О ДОПУСТИМОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ МИРОВЫМ СОГЛАШЕНИЕМ ОБЯЗАННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРГАНА СОВЕРШАТЬ ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЕ ДЕЙСТВИЯ Яндиева Л.С.

Санкт-Петербургский государственный университет


Номер: 7-2
Год: 2015
Страницы: 41-43
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

мировое соглашение, средство урегулирования спора, кассационная инстанция, settlement agreement, means of dispute resolution, court of cassation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются вопрос допустимости установления мировым соглашением, заключенным в гражданском и арбитражном процессе, обязанности государственного органа совершить юридически значимые действия с теоретической точки зрения и в свете практических аспектов реализации такой обязанности .

Текст научной статьи

Добровольность разрешение спора в рамках мирового соглашения является отражением принципа диспозитивности. Диспозитивность - это идея о том, что возбуждение и поддержание процесса является не обязанностью, а правом заинтересованных лиц. Ее определяют как движущее начало гражданского процесса. Процесс движется и развивается волей и активностью заинтересованного лица от возбуждения дела до предъявления для вынесения окончательного решения. Мировое соглашение - это форма окончания процесса без вынесения решения. Утверждение судом мирового соглашения влечет прекращение производства по делу, то есть компромисс сторон об окончании дела без помощи суда. Мировое соглашение, таким образом, представляет собой гражданско-правовую сделку, которая должна соответствовать материальному закону. Но это сделка особого рода, ибо она считается заключенной только при утверждении его судом. С другой стороны, это судебное решение особого рода, ибо мировое соглашение не само прекращает процесс, а только при условии его утверждения судом. Действительность и заключенность мирового соглашения связана не только с волеизъявлением сторон, но и с фактом его утверждения судом. Отсюда это, с одной стороны, судебное решение особого рода, а с другой - сделка особого рода. В силу диспозитивности суд судит только в той мере и о том, в какой мере и о чем его попросили заинтересованные лица. Суд не принимает обеспечительные меры по собственной инициативе, суд по собственной инициативе минимально активен. Сферы господства или активности сторон можно распределить на три части: Формальная диспозитивность - господство сторон над внешним ходом процесса. предпосылка и источник процессуальной диспозитивности основывается на автономии воли. Если сторона приобретет права в своем интересе, то и защищает их так же в своем интересе. Материальная диспозитивность - это свобода осуществления и распоряжения субъективных гражданских прав и обязанностей в гражданском процессе. Но это все равно осуществление процессуальных действий - этими действиями и осуществляются распоряжение материальными правами в процессе. Мировое соглашение - это гражданско-правовая сделка, но и акт суда, утверждающий эту сделку. Мировое соглашение не может рассматриваться как примирительная процедура, так как оно является только договором, закрепляющим примирение, достигнутое путем взаимных предоставлений. Мировое соглашение тоже нуждается в материально-правовой квалификации прежде чем оно будет утверждено судом, ведь суд проверяет мировое соглашение на предмет его соответствия закону. Мировое соглашение в российском праве сочетает как материально-правовое начало так и процессуальные элементы. Институт мирового соглашения сочетает в себе два юридических факта: саму мировую сделку (гражданско-правовая сделка) и утверждение мирового соглашения судом (процессуальный аспект заключения мирового соглашения). Таким образом, заключая мировую сделку, стороны по своему усмотрению распоряжаются своим субъективным правом, что составляет содержание гражданско-правовой диспозитивности. Сущность диспозитивности как раз заключается в возможности выбора варианта поведения для сторон правоотношения. При этом требования, предъявляемые к мировому соглашению как гражданско-правовой сделке, устанавливаются нормами гражданского права, традиционно относящимися к области частного права. В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья принимает меры для заключения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон. Мировое соглашение представляет собой соглашение истца и ответчика о прекращении спора и установлении новых отношений между ними [5,544]. В настоящей работе рассмотрен ряд дискуссионных вопросов о процессуальных особенностях использования мирового соглашения, как средства урегулирования спора, представляющих теоретический и практический интерес, на примере постановления Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 №4392/13. Утверждая мировое соглашение, заключенное сторонами, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа