ОССОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОСЛАВНЫМ ПОДВОРЬЕМ ОСНОВ ДЛЯ СОЗДАНИЯ РУССКОЙ ДИАСПОРЫ В КИТАЕ В 20-е гг. XX в Осьмаков И.Н.

Белгородский государственный национальный исследовательский университет


Номер: 6-4
Год: 2015
Страницы: 35-38
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Русская духовная миссия в Пекине, Русская Православная Церковь, революция, Russian orthodox mission in Beijing, Russian Оrthodox Сhurch, revolution

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье отражена роль Русской духовной миссии в Пекине по адаптации белых эмигрантов в Китае после революции 1917 г. в России. В связи со спецификой миссионерской деятельности в статье рассматриваются особенности развития миссии. Также автор предлагает обзор миссионерской деятельности Русской православной церкви в Маньчжурии.

Текст научной статьи

С 1920 по 1922 г. большего всего беженцев из Сибири и Дальнего Востока перебралось в Китай, на территорию приграничной с Россией Маньчжурией. Наибольшее влияние, Русская духовная миссия в Китае оказала, на последнюю, самую многочисленную, волну беженцев из Приморья, среди которых было немало представителей духовенства [1,3]. В числе эмигрантов оказались четыре архиерея, покинувшие Россию в период с 1920 по 1922 г. - архиепископ Забайкальский и Тургайский Мефодий (Герасимов), епископ Забайкальский и Нерчинский Мелетий (Заборовский), епископ Камчатский и Петропавловский Нестор (Анисимов) и епископ Владивостокский Михаил (Богданов) [2,73]. Это было связано с тем, что во время Гражданской войны положение Православной церкви в бывшей Российской империи напрямую зависело от менявшейся политической обстановки. Если в местах, где устанавливалась советская власть, неизбежно начинались открытые гонения на Церковь, то на территориях, занятых белыми, сохранялась свобода церковной жизни. Таким образом, в ноябре 1919 г. вместе с отсыпавшими частями Белой армии покинуло Россию и часть духовенства. Перебравшись в Китай, они на базе Русской духовной миссии организовали работу помощи русским эмигрантам. Так архиепископ Мефодий (Герасимов) возглавил работу по оказанию помощи сотни тысяч беженцев. Для помощи беженцам епископ организовал Епархиальный Беженский комитет. Который помогал нуждавшимся найти приют, обеспечивал их питанием и одеждой, детям давал возможность получить образование. В подворье Пекинской миссии был устроен целый городок с собственной бесплатной столовой, баней, амбулаторией. Глава епархии принимал непосредственное участие в делах помощи фронту. Помимо Беженского комитета члены православной миссии принимали участие в работе китайского комитета Красного Креста. Они занимались сбором железа и жести для нужд чугунолитейного завода (созданного в подворье Харбинской миссии в 1914 г.), на которых изготавливались артиллерийские снаряды. Также активное участие в церковном сопротивлении большивистким гонениям оказал и епископ Нестор (Анисимов). Он неоднократно выезжал в Россию, где в проповедях призывал Белую армию к борьбе с «врагами России». Все вышеизложенное позволяет сделать следующие заключение. В конце Гражданской войны территория Китая (Маньчжурии) стала последним оплотом сопротивления советской власти, которая оформилась на базе Русской духовной миссии. Осенью 1922 г. Гражданская война закончилась окончательным поражением Белого движения, начался большой период антибольшевистского противостояния несоциалистических сил в эмиграции. В период исхода последней волны беженцев из России положение православной церкви характеризовалось общностью взглядов членов православной миссии с защитниками прежней российской государственности и их заботой о своей новой пастве. Прибытие архиереев в китайское православное подворье создало условия иметь в Китае церковную организацию в форме самостоятельного епархиального управления. После окончательного установления советской власти в России многочисленные группы беженцев двинулись через русско-китайскую границу в Маньчжурию. С конца XIX в. в связи со строительством и эксплуатацией Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) часть китайской территории, примыкавшей к трассе КВЖД, имела статус экстерриториальности и являлась сферой русского влияния в Китае. Население полосы отчуждения составляли в основном российские подданные, в том числе члены православной миссии, которые играли заметную роль в жизни края. Административно-хозяйственным центром КВЖД стал Харбин - город, основанный русскими на китайской территории в 1898 г. при поддержке Русской духовной миссии в Китае. 23 сентября 1920 г. китайское правительство обнародовало декрет о прекращении признания дипломатических, консульских, религиозных представительств России в Китае [3,88]. 