seq.], изъявление адресантом собственной воли и ее сообщение с однозначным намерением навязать ее адресату - становится первичным.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.