ИТАЛИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ХРИСТИАНСКО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ Вербец Ю.В.

Московский автомобильно-дорожный институт


Номер: 8-1
Год: 2015
Страницы: 101-108
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социальная поддержка, профсоюзы, государственный сектор, social maintenance, trade unions, state sector

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются социально-экономическое положение Италии после Второй мировой войны и преобразования Христианско-демократической партии направленные на улучшение социального положения трудящихся и выходу из экономического кризиса.

Текст научной статьи

К моменту окончания второй мировой войны в мире сложилось три группы стран с различными социально-экономическими системами: 1)страны социалистического лагеря; 2)государства “третьего мира”, обретшие независимость, но слабые в экономическом отношении; и, наконец, 3)развитые капиталистические страны, сгруппировавшиеся вокруг США и использовавшие американский доллар как общую валюту в международных расчетах. К третьей группе стран принадлежала и Италия. В 1944 г. на конференции в Бреттон-Вуде ( США ) с участием 44 стран были определены рамки функционирования системы международных расчетов. Американская сторона отстаивала позицию, согласно которой в международных расчетах должны использоваться национальные денежные единицы тех стран, которые могли выполнить обязательство конвертировать свои денежные знаки в определенное количество золота. А так как подавляющая часть золотых резервов сосредоточилась в США, то единственной национальной валютой, которая действительно конвертировалась бы в золото, был только американский доллар. По решению конференции создавался Международный валютный фонд: страны получали кредит при условии, что они имеют уравновешенный платежный баланс и могут внести в фонд необходимую квоту в золоте. Так как большинство стран неспособны были ни на первое, ни на второе условие, то предоставление США долларовых займов становилось неизбежным[11, 30]. США старались, исходя из своих политических и военно-стратегических соображений, помочь послевоенному восстановлению Европы. 5 июня 1947г. государственный секретарь США Маршалл обнародовал план американской финансовой помощи. Италия выразила готовность принять американскую инициативу. В июне 1947 г. странами, принявшими план Маршалла был основан Комитет европейского экономического сотрудничества, который подготовил конвенцию, подписанную 16 апреля 1948 г. Так возникла Организация европейского экономического сотрудничества, которая давала рекомендации о распределении экономической помощи отдельным странам в рамках плана Маршалла и основала Европейский платежный союз. Начальная финансовая помощь должна была поступать от правительства США. План Маршалла, официально именовавшийся Программой восстановления Европы, предоставлял в распоряжение правительств европейских государств долларовые субсидии, на которые можно было приобрести как продукты питания, так и средства производства в Северной Америке или странах “третьего мира”. Национальные правительства конвертировали доллары в отечественную валюту и использовали полученные средства в соответствии со своими представлениями о необходимости государственной поддержки тех или иных отраслей. Италия получила по плану Маршалла за период с 3 апреля 1948г. по 30 июня 1952 г. помощь в размере 1474 млн. долларов[18,90]. Около 70 % этих средств были направлены на развитие металлургической, химической, электротехнической промышленности и машиностроения, 30 % - использовано на нужды крупнейших итальянских компаний, таких как “ФИАТ”, “Эдисон”[11,45]. Мирный договор с Италией был подписан 10 февраля 1947 г. в Париже. Он констатировал отказ Италии “… от всех прав и правооснований на итальянские территориальные владения в Африке, а именно на Ливию, Эритрею и итальянское Сомали”[9,19]. Италии запрещалось производить ядерное вооружение, самодвижущиеся или управляемые снаряды или аппараты, связанные с их выбрасыванием, а также “приобретение военных материалов и техники германского или японского происхождения или конструкции, как в Италии, так и вне пределов ее территории, или их производство”[9,41]. Италия потеряла часть доходов, приносимых от эксплуатации колоний, которые, впрочем, не были большими. Так, например, в 