АПОЛОГЕТЫ «ОХОТЫ НА ВЕДЬМ» В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ Карпюк О.В.

Школа педагогики Дальневосточного федерального университета


Номер: 6-4
Год: 2015
Страницы: 32-35
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

инквизиторы, «Молот ведьм», охота на ведьм, inquisitors, «Hammer of witches», witch-hunt

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются обстоятельства появления, содержание и феномен популярности в европейском обществе трактата по демонологии Генриха Крамера (Инститориса) и Якоба Шпренгера «Молот ведьм».

Текст научной статьи

К одной из самых драматических страниц человеческой истории можно отнести судебные процессы над ведьмами - так называемые "ведовские процессы". Тысячи обвиненных в колдовстве или связи с дьяволом были тогда отправлены на костер. Особый размах «охота на ведьм» приобрела в конце XV- начале XVII века, когда в духовной жизни Европы идеи Возрождения сталкивались и пересекались с реформацией - религиозным расколом христианского мира. Самой «кровавой» она была, прежде всего, в Германии, но затронула и другие европейские страны - Англию, Францию, Италию и Швейцарию. Советская историография традиционно рассматривала это явление, как проявление феодально-католической реакции [3]. Но это не удовлетворяет современного исследователя, хотя бы потому, что жертвами становились представители всех социальных слоев и религиозных воззрений: «на кострах пылали» не только в католических, но и в протестантских странах. Вопрос о причинах массовой истерии, охватившей европейские страны, до сих пор не получил разрешения, хотя исторические версии активно дополняются исследованиями в области смежных гуманитарных и даже естественных наук. Среди них, например, такая экзотическая как биолого-демографическое объяснение охоты на ведьм реакцией человечества (как биологического вида) на «перекос» в соотношении полов, вызванный войнами и эпидемиями [4]. Или приобретающая популярность версия о борьбе инквизиторов с проказой, фактически реабилитирующая участников ведовских процессов [5]. Однако меня в истории «охоты на ведьм» заинтересовала «точка отсчета» - появление печально знаменитого трактата по демонологии «Молот ведьм», точнее обстоятельства его появления и причины популярности. Говоря о демонологии, нельзя забывать, что корнями она уходит в Древний мир. Именно тогда сложились первые представления о ведьмах и колдунах как носителях вредоносной по отношению к людям силы, а так же способах борьбы с ними. Так, в Кодексе Хаммурапи была установлена казнь за колдовство, а в качестве возможности оправдания за ложное обвинение предлагалось одно из самых страшных испытаний - «испытание водой»: «Если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал этого, то тот, на которого было брошено обвинение в колдовстве, должен пойти к Божеству Реки и в Реку погрузиться; если Река схватит его, его обвинитель сможет забрать его дом. Если же Река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, кто бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, кто погружался в Реку, может забрать дом его обвинителя» [9,10]. Показательно, что «испытание водой» для обвиняемых в ведовстве (в многочисленных и изуверских вариантах) вошло в арсенал средневековых инквизиторов, однако в каноническом праве фактически отсутствовало наказание за ложное обвинение, что позволяет говорить о большей гуманности древневавилонского права. Репрессии против колдунов и ведьм предусматривало законодательство Древнего Египта, Индии и Японии [6]. По знаменитым древнеримским Законам XII таблиц колдовство так же было запрещено, в случаях же нарушения запрета, кара определялась по вредоносности [7,11]. Таким образом, можно говорить о существовании представлений о колдунах и ведьмах, как людях представляющих угрозу, фактически во всех традиционных обществах. Однако нигде борьба с ними не приобрела таких масштабов как в Европе, особенно после появления «Молота ведьм», авторами которого считаются инквизиторы-доминиканцы Генрих Крамер (Инститорис) и Якоб Шпренгер. Об авторах известно немного. Генрих Крамер родился приблизительно в 1430 году в немецком городе Шлеттштадте, в бедной семье. С 1445 года Генрих Крамер является членом доминиканского