СИНТАКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТА «СОСТОЯНИЕ ПРИРОДЫ» В ТЕКСТАХ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Селеменева О.А.

Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина


Номер: 7-4
Год: 2015
Страницы: 109-112
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

когнитивный синтаксис, структурная схема, концепт «состояние природы» , cognitive syntax, structural scheme, concept «state of the nature»

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена описанию совокупности структурных схем простых предложений , используемых в текстах древнерусской литературы для репрезентации концепта «состояние природы». В русле разработки проблем когнитивного синтаксиса структурные схемы рассматриваются как синтаксические знаки ментальных образов внеязыковых ситуаций.

Текст научной статьи

В когнитивно ориентированном синтаксисе наиболее распространенным способом организации знания являются типовые пропозиции. Наряду с конкретно-чувственным образом, представлением, схемой, понятием, прототипом, фреймом, сценарием (скриптом), гештальтом, такие пропозиции осмысляются как концепты, ментальные образы внеязыковых ситуаций, категоризованных и классифицированных сознанием человека. Например, «бытие объекта», «бытие признака объекта», «инобытие объекта», «самостоятельное перемещение агенса», «пациенс претерпевает состояние» и др. [см. подробнее: 1; 2]. С учетом способа вербализации эти концепты условно именуются «синтаксическими», ведь их знаками, сложными, комплексными, становятся структурные схемы предложений. Например, «бытие объекта» → «кто/что есть где», «бытие признака объекта» → «кто/что есть какой», «небытие объекта» → «кого/чего нет где» и др. Цель нашей статьи - выявить и описать те структурные схемы, которые вербализуют концепт «состояние природы» в текстах древнерусской литературы. Материалом исследования послужила авторская картотека примеров, сформированная методом сплошной выборки из 12-томного собрания текстов литературы Древней Руси, размещенных на сайте Института русской литературы (Пушкинского Дома) Российской академии наук. Эта выборка невелика: 81 простое предложение со значением состояния природы. При сборе фактического материала мы учитывали то, что части сложного предложения - это синтаксические конструкции, обладающие формальной и смысловой организацией, свойственной простым предложениям. На этом основании при анализе и классификации языкового материала части сложного предложения с семантикой «состояние природы» условно приравнивались к простым предложениям с этим же значением. Малочисленность конструкций с семантикой «состояние природы» в исследуемых текстах объясняется, во-первых, специфичностью тематики сочинений, как переводных, так и оригинальных (здесь мы находим разножанровые библейские книги (жития, апостольские послания, книги Царств и др.), героический эпос, поучения и под.), во-вторых, поздним временем формирования слов категории состояния, которые являются ядром безличных предложений, становящихся в текстах XIX - XX вв. безусловными «лидерами» в объективации различных состояний природы. По нашим наблюдениям, в памятниках древнерусской письменности XI - XVII веков концепт «состояние природы» репрезентируется 7 разными структурными схемами: 1) «где есть каково»: Темно бо бѣ въ 3 день: два солнца помѣркоста, оба багряная стлъпа погасоста, и въ морѣ погрузиста… (Слово о полку Игореве); 2) «где самопроисходит»: Егда же розсвѣтало, и тако двиглася вся орда, а на древо никаковъ человѣкъ не взозрилъ (Волоколамский патерик); 3) «где разрушает что (В.п.)»: Того же лѣта, мѣсяца июля 14, буря была страшна велми, лѣсъ ломило и хоромы рвало, а во 18 день солнце гибло того же мѣсяца (Севернорусский летописный свод 1472 года); 4) «что находится в каком состоянии»: Пустѣ бо и прѣсъхлѣ земли нашей сущи, идольскому зною исушивъши ю́… (Слово о Законе и Благодати Митрополита Илариона); 5) «где есть какое состояние»: И бывъши нощи, бысть тма, и громове, и молънья, и дождь (Повесть временных лет); 6) «где нет какого состояния»: В Гундустани же силнаго вару нѣт («Хождение за три моря» Афанасия Никитина); 7) «что есть каково по состоянию»: Идущемъ же имъ томь дьне от славнаго града Костянтиня, бѣ же томь дьне тихо море (Чудеса Николы Мирликийского). Выделенные структурные схемы по своей способности к репрезентации концепта «состояние природы» можно разделить на две группы: специализированные и неспециализированные. Специализированные схемы предназначены именно для представления концепта «состояние природы», а неспециализированные вербализуют иные концепты («бытие объекта», «бытие признака объект», «небытие объекта» и др.) и просто «предоставляют» свою форму для выражения иного содержания («состояние природы»). К специализированным мы относим три структурные схемы из выделенных: «где есть каково», «где самопроисходит» и «где разрушает что (В.