1910- 1911 гг. доходы Эритреи равнялись 8 977 750 лирам, а расходы на нее 7 223 700 лирам[10,173]. Но вместе с тем Италия значительно сократила расходы на военные нужды, что благоприятно сказалось на экономике страны. Экономика страны после войны оказалась в плачевном состоянии: к концу 1945 г. промышленное производство снизилось до ¼ того показателя, который был достигнут в предвоенный период [11,27]; возникли трудности со снабжением предприятий углем, металлами, техникой. Средний уровень занятости в промышленности к 1950 г. составлял приблизительно 34 % общего уровня экономически активного населения. Наблюдался непрерывный рост стоимости жизни. Если индекс стоимости жизни оставался довольно стабильным в 1922 - 1939 гг., то в 1942 - 1945 гг. он непрерывно рос, что вело к снижению индекса реальной заработной платы [1,217]. С 1938 по 1948 гг. оптовые цены выросли в Италии в 25 раз, а стоимость жизни увеличилась в 26 раз [11,28]. Несмотря на введение карточной системы и принятия других чрезвычайных мер, правительству не удалось наладить контроль даже над ценами на товары первой необходимости, которых все больше не хватало. Не было порядка в финансовой сфере. В связи с тем, что военная администрация союзников для финансирования закупок товаров оккупационными войсками выпустила свою собственную банкноту, получившую название “амлир”, денежная масса, выраженная в этих единицах, эмиссия которых количественно не ограничивалась, вливалась в итальянскую систему денежного обращения, что привело к обесцениванию лиры. Еще одной проблемой был рост безработицы. Так, в 1945 - 1949 гг. уровень безработицы составлял 8,2 % и был выше, чем в ряде западноевропейских стран, таких как, например, Великобритания, ФРГ или Австрия [15,174]. Исторической причиной безработицы в Италии явился избыток рабочих рук в городах, постоянная миграция населения с экономически отсталого Юга страны на промышленно развитый Север. Население Милана за 1940 - 1950 гг. увеличилось на 52 тыс. человек, а население Рима - на 284 тыс. При этом в ряде крупнейших городов Европы, таких, например, как Вена, Дрезден, Кельн, Ливерпуль, Лондон, Прага отмечается в этот период снижение числа жителей, что было следствием второй мировой войны [15,86]. Ввиду чрезвычайности положения в промышленности, в 1947 - 1948 гг. был введен запрет на увольнения. В эти годы действовало соглашение о так называемом блокировании увольнений. По этому соглашению, которого добились профсоюзы, промышленники не могли производить увольнения без согласия с Конфиндустрией, с одной стороны, и профсоюзами - с другой. Эта мера позволила в первые послевоенные годы сдерживать рост безработицы. Одним из основных вопросов послевоенного урегулирования был вопрос о разработке и принятии конституции, необходимость сделать выбор между республикой и монархией. Политические партии, участвовавшие в движении Сопротивления, выступили за коренное изменение политических институтов в стране. На референдуме 2 июня 1946 г. была отвергнута монархическая форма правления (большинством в 54,3 % против - 45,7%) [7,262]. Одновременно было избрано по пропорциональной системе Учредительное собрание из 222 депутатов. Разработка Конституции происходила в сложной обстановке. Ни одна из политических партий не имела абсолютного большинства в Собрании (христианские демократы - 35,2 %, социалисты - 20,7 %, коммунисты - 19,7 %), и в результате текст вырабатывался на основе компромиссных соглашений. На длительность разработки ( весь 1947 г.) оказали влияние расхождения среди сил антифашистской коалиции, а также удаление премьер-министром Альчидо Де Гаспери коммунистов и социалистов из Правительства. Конституция вступила в силу с 1 января 1948г. В целом для своего времени она оказалась весьма удачной, о чем говорит незначительное число поправок, внесенных в нее за полвека; таковых оказалось лишь 10. В первой статье Конституции говориться: “Италия - демократическая Республика, основывающаяся на труде”[8,29]. На статьях, посвященных этико-социальным и экономическим отношениям, сказалось влияние коммунистов и социалистов. Согласно статье 4, республика признает за всеми гражданами право на труд и способствует созданию условий, делающих это право эффективным. К числу таких условий можно отнести: право трудящихся на принятие участия в управлении предприятиями (ст. 