ордена, известного богословской образованностью своих членов: он изучает латынь, философию и теологию, стал профессором богословия. В 1479 году его назначали инквизитором; свою практическую деятельность он начал в Тироле. Как известно, инквизиционные трибуналы были специальными судами по расследованию дел о ересях. Первые шаги Крамера как инквизитора ознаменовались стремлением искоренять не только еретиков, но вести борьбу с ведьмами и колдовством. В Рейнской области запылали костры. Однако фанатичный энтузиазм этого борца за христианский мир, а возможно и откровенная фальсификация доказательств, встретили сопротивление как церковных, так и светских властей. Об этом свидетельствует, так называемая «Ведовская булла» римского папы Иннокентия VIII от 5 декабря 1484 г., поводом к появлению которой стала жалобы со стороны профессоров богословия, инквизиторов Генриха Крамера и Якоба Шпренгера на противодействия местных властей. Вердикт папы категоричен: под страхом отлучения и «других, более ужасных наказаний» приказывалось, чтобы «более никто и ни в чем не чинил им какой-либо помехи и не наносил никакого вреда» [1]. Тем не менее немецкое общество еще не было готово к произволу инквизиторов, даже папское вмешательство не помогло. Возможно, именно это «равнодушие» заставило Генриха Крамера обратиться к поискам ученого доказательства своей правоты. «Молот ведьм» увидел свет в 1486 году. Существует предположение, что Кранмер издал труд в соавторстве с Якобом Шпренгером - деканом Кельнского университета, «для солидности». Однако установившаяся традиция предполагает считать их равноправными соавторами. Этот труд стал настольной книгой инквизиторов, самым настоящим кодексом. Руководство для «охоты» переиздавалось 13 раз до 1520 года и между 1574 - 1669 г. еще 16 раз. Известно, что переиздавалось не только в Германии, но и во Франции, Италии и Англии. [6] Что же сделало этот трактат столь популярным? В традициях схоластической учености труд опирается на главные авторитеты католического мира: 1. Священное Писание 2. Учение Святого Фомы Аквината 3. Канон Episcopi («Епископы») 4. В процессуальных вопросах на каноническое и светское право. Лейтмотивом этого трактата можно считать библейское указание: «Ворожей не оставляй в живых» (на это указывают и сами авторы). Первая часть «Молота ведьм» отвечает на общие вопросы - существует ли колдовство? Не еретично ли признавать колдунов? и т.д. Именно в этой части апологеты «охоты на ведьм» приводят свои главные аргументы. Анализ «Молота ведьм» позволяет выделить выделены следующие положения: · Трактат посвящен почти исключительно представительницам слабой половины человечества. Ведовством, по мнению авторов, занимаются только женщины. Их предрасположенность к злу аргументируется произвольным анализом латинского слова «женщина»: femina - от «Fe» (fides - вера) и minus - меньше. Это означает меньше веры, то есть женщина (femina) более склонна к меньшей вере, нежели мужчина [10,124]. Если для наших современников это доказательство выглядит смехотворным, противоречащим законам словообразования и толкования слова, то для системы средневекового мышления, символичного по своей сути, оно безупречно. Средневековый интеллектуал видел в букве, слоге, слове знак и интерпретировал его в соответствие с представлениями эпохи (или собственными целями). Другой аргумент инквизиторов обращен к прародительнице человечества. С опорой на Священное писание, авторы намекают на то, что Ева отдала человечество во власть "греха". С позиций средневекового реализма, признающего реальность универсалий (общих понятий), грехи Евы несут в себе все женщины: через женщину сатана вошел в силу, и в случае каждого «нового договора» это повторяется. Склонность женщин ко злу, доказывается гендерными пороками женщин, которые средневековье, и не только, приписывало женщинам: "1) Они легковерны. Демон жаждет главным образом испортить веру человека. Этого легче всего достигнуть у женщин. 2) Они скорее подвержены воздействию со стороны духов вследствие естественной влажности своего сложения. 