ПРОВЕРКА ЛИЧНОГО СОСТАВА СОВЕТСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ ОДЕССКОЙ ГУБЕРНИИ В 1924 г Дубчак И.В.

Одесский национальный университет им. И.И. Мечникова


Номер: 8-1
Год: 2015
Страницы: 110-114
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социальная история, новая экономическая политика, кадровая политика, чистка личного состава предприятия, social history, the new economic policy, personnel, cleaning personnel of the company

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются вопросы, связанные с проведением проверок личного состава советских учреждений Одесской губернии в 1924 г. в ракурсе становления кадровой политики Советского государства. Особое внимание уделяется методам, подходам и целям при проведении чистки предприятий.

Текст научной статьи

Решение о переходе руководства Российской коммунистической партии (большевиков) к новой экономической политике, которое было принято в марте 1921 г. на Х съезде РКП (б) [1, 854], осуществлялось в условиях кризиса власти. Одной из составляющей была кадровая проблема. Проявлением этого кризиса стали чистки сотрудников государственных учреждений. Помимо широко известных чисток партийных рядов, советской властью проводились подобные мероприятия в самых разнообразных сферах жизни общества, в том числе в промышленных и хозяйственных учреждениях. В статье рассматривается аспект кадровой политики советской власти в 1924 г., когда были организованы первые попытки проверки личного состава советских учреждений. Автор рассматривает процессы, которые происходили на предприятиях Одесской губернии. Вопросы, связанные с кадровой политикой, чисткой личного состава предприятий, ее причинами и влиянием на советское общество исследовались в работах Ю. М. Голанд [3], В. П. Данилова [4], С. В. Кульчицкого [10]. Авторы отмечают, что военно-мобилизационный принцип, который был присущ политики военного коммунизма, господствовал в системе партийного руководства и накладывал отпечаток на сферу производственных отношений. Это бюрократизировало ее и подвергало жесткой регламентации и администрированию. Частично этот вопрос рассматривается в труде Т. П. Коржихиной и А. С. Сенина, но большее внимание они уделяют чистке 1929 г. В начале 1920-х гг. чистки учреждений, по мнению авторов, еще не были организованными сверху повсеместными кампаниями: «В отдельных районах страны такие «чистки» начнут проводиться выборочно, часто по местной инициативе»[7]. Причины проведения чисток в середине 1920-х гг. называют разные. Так Е.А. Кириллова указывает, что причинами проверки кадрового состава в Петрограде в 1923 г. была борьба со взяточничеством [6, 203]. Т.Ф. Ящук приводит официальную точку зрения ЦК РКП(б) на чистку в 1924 г. - мероприятие призвано улучшить кадровый состав учреждений, ликвидировать недостатки в их работе. Вместе с тем, в своей работе автор подчеркивал социальную направленность кампании - постановление ЦК РКП(б) указывало, что проверке не подлежали производственные рабочие, коммунисты и комсомольцы [16, 57]. В архивных документах указывается, что проведение чистки связано с кампанией выдвижения. Так в «Докладе-отчете ГКК-РКИ для съездов советов» Одесского окружного исполкома за май 1924 г. - апрель 1925 г. сообщалось: «Добиваясь надлежащей постановки своего инспекционного аппарата и произведя проверку сотрудников, КК-РКИ не могла не обратить внимания на ставшую перед ней актуальную задачу проверки и подбора новых кадров работников для всех госучреждений и хозорганов. В этих целях были повсеместно организованы комиссии по чистке, проделавшие огромную работу по проверке личного состава одесских учреждений» [5, 102-103]. То есть в 1924 г. проверки кадрового состава были организованы повсеместно, однако, лозунги были различными, в зависимости от целей и задач, которые ставили местные комиссии по чистке. Проверку личного состава предприятия осуществляли местные контрольные комиссии. В постановлении ХIII съезда РКП (б) «О контрольных комиссиях» [2, 781] указывалось, что «основным условием успешности работы контрольных комиссий в деле улучшения и чистки государственного аппарата является содействие им всей партии и ее организаций, вовлечение в эту работу самих трудящихся масс». В этом документе также указывалось на расширение функций контрольных комиссий на местах, в губерниях и областях. Также в постановлении раскрывались задачи контрольных комиссий: «Особенно важной задачей в настоящий момент является борьба с бюрократическими извращениями партийного аппарата и партийной практики и привлечение к ответственности должностных лиц». Фактически постановление «О контрольных комиссиях» делало автономными местные контрольные комиссии в вопросе чистки кадров [2, 781]. В комиссии по чистке входили представители губернского или уездного партийного комитета, отдела ГПУ, глава учреждения и председатель его профсоюзного комитета. Увольнение осуществлялось по трем критериям: 1) элементы чуждые и не пригодные для работы в советском аппарате по политическим мотивам увольнялись без права поступления вновь; 