46) [8,37], на еженедельный отдых и на ежегодные оплачиваемые отпуска (ст. 36) [8,35], “на вознаграждение, соответствующее количеству и качеству его труда и, достаточное во всяком случае, для обеспечения ему и его семье свободного и достойного существования” (ст. 36) [8,35]. Разработчики Конституции не забыли, что в стране существует немало социальных проблем, включая безработицу, и предусмотрели поэтому, в ст. 35 свободу эмиграции. Каждому нетрудоспособному гражданину, лишенному средств к существованию, в ст. 38 гарантируется право на социальную поддержку и помощь: “Трудящиеся имеют право на то, чтобы были предусмотрены и обеспечены средства, соответствующие их жизненным потребностям на случаи несчастья, болезни, инвалидности, старости и не зависящей от них безработице” [8,36]. Необученные и несовершеннолетние имеют право на профессиональное обучение и усовершенствование. Как уже отмечалось, в Конституции нашли отражение различные политические взгляды на устройство послевоенной Италии. Так, с одной стороны, декларируется возможность обладания частной собственности (ст. 42), а с другой, - заметно влияние социалистических концепций в статьях, содержащих нормы о публичной собственности, о возможности экспроприации частной собственности в пользу государства (ст. 43) и об ограничении размеров земельной собственности (ст. 44). Затрагивает Конституция и профсоюзы: “Профсоюзная организация свободна” [8,36]. На профсоюзы не могут возлагаться никакие обязанности, кроме регистрации в местных или центральных органах. Условием для регистрации является наличие устава, предусматривающего внутреннюю организацию на демократической основе. Профсоюзы, пропорционально числу своих членов, могут участвовать в представительстве трудящихся при заключении коллективных трудовых договоров, которые имеют обязательную силу для всех, кто принадлежит к категориям, затрагиваемым договорами. Отличительной чертой итальянского профсоюзного движения является то обстоятельство, что три самые крупные национальные объединения профсоюзов связаны политическими партиями. Всеобщая итальянская конфедерация труда, основанная в 1944 г., находится под влиянием коммунистов, образованная в 1950 г. Итальянская конфедерация рабочих профсоюзов связана с Христианско-демократической партией, а Итальянский союз труда, созданный в 1950 г., - с социалистами и с Республиканской партией [7,285]. Конституция 1947 г., содержавшая императив проведения социальных реформ и утверждение права народа на активное участие в управлении страной, способствовала созданию развитых механизмов демократии, партийных и общественных структур. В то же время послевоенная итальянская политическая система, определяемая как “несовершенная двухпартийность” (Христианско-демократическая партия (ХДП) - у власти, Итальянская коммунистическая партия (ИКП) - принципиально удалена от нее), отличалась неустойчивостью и часто переживала правительственные кризисы. Система власти ХДП просуществовала до начала 90-х гг. ХДП, основанная в 1943 г., была наследницей довоенной Народной партии (1919-1925) и была связана с католической церковью. ХДП черпала свои основные идеи в социальной доктрине католицизма, которая интегрировала часть требований трудящихся, декларировала необходимость установления “социальной справедливости” за счет превращения неимущих в собственников, незыблемость частной собственности, право общества использовать ее в своих интересах, сотрудничество классов. Программа ХДП выдвигала прогрессивные требования демократической реформы, которая бы передала землю тем, кто ее обрабатывает, промышленной реформы, заключающейся в планировании, национализации или введении элементов контроля над монополиями, участия трудящихся в доходах и управлении производством [6,5-6]. С окончанием второй мировой войны в Италии начался восстановительный процесс. В 1947 г. были проведены мероприятия, заложившие основы жилищной политики. Началось строительство, с государственной помощью “народных домов”, предназначенных для сдачи в наем, часто с правом последующего приобретения. В 1949 г. Фанфани выдвинул план, предусматривавший введение в действие специального механизма финансирования жилищного строительства на базе предварительного сбора соответствующих взносов с трудящихся в счет специального фонда Ина-Каза. Так государство вносило свою лепту в застройку