ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И УРОВЕНЬ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ Глазкова Л.В.


Номер: 6-2
Год: 2015
Страницы: 59-52
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Общие показатели зарегистрированной преступности данного вида свидетельствуют об увеличении темпов ее роста. Так, если в 2012 г. было разоблачено 202 преступных сообщества, то в 2014 - 255. В то же время заметна тенденция к снижению общего количества тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами. В 2012 г. этот показатель составлял 17,3 тыс., а в 2014 году - 13,5 тыс. (т.е. минус 18,7%) [6]. Очевидно, что преступные сообщества, создаваемые в целях совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений (ч.4 ст. 35 УК РФ), не могли повлиять на статистику в части снижения количества преступлений данной категории. Следовательно, зарегистрировано меньше тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в составе организованных групп. Однако эти данные сами по себе не свидетельствуют об уменьшении опасности данного вида преступности, неразрывно связанного с другими ее видами, такими, например, как легализация (отмывание) преступных доходов. Деятельность организованных групп в не меньшей степени, чем деятельность преступных сообществ, требует легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения преступлений. Статистические данные говорят о росте выявленных преступлений, связанных с легализацией. Если в 2012 г. было выявлено 611 преступлений, то в 2014 - 744. По прежнему высоким остается количество выявленных фактов легализации, совершенных в крупном размере (на сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей) и в особо крупном размере (шесть миллионов рублей): в 2012 г. - 356, в 2014 г. - 349. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, совершенная организованной группой или в особо крупном размере (п п. «а», «б» ч.4 ст. 174 УК РФ) относится к тяжким преступлениям, также, как и легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, с такими же квалифицирующими обстоятельствами - совершение данных деяний организованными группами или в особо крупном размере (п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 174-1). Таким образом, именно тяжкие преступления составляют большую часть преступлений, связанных с отмыванием преступных доходов. Как отмечал В.И. Третьяков, «легализация криминальных доходов, будучи сложной в финансово-экономическом отношении деятельностью, для своей эффективности и результативности требует единения и координации усилий множества лиц, иными словами, требует организованности участников этого криминального бизнеса» [8]. Практика показывает постоянный рост числа фирм, занимающихся легализацией средств третьих лиц. В начале апреля 2015 г. в Москве разоблачили группу незаконных предпринимателей, предоставлявших банковские услуги. Лжебанк был полностью оборудован компьютерами, счетчиками банкнот, профессиональными сейфами с кодовыми замками и прочим необходимым для банковской деятельности. Кроме организатора, в группу входило еще несколько человек, роли которых были четко распределены. Так, один из них занимался управлением счетами фирм-однодневок, другие оформляли фиктивные договоры, выдавали денежные средства, занимались даже инкассацией. В ходе обыска были изъяты крупные суммы в рублях и в иностранной валюте. Можно только представить, сколько денежных средств было легализовано в результате деятельности этой фирмы. А таких лжебанкиров только в апреле и только в Москве было разоблачено не менее трех [7]. Исследователи называют противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, одним из наиболее важных факторов, предопределяющих успех в противодействии организованной преступности в целом [1]. Опасность легализации преступных доходов возрастает в случаях ее совершения организованными группами. Это связано с такими свойствами организованной преступности, как ее самовозрастание, самодетерминация, связь с коррупцией и теневой экономикой. Каждое из этих свойств само по себе, а в совокупности - тем более, представляет угрозу экономической безопасности государства. По данным ФСБ России, теневая экономика достигает 70-80% ВВП [4]. Одним из видов теневой экономики выступает неформальная экономика - деятельность, основанная на межличностных неформальных связях. Практика свидетельствует о значительном распространении этого вида теневой экономики в нашей стране и ее связи с коррупцией: личные отношения способствуют бизнесу в получении различных налоговых и финансовых льгот, в получении подрядов на выполнение наиболее доходных и перспективных видов работ, когда государственные заказы, минуя или нарушая законные процедуры, передаются фирмам, возглавляемым «своими людьми» [3, c. 129]. Неформальная экономика особенно тесно связана с экономической коррупцией, под которой понимается подкуп либо другое незаконное использование должностным лицом своего публичного статуса в целях получения выгоды как для себя, так и для любых других лиц, а равно незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу [10]. Подобные коррупционные действия совершаются с нарушением законных прав и интересов многих граждан и юридических лиц, не вовлеченных в коррупционные