п.)». Предложения, построенные по указанным схемам, обнаруживаются в древнерусской повести, являющейся переводом византийского эпического сказания (или поэмы) о Дигенисе Акрите «Девгениево деяние» (перевод осуществлен в XI - XIII вв.); произведении о походе на половцев князя Новгорода-Северского Игоря Святославича в 1185 году - «Слово о полку Игореве» (конец XIII века); древнейшем летописном рассказе о битве новгородцев с суздальцами на Липице в 1216 г. «Повесть о битве на Липице» (Новгородская первая летопись старшего извода, дошедшая в пергаменном списке XIII - XIV вв.); записках тверского купца XV в. Афанасия Никитина «Хождение за три моря» (XV век); сборнике рассказов о жизни святых иосифлянской школы русского монашества, прежде всего произведений о самом Иосифе Волоцком, его учителе Пафнутии Боровском, сподвижниках и учениках, а также сказаний, бытовавших в этой монашеской среде - «Волоколамский патерик» (первая половина XVI века). Специализированные структурные схемы лежат в основе предложений, которые традиционно называются безличными. Процент безличных предложений составляет примерно 15 % от общего числа примеров выборки. Остальные четыре структурные схемы - «что находится в каком состоянии», «где есть какое состояние», «где нет какого состояния», «что есть каково по состоянию» - являются неспециализированными и лежат в основе 85 % картотеки примеров. Наиболее частотными в речевой реализации являются схемы «где есть какое состояние» и «что находится в каком состоянии» (соответственно 36 % и 25 % высказываний выборки). Отметим, что объективируются обеими указанными схемами преимущественно те состояния природы, что связаны со стихийными бедствиями или «крайними» проявлениями тишины, тьмы и жары, доставляющими дискомфорт человеку, как физиологический, так и психологический. Это объясняется, на наш взгляд, тем, что состояния природы осмысливались как символические, предвещающие беду, посылаемые людям в наказание за что-либо [см.: 4: 170-173, 179-180]. Например: В Сурии же бысть трусъ велий, землѣ расѣдшися трий поприщь, изииде дивно изь земли мьска, человѣцскымъ гласомъ глаголющи, проповѣдающи наитье языка, еже и бысть: наидоша бо срацини на Палестинскую землю (Повесть временных лет); И пловущимь намь, бысть буря велиа, яко всѣмь намь отчяятись живота своего, и начях въпити: «Господи, прости мя, яко сего ради пояса днесь погыбаю, понеже изъяхъ от честнаго твоего и человѣкоподобнаго образа!» (Киево-Печерский патерик) «где есть какое состояние») и др. Следует также отметить, что в переводе текстов с древнерусского на современный русский язык лингвисты регулярно к синтаксическим конструкциям, в основе которых лежит схема «где есть какое состояние», подбирают аналоги безличных предложений, в основе которых уже специализированная схема «где есть каково». Это обусловливается, на наш взгляд, не столько стремлением к «красоте слога», сколько закреплением в русском языке XIX - XX веков в качестве постоянного и регулярного репрезентанта концепта «состояние природы» структурной схемы «где есть каково». Например: По сих же приспѣ вечеръ, и заиде солнце, и смерьчеся свѣтъ, и наста нощь, и бысть тма («где есть какое состояние»), и нелзѣ бяше гнатися за ними за рѣку (Повесть о битве на реке Воже). - Ср.: А когда приспел вечер, и зашло солнце, и померк свет, и наступила ночь, и сделалось темно («где есть каково»), то нельзя было гнаться за ними за реку; А на другой день с утра стоял сильный туман; И бысть в утрѣ тишина («где есть какое состояние») (Повесть о житии Михаила Клопского). - Ср.: А на другой день с утра стоял сильный туман. И утром стало тихо («где есть каково») (подготовка текста, перевод и комментарии Л.А. Дмитриева); И тогда же бысть послѣ Оспожина дни, въ 24 день августа, в среду, бысть на небеси в солнце знамение, яко восходящу солнцу на 1-мъ часу дни, и бысть вверху солнца аки срѣзано по-малу, и нача в солнце гибели прибывати от перваго часа и до третьяго часа дни, и бысть на солнци яко до трети изгибе, аки ускуи́ и исполнися солнце на пятомъ часу дни яко первое бысть; на небеси же бысть свѣтлость («где есть какое состояние»), не бысть ни облака (Повесть о болезни и смерти Василия III). - Ср.: И тогда же, после Госпожина дня, 24 августа, в среду, было на небе знамение на солнце: когда солнце только начало подниматься, в первом часу дня, верх его был как будто немного срезан, и затем стало солнце убывать, от первого часа дня до третьего, и уменьшилось солнце до трети, стало как ладья, и только к пятому часу дня солнце прибыло и стало таким, каким было вначале; на небе же было светло («где есть каково»), не было ни облака (подготовка текста, перевод и комментарии Н.С. Демковой) и др. В заключение хочется отметить, что мы сравнивали продуктивность реализации структурных схем в текстах древнерусской литературы XI - XVII, текстах XVIII века и XIX - XX веков и выявили следующие тенденции. Во-первых, в текстах XIX - XX веков специализированные схемы преобладают над неспециализированными: примерно 69 % к 31 % высказываний; а в тестах XI - XVII вв. и XVIII в. доминируют высказывания, в основе которых лежат неспециализированные схемы (соответственно 15 % к 85 % и 33 % к 67 %). Во-вторых, непродуктивные или малопродуктивные для XI - XVIII веков специализированные схемы «где есть каково», «где самопроисходит» в XIX - XX веках становятся самыми «востребованными» знаками концепта «состояние природы». А вот неспециализированные структурные схемы «где есть какое состояние» и «что находится в каком состоянии» оказались очень устойчивыми: на протяжении уже девяти столетий они «исправно», помимо своих «родных» концептов «бытие объекта» и «инобытие объекта», используются для вербализации концепта «состояние природы». Объяснить использование схем-репрезентантов концептов «бытие объекта» и «инобытие объекта» для пропозиции «состояние природы» помогают работы в области лингвокогнитологии, предполагающие, что концепты как мыслительные единицы образуют упорядоченную концептосферу, вступая в системные отношения сходства, различия, иерархии с другими концептами [см. подробнее: 3]. В лингвокогнитивном преломлении эти ментальные корреляты трех внеязыковых ситуаций бытия объекта, инобытия объекта и состояния природы имеют определенные точки пересечения, которые проявляются определенным образом в языке. Этими «точками» являются, вероятно, концептуальные признаки перцептивность, локализованность, временность, итеративность.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.