новых городских районов и способствовало переезду в город сельского населения. Перепись 1951 г. «зарегистрировала в Италии 11 млн. жилых построек… большинство городских апартаментов в то время были трехкомнатными» [2,1-2]. Южная Италия сильно пострадала во время войны. Бомбардировки с моря, воздушные налеты, англо-американская оккупация - все это нанесло Югу огромный материальный ущерб. Особенно сильно пострадала Кампания, одна из наиболее развитых областей Юга, и в первую очередь ее центр - Неаполь, промышленность которого бездействовала. Основу промышленного потенциала Неаполя составляли предприятия, построенные Институтом реконструкции промышленности. Во время войны эти предприятия были разрушены на 75 %. В начале 50-х гг. уровень концентрации в южно-итальянской промышленности был очень низким. На 94,2 % предприятий Юга число занятых не превышало 5 человек [3,13]. Основную массу промышленных предприятий составляли мелкие мастерские, производившие обувь или одежду, и предприятия, занимавшиеся переработкой сельскохозяйственной продукции. В эти годы значительную роль в экономике Юга играло сельское хозяйство. В 1950 г. в нем было занято 42, 2 % активного населения страны [17,153], а его доля в ВНП составляла 32 % [16,58]. В сельском хозяйстве сохранялись элементы барщины и феодальных отношений, крестьянам принадлежала незначительная часть земель, как правило, малопригодных для обработки. Неудовлетворительным было состояние транспорта. Только 15 % всех железных дорог Юга были электрифицированы (на Севере и в Центре - 41%), 95% железнодорожных путей являлись одноколейными, а интенсивность транспортных перевозок составляла лишь 19 % от общей по стране [3,14-15]. В 1949 - 1950 гг. были приняты три частичных закона об аграрной реформе для различных районов Центральной, Южной Италии и Сицилии. Они предусматривали экспроприацию и перераспределение крупных земельных владений. Решено было наделить землей значительное число индивидуальных производителей и оказать им помощь в снабжении необходимыми техническими средствами. Однако ограничение территории, на которой проводилась реформа, площадью 700 тыс. га и способ ее осуществления лишали эти мероприятия возможности реализовать фундаментальную перестройку сельского хозяйства. Федерация аграрных консорциумов, которая должна была координировать деятельность провинциальных аграрных консорциумов, управлявшихся на кооперативных началах, на деле сконцентрировала в своих руках всю власть. При ее посредничестве регулировались отношения между промышленностью и сельским хозяйством. Социальные результаты реформы были скромными. Из 4,5 млн. безземельных и малоземельных крестьян получили землю и увеличили свои наделы 180 тыс. человек, т. е. всего 4 % от общего числа [6,13]. Параллельно, 10 августа 1950 г. была создана Касса для чрезвычайного вмешательства в целях развития Юга, через которую, в течение 10 лет, предполагалось израсходовать 1000 млрд. лир для решения Южной проблемы. В начальный период деятельности Кассы эти средства расходовались, прежде всего, на создание таких объектов инфраструктуры, как водохранилища, водопроводы, дороги, мелиоративные сооружения. Таким образом, в послевоенные годы Юг постепенно превращается в основную сферу вложения государственных средств. В 70-е гг. в Южную Италию направлялось около 50 % всех государственных инвестиций. А также принимались меры, направленные на привлечение в южные районы частного капитала, в частности, предоставлялись значительные финансовые льготы для строительства предприятий на Юге. Эти меры способствовали определенному подъему экономики. Но в 70-е гг. проблема Юга осталась нерешенной. Еще более острой ее сделал кризис 1974-1975 гг., а также землетрясение 1980 г. (ущерб, нанесенный производственному аппарату Кампании и Базиликаты, оценивается в 570 млрд. лир, пострадали 45 % промышленных предприятий этих областей) [3,6-7]. Промышленность Италии в послевоенный период была ориентирована в первую очередь на производство предметов потребления. Но все более отчетливо просматривалась и перспектива подъема производства промышленного оборудования и сырьевых товаров. Начался процесс реорганизации производства. В 1947 г. был учрежден Фонд финансирования машиностроения. Средства выделялись в форме дотации казначейства сроком на 20 лет. Фонду был предоставлен заем экспортно-импортного