3) Их язык болтлив. Все, что они узнают с помощью чар, они передают подругам. Так как их силы невелики, то они жаждут отмщения с помощью колдовства". [10,123] · Ведьма - проводник дьявола. Дьявол (греч. diabolos - клеветник) - в Новом Завете выступает как «князь мира сего». Согласно преданиям, дьявол - это ангел, падший с небес и восставший против Бога, следовательно, это персонаж второго плана, никак ни равный Богу. Однако в средневековье дуализм мировосприятия возвысил его до фигуры, практически равной Богу, а сам мир воспринимался как арена постоянного Бога и Дьявола. Авторы «Молота ведьм» отразили это в своем трактате. В традициях средневековья, дьявол представлялся в двух ипостасях - «искуситель» и «устрашитель». Он всегда желает человеку зла, но, прежде всего, стремится подорвать его веру в Бога, власть Бога. Вредительство дьявола проявляется через людей, которых они наделили специальными способностями. Таких людей называют колдунами. Дьявол действует непосредственно или через них, он старается причинить людям физические страдания, насылая неурожай, чуму и другие бедствия. Проводниками дьявольского влияния выступают бесы. Весьма примечательно, что ученые богословы полагали, что «…бесы имеют власть над телесным миром и над воображением людей, если на то будет божье попущение…» [10,76]. Тем самым они допускали явное противоречие: если власть бесов по «Божьему попущению», то какова ответственность человека? Мне представляется, что это противоречие как раз и снималось доказательствами природной склонности женщины ко злу: творение Бога, Ева даже в Эдемском саду не удержалась от соблазна! Авторы «Молота ведьм», «доказав» вредоносность ведовства и необходимость преследования ведьм и всех, «которые называются в народе колдунами, а также и тех, которые занимаются кудесничеством»[9,79], призывают следовать по этому пути всех - не только инквизиторов, но духовные и светские власти, «простой люд». Мне представляется, что именно это - вовлечение в ведовские процессы простого люда, который не должен оставаться в стороне от борьбы с вселенским злом, и стало катализатором превращения «охоты на ведьм» в массовую истерию, открыло «шлюзы» для реализации самых разнообразных замыслов, в том числе аморальных, - простого экономического расчета (имущество обвиняемого), сведения счетов, банальной зависти к красоте, борьбы с конкурентами (врачи против целительниц), искоренение пережитков языческих культов и т.д. · Наконец, популярность «Молота ведьм» среди инквизиторов можно объяснить процессуальными «достоинствами» этого труда. Авторы детально расписали как способы выявления подозреваемых в ведовстве, определения виновности обвиняемых, так и наказания. Пытки, смерть без раскаяния - это единственная справедливость к ведьмам. Первоначально этот труд не восприняли и даже осуждали; среди таковых, как ни парадоксально, был и Великий инквизитор Торквемада, вероятно, для испанской инквизиции был другой объект для преследования - евреи, «новые христиане». Однако, ссылки на «Ведовскую буллу» Иннокентия VIII подавили оппозицию, а энтузиазм «охотника на ведьм» охватил общество, причем не только и не столько суеверное простонародье, как можно было бы ожидать. Среди наиболее непримиримых борцов особенно выделяют судейскую братию. Справедливости ради отметим, что со временем позиция Ватикана изменилась; там начали ценить труды даже противников «охоты». Ватикан начал вмешивался в процесс повсюду, где Рим сохранил влияние, но не на родине авторов «Молота ведьм» в Германии. Там у представителей Ватикана были «связаны руки». Католические князья отказывались подчиняться, а лютеранские тем более [8]. Таким образом, исследуя главный труд по демонологии «Молот ведьм» и позицию Ватикана, приходим к традиционному выводу о том, что за «охоту на ведьм» в первую очередь ответственна церковь. Но поражает активность самих европейцев в этой «охоте». Возможно, что объяснение этого феномена лежит за пределами самой истории. Но возможно, что и сам «Молот ведьм» спровоцировал это: «Те же, которые защищают труд людей от уничтожения бурей и градом (насланными ведьмами), заслуживают не наказания, а вознаграждения» [10,80] Охота на ведьм это не только происки «сексуально озабоченных» монахов женоненавистников, а своеобразный ответ на реальный вызов времени, это оказалось состоянием самого общества.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.