30 октября были утверждены «Правила административного подчинения проживающих в Китае русских граждан», согласно которым подданные бывшей Российской империи приравнивались к иностранцам, не имеющим прав экстерриториальности. Перейдя границу, русские оседали в Харбине, Шанхае, Пекине, Тяньцзине, Мукдене, Дайрене, Чаньчуне - тех уголках Китае, где были расположены православные миссионерские подворья. Больше всего беженцев оказалось в Харбине. До конца 1940-х гг. Харбин оставался центром русского дальневосточного зарубежья, сюда же из Пекина переместился церковно-административный центр Русской духовной миссии. По составу населения и укладу жизни это был дореволюционный российский город, бережно хранивший свои национальные традиции. Харбин состоял из семи районов, главными из которых были Новый город и Пристань. Новый город являлся административной частью Харбина. На одной из площадей Нового города возвышался главный храм Харбина - Свято-Николаевский собор, другую площадь занимал центральный железнодорожный вокзал с огромной иконой святителя Николая на стене. Пристань была торгово-промышленным и ремесленным районом, где находился речной порт и коммерческий центр. В 1903 г. в этом районе было открыто Харбинское подворье Пекинской миссии, и в течении четырех лет Благовещенская церковь подворья была единственным храмом на Пристани [4,110]. Затем появились Софийская и Иверская церкви. Пять других районов Харбина выглядели скромнее, но в каждом из них также имелись православные храмы. В начале 1920-х гг., с учетом эмигрантов, на территории Китая насчитывалось до 300 тысяч человек православного населения и около 100 человек священнослужителей. Православные храмы первоначально входили в состав Российской Духовной Миссии в Пекине (с 29 мая 1903 г.), притч содержался за счет КВЖД, где был создан особый Церковный отдел (приказ от 1 июля 1903 г.). В 1907 г. Святейший Синод принял решение об изъятии из ведения Пекинской Миссии 28 православных приходов и передаче их в юрисдикцию Владивостокской епархии. Таким образом, с 1907 по 1922 гг. православные храмы в церковно-административном отношении подчинялись как Пекинской Миссии (подворья в Харбине и поселки Маньчжурия), так и Владивостокской епархии (благочинный округ, включавший железнодорожные и военные церкви). Если церкви полосы отчуждения окормляли в основном проживавших в Китае православных русских, то деятельность Российской духовной миссии в Пекине была направлена на распространение православия среди китайского населения [5,141]. Только в 1916 г. из язычества было крещено 706 человек, и по отчетам миссии к концу года православных христиан в Китае насчитывалось 6255. Накануне революции в ведении миссии состояло: два монастыря (мужской и женский в Пекине) и один скит близ Пекина; пять подворий: два в России (в Петрограде и Москве) и три в Китае (в Харбине, Дайрене и на станции Маньчжурии); 19 церквей и три часовни; 32 миссионерских стана; одна семинария и 21 школа. В составе Пекинской миссии числились: начальник миссии в сане епископа; три члена миссии (два архимандрита и один священник); в Успенском мужском монастыре - один архимандрит, 12 иеромонахов, пять священников (из них три китайца), четыре иеродиакона (один из них китаец), шесть диаконов (все китайцы), семь монахов (из них два китайца), два иподиакона (китайцы), три псаломщика, пять послушников (из них три китайца); в женском монастыре - две монахини (одна из которых китаянка) и четыре послушницы (одна китаянка). Положение Пекинской миссии после 1917 г. было крайне тяжелым ввиду прекращения притока средств из России и финансового кризиса. В 1919 г. были закрыты все православные миссионерские станы на территории Китая. Миссия вошла в большие долги, которые были погашены посредством имущества в г. Дайрене. Для спасения от окончательного банкротства начальник миссии епископ Иннокентий (Фигуровский) решился на сокращение ее деятельности и переход на самоокупаемость. В начале 1920 г. он предоставил возможность нескольким русским эмигрантам с помощью аренды собственности миссии организовать два паевых товарищества. Но через год товарищества понесли значительные убытки, для покрытия которых миссии пришлось заплатить 30 тысяч долларов [6,48]. Однако материальное оскудение не помешало миссии принять под свой покров сотни голодных и больных людей - беженцев из России. Несмотря на все трудности, к которым прибавлялась опасность захвата миссионерского имущества большевиками, епископ Иннокентий (Фигуровский) сумел не только сохранить миссию, но и организовать помощь эмигрантам.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.