банка (правительственного агентства США), использованный для финансирования закупок промышленного оборудования. Промышленные предприятия с государственным участием были заняты в основном производством тех видов продукции, в которых в первую очередь были заинтересованы крупные частные компании. Важнейшим компонентом итальянской производственной структуры является государственный сектор. В межвоенный период он был более крупным, чем в большинстве других промышленно развитых стран. После 1945 г. под государственным контролем остались все ведущие банки и сфера промышленного кредита, сосредоточилось до 80 % национальных сбережений. Доминирующие позиции в хозяйственной структуре сохранил государственный холдинг ИРИ, были созданы новые холдинги - ЭНИ (нефтегазовая промышленность) и ЭФИМ (машиностроение); при опоре на них была осуществлена модернизация базисных отраслей. ИРИ, созданный в 1933 г., представлял собой трехступенчатый холдинг, верхняя ступень которого находилась в 100 % государственной собственности и владела 51 - 100 % капитала субхолдингов, а на третьем уровне достаточно широко присутствовал частный капитал. Благодаря такой структуре сектор ИРИ мог оказывать влияние на внушительные объемы собственности и капиталовложений. Так, в 1973 г. соотношение бюджетных дотаций и привлеченных с их помощью средств в этом секторе составляло 1: 10. Убытки отдельных предприятий компенсировались за счет перераспределения прибыли внутри группы. На этой идее совокупной эффективности и окупаемости вложений и основывалась, начиная с 60-х гг., экономическая “философия” ИРИ. Другой ее составляющей было централизованное управление: государство контролировало всю пирамиду участий через своих представителей в административных советах нижестоящих финансовых и оперативных единиц. На этапе ускоренного роста “формула ИРИ” олицетворяла собой плюсы сложившейся в Италии модели смешанной экономики: оригинальный способ финансирования, позволяющий мобилизовать значительные объемы частных инвестиций, высокую степень концентрации производства при децентрализации и маневренности управления, возможность своевременного вмешательства в целях разделения риска и обеспечения суммарной окупаемости капиталовложений. Однако на первый план с течением времени стали выходить проблемы коррупции и неэффективности управления ИРИ, связанные с тем, что до 90 % его руководящих постов (как и постов в центральном административном аппарате и в 60 тыс. государственных и полугосударственных учреждений) заняли представители ХДП, стоявшие у руля государственной власти. Госсектор играл главную роль в укреплении власти ХДП в качестве источника ее финансирования, что превратило его в инструмент партийной политики и стало наносить ущерб общехозяйственным интересам. В период 1954 - 1962 гг. производство непрерывно росло, денежное обращение оставалось стабильным. Среднегодовые темпы прироста ВВП составляли в 1950 - 1973 гг. около 5,4 %, что было значительно выше, чем в Великобритании и Нидерландах [16,44]. Узость внутреннего рынка преодолевалась за счет экспорта промышленной продукции. Среднегодовые темпы прироста экспорта в 1954 - 1973 гг. составляли приблизительно 3,5% , а его доля в ВВП равнялась 10-12 % [11,111-112]. Однако доля импорта в ВВП была больше (исключение - 1964-1969 гг.) [11,112]. Быстро росло количество легковых автомобилей в расчете на душу населения (так в период 1949-1969 гг. численность легковых автомобилей в Италии возросла в 28 раз), автомобиль стал важнейшим символом повышения благосостояния. По-прежнему тяжелой оставалась проблема безработицы, уровень которой в 1950-1954 гг. составлял 9 %, и несколько улучшился в 1960-1964 гг. достигнув отметки в 3,2 % [16,37]. В Европе к 1950 г. образ мыслей многих политиков определяла боязнь дефицита ресурсов и германского экономического превосходства. Эта опасность могла быть преодолена только путем создания международных институтов. В 1952 г. по плану Жана Моне, который воспринял и с начала 50-х гг. осуществил Р. Шуман, возникло Европейское объединение угля и стали, представлявшее собой наднациональный контрольный и распределительный орган ФРГ, Франции, Италии и стран Бенилюкса. Высшие органы получили широкие полномочия по управлению инвестициями, регулированию цен, установлению производственных квот и распределению дефицитных товаров. В 1958 