схемы. Так, в Екатеринбурге осуждена П., замначальника областной антимонопольной службы, которая за взятки оставляла без удовлетворения все жалобы лиц, проигравших в аукционах. Действовала чиновница в составе группы, в которую входили директор Управления муниципальных закупок К., получавший взятки от посредниц - специалиста по проведению госзакупок Свердловской области Э. и сотрудницы областного департамента закупок К. Таким образом некоторые бизнесмены, вступавшие в сговор с чиновниками, обеспечивали для себя преимущества в ведении дел, а добросовестные предприниматели, предлагавшие государству даже более дешевые услуги и работы, оказывались в проигрыше [5]. В последние годы связь неформальной экономики с коррупцией все чаще стала попадать в поле зрения правоохранителей. Это связано не только с активизацией их деятельности, но и с тем фактом, что распространение незаконных коррупционных деяний приняло угрожающие масштабы, затронув все государственные и коммерческие предприятия и структуры. Сращивание интересов бизнеса с криминалом, бизнеса с органами государственного управления, продажной части чиновничества с организованной преступностью отмечают многие исследователи [2, c. 225-227]. В результате симбиоза всех этих сил криминал способен подменить отдельные структуры государства либо установить над ними полный контроль. Нашумевшее дело «Оборонсервиса» - яркий пример того, как неформальная экономика может подменить государственную и привести к утрате государством контроля над экономической деятельностью одного из своих ведомств. Теневая экономика тесно связана с криминальной деятельностью, смыслом которой является предоставление незаконных товаров и услуг. Это и наркобизнес, и торговля людьми, и контрабанда алкогольной продукции и табачных изделий. Особую опасность указанные деяния стали представлять в последние десятилетия, поскольку приобрели транснациональный характер. К сожалению, законодатель не всегда своевременно реагирует на появление все новых и новых криминальных угроз. Например, при широком распространении торговли немаркированной алкогольной продукцией и немаркированными табачными изделиями, приносящей колоссальные доходы теневым дельцам, действующим, как правило, в составе организованных групп и преступных сообществ, размер штрафа по ч. 6 ст. 171.1 УК РФ остается неизменным, установленным в размере от четырехсот до восьмисот тысяч рублей. При этом особо крупным размером в соответствии с примечанием к данной статье признается стоимость немаркированной алкогольной продукции и (или) немаркированных табачных изделий, превышающая один миллион рублей. Это значит, что продав немаркированных изделий на один миллион рублей, можно заплатить штраф в размере от 400 тыс. до 800 тыс. рублей, и спать спокойно, положив в карман не менее 200 тыс. рублей. Особенное удивление вызывает то, что Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 530-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий» были увеличены размеры штрафов по ч.1 и ч. 2 ст. 171.1 [9]. Но санкция ч. 6, предусматривающей ответственность за более общественно опасные деяния, осталась неизменной. Представляется, что в современных условиях недопустима и фактическая бездеятельность правоохранительных органов по выявлению и расследованию организованных форм преступной деятельности в среде государственных служащих. Известно, что в отношении чиновников по фактам создания ими сообществ или оказания покровительства криминалу уголовные дела практически не возбуждаются. В 2013 г. учтено лишь 4 коррупционных деяния за организацию преступного сообщества с использованием служебного положения, а в 2014 г. таких дел вообще не было. И это при том, что на учете органов внутренних дел находится 200 преступных сообществ (преступных организаций) с общим количеством членов 4500 человек. Обвинительные приговоры по ст. 210 УК РФ в 2013 г. вынесены лишь 98 лицам, что почти в два раза меньше, чем количество осужденных за данное преступление в 2012 г. Думается, что причины подобного положения дел не только в несовершенстве уголовного законодательства России, но и в недостаточном профессионализме работников, отвечающих за данный участок борьбы с преступностью, в отсутствии достаточного опыта в доказывании деятельности организованных преступных групп и сообществ, в отсутствии единой информационной базы, в недостаточной систематизации сведений о деятельности руководителей организованной преступности. Анализ статистических данных за 2012-2014 гг. приводит к неутешительному выводу о низком уровне противодействия организованной преступности со стороны государства. На необходимость принятия срочных продуманных мер в данной области неоднократно обращали внимание в своих работах такие исследователи, как П.В. Агапов, С.В. Иванцов, В.В. Лунеев, В.С. Овчинский и другие. Эти меры должны отвечать требованиям системности, т.е. включать как постоянную работу над законодательством, над совершенствованием оперативно-розыскной деятельности, над предупреждением преступности данного вида и снижением ее опасных последствий, так и над комплексом современных социально-политических и экономических проблем, влияющих на развитие и рост организованной преступности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.