предоставил участникам спора право самостоятельно признать оспоримую сделку недействительной, а также возложить на государственный орган обязанность совершить юридически значимые действия, вытекающие из такой недействительности, в частности, внести изменение в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, что в соответствии с выводами Высшего Арбитражного Суда, обозначенными в исследуемом постановлении, противоречит п.1 ст. 118 Конституции Российской Федерации, а также ст. 1 АПК РФ. Мировое соглашение в арбитражном суде чаще всего рассматривается как средство защиты права, имеющее свою специфику, применительно к различным правоотношениям, возникающим в тех или иных сферах гражданского оборота [4,113]. Вопрос о правовой природе и сущности мирового соглашения решается неоднозначно в научных исследованиях различных авторов [2,8; 5,22]. Большинство авторов приходят к выводу, что мировое соглашение имеет самостоятельное значение в правовом обороте и является одной из важных составных частей такого института, как распорядительные диспозитивные права сторон. С процессуальными правами сторон тесно связаны и их обязанности. Стороны не могут совершать действий, противоречащих закону либо нарушающих чьи-либо права и интересы. Арбитражный суд не только не санкционирует таких действий, но, принимая решения в целях обеспечения законности в экономических отношениях, применяет в необходимых случаях санкции. Так, если дело возникло вследствие неправильных действий стороны, например нарушения ею досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора, предусмотренного федеральным законом для данной категории дел или договором (оставление претензий без ответа, невысылка истребованных документов), арбитражный суд вправе отнести на это лицо судебные расходы независимо от исхода дела. Некоторые права сторон одновременно являются их обязанностями, так, например, сторона имеет право давать объяснения по поводу своих исковых требований, но это право является и ее обязанностью дать такие объяснения по требованию судьи арбитражного суда. Представление доказательств по делу является правом стороны и в то же время ее обязанностью и т.д. На третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, не распространяется требование о необходимости соблюдения претензионного порядка, а также им не принадлежат такие права, как право на изменение предмета или основания иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказа от иска, признание иска или заключения мирового соглашения, предъявления встречного иска, требования принудительного исполнения судебного акта (ч. ч. 1, 2 ст. 51 АПК РФ). Таким образом, им не принадлежат диспозитивные распорядительные права сторон. Это объясняется тем, что они не являются предполагаемыми субъектами спорного материального правоотношения. Однако вступление в дело на стороне истца или ответчика не создает для третьих лиц положения сторон (соучастника) по спору между истцом и ответчиком. Тем не менее, поскольку третьи лица участвуют в деле на стороне истца или ответчика, они, следовательно, содействуют защите субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон. Если мировое соглашение нарушает права третьих лиц, то оно не может быть утверждено судом [3,44]. Согласно ст. 150 АПК РФ суд утверждает мировое соглашение и прекращает производство по делу. Однако в силу ст. 141 АПК мировое соглашение не утверждается в случае, когда это прямо противоречит законам, иным нормативным правовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц. С этим в частности связана проблема обязывания судом регистрационного органа совершить юридически значимые действия. Являются ли последствия признания сделки недействительной судом и вытекающая из них необходимость внесения или исключения регистрационной записи обязательными для исполнения органом государственной власти, если суд прямо не указывал на обязанность органа совершить такие действия? По мнению Михаила Зиновьевича Шварца, суд, признав сделку недействительной, не применяет последствия ее недействительности, когда такие требования не заявлены [6,40]. Автор ссылается на утверждение Константина Ильича Скловского, применительно к Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" о том, что «…теперь одного лишь выявления недействительности сделки об отчуждении вещи уже недостаточно для возврата вещи бывшему собственнику: добросовестность, как уже говорилось, сама собой предполагает недействительность сделки приобретения. Именно поэтому, в частности, в пункте 52 Постановления подчеркивается, что признание судом сделки недействительной без применения последствий недействительности не является основанием для изменения записи о праве на недвижимое имущество в ЕГРП. Теперь нужно, кроме установления недействительности сделки, еще и добиться изъятия вещи в порядке виндикации» [6,47].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.