г. эти же шесть стран образовали Европейское сообщество атомной энергии и Европейское экономическое сообщество. Члены Европейского сообщества согласно Римским договорам не обладают полным суверенитетом в проведении экономической и социальной политики. Отдельные вопросы переданы странами-членами в органы сообщества практически полностью, другие - лишь частично. Быстрее всего утвердился общий рынок промышленных товаров. К 1 июля 1968 г. фактически были устранены внутренние пошлины. На значительную часть продукции, торговля которой регулировалась договорами ЕОУС и Евроатома, пошлины были отменены единовременно с 1 января 1974 г. Общий таможенный тариф исчислялся как среднее арифметическое тарифов стран-основателей. Он был ниже тарифа в Италии. В среднем импорт промышленной продукции облагается пошлиной в 6,9 %, более половины поступает в ЕЭС беспошлинно, это самый низкий тариф среди всех промышленно развитых стран. Особым сектором для ЕЭС являлось сельское хозяйство. Аграрная политика в определенной степени стала главной для ЕС в целом. Целью было провозглашено сохранение крестьянских хозяйств стран-членов, защита от конкуренции со стороны заокеанских производителей сельскохозяйственной продукции и от более низких цен мирового рынка. Чтобы гарантировать доход европейским крестьянам, примерно равный доходам работников других секторов, были установлены единые цены на общем рынке сообщества, а цены на импортные товары подняты за счет специальных надбавок. Европейским сельским производителям, экспортирующим свою продукцию, возмещается разница между внутренней ценой ЕЭС и более низкими ценами мирового рынка. Средства на эти цели предоставляются общим аграрным фондом. Региональная политика служит целям социальной политики или усилиям по созданию новых рабочих мест. Для занятых в сталелитейной промышленности это право в отношении ряда специальностей стало реальным уже в период между 1954-1961 гг., для рабочих остальных отраслей - в 1968 г. Согласно договору ЕЭС граждане одной страны сообщества, работающие в другой стране, с точки зрения социальных и профессиональных прав приравниваются к гражданам последней; гарантии социального страхования также сохраняются. В 1954 - 1982 гг. директорат ЕОУС выделил 750 ЭКЮ, чтобы обеспечить занятость безработных в добывающей и сталелитейной промышленности. Кроме того, ЕОУС выделил под низкий процент ссуды строительство квартир по льготным ценам. С1960 г. существует Европейский социальный фонд. До 1970 г. на его средства прошли переподготовку около 2 млн. безработных. Важным документом, отвечающим интересам трудящихся, был, принятый в Италии 20 мая 1970 г., так называемый Статут трудящихся (“Положения об охране свободы и достоинства трудящихся, о профсоюзной свободе и профсоюзной деятельности на производстве и положения о трудоустройстве”). Он закреплял право работников совмещать работу с учебой, осуществлять контроль за применением положений о предотвращении несчастных случаев профессиональных заболеваний. Статут гарантировал трудящимся высокую степень защиты от увольнений: “Работник имеет право на возмещение ущерба в связи с увольнением, признанным недействительным … Размер компенсации не может быть меньше пятимесячной заработной платы… Работодатель, не подчиняющийся … судебному решению, кроме того, обязан выплатить работнику компенсацию, соответствующую его заработной платы, за период со дня вынесения судебного решения до дня восстановления на работе” [5,362-363]. Социальная политика итальянского государства периода правления ХДП была подчинена популистскому кредо этой партии и соответствовала ее межклассовой, центристской ориентации. Католическая социальная доктрина всегда отводила семье и корпорации главенствующую роль среди общественных институтов. Государство в этой системе выступало в качестве своего рода посредника, организующего обмен ресурсами между центральной властью и различными группами частных интересов, обеспечивая, таким образом, социальный консенсус. Под этим углом зрения рассматривались функции государства и как субъекта перераспределения национального дохода, и как государства-предпринимателя, направляющего рост экономики, и как работодателя для почти 1/5 наемных рабочих. В социальных низах авторитет ХДП часто поддерживался путем прямого распределения благ, особенно рабочих мест и субсидий. В районах с хронически высокой безработицей на государственные пособия жили целые общины. Доля отчислений на социальное страхование в ВВП составляла в 1955 - 1980 гг. в среднем около 10 % [12,343]. Большая часть средств расходовалась на пенсионное обеспечение (в 1970 г. - 34,8 %). Так как социальное страхование занимает только около двух третей всех государственных расходов на социальное обеспечение, то еще выше доля средств, выделяемых на социальные пособия, к которым, по определению Международной организации труда, относятся также пособия на детей и семью, социальная помощь, обеспечение служащих и жертв войны и государственное здравоохранение. На здравоохранение тратилось в 1970 г. 26,4 % от общей суммы социальных расходов, на пособия по инвалидности - 17, 7 %, на поддержку семьи - 12,9 %, на пособия по безработице - 1,1 % [14,220;14,315]. Социальная поддержка осуществлялась по нескольким каналам. Во-первых, через систему органов социального обеспечения, большая часть которых координировалась из центра и не имела единой отчетности, но занималась прямым или косвенным распределением бюджетных средств. Во-вторых, через автономные предприятия, использовавшиеся в качестве политического ресурса и дававшие возможность распределения постов. В-третьих, через “параллельную администрацию” - экономические и идеологические структуры, близкие к центральным звеньям управления. В-четвертых, через структуры, которым делегировались государственные функции - технические службы министерств, частные ассоциации при государственных учреждениях, государственные финансовые фонды с региональной сферой деятельности, промышленные синдикаты и другие подобные организации-посредники между государством и частным сектором. Совокупность этих структур, практически не поддававшаяся скоординированному управлению, несла на себе отпечаток доиндустриального, “феодального” корпоративизма. Распределение ресурсов соответствовало экономическому и политическому рейтингу заинтересованных групп. Через государственные каналы проходило около 50 % ВВП. Финансовая система работала в условиях массового уклонения от НДС и подоходного налога (в размере 15-20 % общих бюджетных поступлений) и характеризовалась автоматическим ростом текущих расходов по сравнению с инвестиционными, что наряду с другими факторами вело к разрастанию бюджетного дефицита. Но государство вместо наведения дисциплины все шире практиковало меры поддержки: “спасательные операции”, субсидирование предприятий, выделение фондов для модернизации производства, особо льготные пенсионные режимы и т. д. Одним из проявлений терпимого отношения властей к нарушениям налогового законодательства стало разрастание теневой экономики, масштабы которой достигли ¼ ВВП [13,164-196]. За период с конца 50-х до начала 90-х годов, Италия шагнула из разряда аграрно-индустриальных стран в число ведущих промышленно развитых стран мира. При этом сохранились многие черты периферийного капитализма: высокая доля легкой промышленности в производстве и экспорте, наличие громоздкой государственной структуры, симбиоз крупного «семейного» капитала с политическими кругами, сосуществование динамично развивающихся северных и центральных областей с отсталым Югом. Индустриализация северо-запада страны в треугольнике Милан-Турин-Генуя не была возможна без огромного резерва рабочей силы Юга страны и внутренней миграции [4,26-27]. Итак, в середине ХХ в. в Италии получает развитие модель социально-ориентированной экономики, в рамках которой основной функцией государства становится создание гарантий реального равенства прав и возможностей граждан за счет перераспределения доходов, государственной поддержки, а также расширение и укрепление правовой основы обеспечения интересов трудящихся. Христианско-демократическая партия Италии, во многом наследовала социально-этические концепции католической церкви, которая оказала мощное просветительское влияние на всю систему европейского права и сформулировала собственную социальную доктрину (энциклика “Rerum novarum” в 1891 г.). Не без ее активного вмешательства государственная политика стала приобретать четко выраженную социальную окраску. Партнерами государства в деле выработки баланса власти, регулирующего развитие социальной сферы, стали профессиональные организации работодателей и рабочих.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.