2) лица, не пригодные для работы по деловым качествам или менее серьезным, чем в первом случае, политическим мотивам, увольнялись временно или оставлялись, пока им подыскивали замену; 3) вполне преданные партии и государству сотрудники, но с низкой квалификацией, обычно переводились на низшие должности. [8, 987] Процедура чистки проходила следующим образом: работники заполняли анкету, в которой, прежде всего, вопросы касались социального происхождения - необходимо было указать сословие или происхождение до революции (из крестьян, мещан, дворян, купцов, почетных граждан, духовного звания, военного сословия и т. д.). По вопросу об образовании нужно было назвать все учебные заведения. Требовалось точно указать профессии родителей и свое семейное положение, наличие родственников за границей. Был вопрос о службе в старой армии, нужно было указать последний бывший чин и занимаемую должность. Необходимо было ответить, служили ли в войсках или учреждениях белых правительств (белых армий), в каком чине (должности), где и когда; были ли на территории белых, когда, где и сколько времени. Сообщать о себе неправду было довольно рискованно. Особенно для старых сотрудников, прослуживших долгие годы на предприятии - о них было все известно. Хотя учет работников был в то время поставлен на низком уровне, однако, механизм доносительства работал на достаточном уровне. В протоколах заседаний комиссии встречаются случаи повторного опроса работников, поскольку выяснилось, что они утаили какие-то сведения о себе в анкете и при первом опросе. Собранные анкеты работников рассматривались членами комиссии. Если в анкете содержались компрометирующие сведения, работников вызывали для опроса на заседание комиссии. Для «чистых» сотрудников всё на этом заканчивалось. На следующее заседание комиссии по чистке собирались вызванные работники, к анкетным данным которых были подозрения. Члены комиссии опрашивали их и после принимали решение по ним. По просьбе руководства предприятия решение об увольнении могло быть отменено, либо отсрочено на определенное время. В период с весны 1924 г. по осень 1925 г. на государственных предприятиях УССР проводились проверки личного состава, в том числе и в Одесской губернии. Председателем Одесской губернской контрольной комиссии КП(б)У был А.И. Кристаловский [15, 1]. По данным личного дела: Кристаловский Александр Иософович - родился в г. Одесса, 2 января 1882 г., поляк, член РСДРП с ноября 1901 г., был в ссылках до 1917 г., в 1918 г. попал под трибунал Московского ревтрибунала за халатное выполнение обязанностей, признан - абсолютно не подсудным, с 1920 г. по 1922 г. находился в г. Одесса, работает в управлении советской обороны Южно-Западной железной дороги, делегат Х съезда РКП (б), с апреля 1924 г. глава Контрольной комиссии Рабоче-крестьянской инспекции, с мая 1924 г. по октябрь 1927 г. член Центральной контрольной комиссии КП(б)У, умер в Москве в 1943 г.. [10, 2.] Уже в апреле 1924 г. были проведены проверки управленческого персонала на 4-х предприятиях Одесской губернии: «Одесский губсовнархоз», «Одесский химсольтрест», «Пищтрест» и «Одессторг». Среднее число уволенных на этих предприятиях составило 19 % от общей численности проверяемых. В «Одесском губсовнархозе» из 29 проверяемых сотрудников были снято 5 (17%); на «Одесском химсольтресте» из 53 (всего - 65) - 11 (21 %); на «Пищтресте» из 127 - 32 (25 %); на «Одессторге» из 58 - 8 (14 %). Так как проверке подвергался управленческий аппарат предприятий, то под особым вниманием были царские специалисты, которые после введения нэпа начали работать в государственных учреждениях. Отношение к спецам в обществе было неоднозначным, а к концу 1920-х гг. началась открытая идеологическая борьба против них. Специалисты в дореволюционное время либо занимали высокое положение в обществе, либо были собственниками. В связи с этим в их прошлом легко можно найти несоответствия моральному облику нового советского гражданина. Характерными примерами являются: Красносельский Н.Л. технорук «Пищтреста» - решение: снять как бывшего акционера «Газоген»; Водовоз Ц.С. мастер «Пищтреста» - решение: снять как бывшего владельца лесопильного завода [12, 6]. Родственные связи с другими сотрудниками предприятия также являлись причиной для снятия с занимаемой должности: Скрепер Д.А., завхоз «Пищтреста» - снять, жену оставить [12, 7]; Гомбах А.З. счетовод «Одессторга» - снять как родственника управляющего [12, 10]. В годы нэпа уделялось внимание составу семьи и количеству работающих в ней. Вызвано это ростом безработицы в советском обществе. В Одессе количество безработных достигало 20 000 человек в 1924 г. [14, 348]. Характерные примеры увольнения: Левит И.А., машинист «Одесского губсовнархоза» -снять, состав семьи - 7 человек, кроме него работают трое [12, 2]; Цилоркис М.И., кассирша «Пищтреста» - снять, муж зарабатывает 110 рублей [12, 9]. Также комиссия уделяла внимание информации о поступивших по протекции, при этом достаточно было простого заявления о факте без подписи и фамилии заявителя: Вулихман А.Ф., бухгалтер «Пищтреста» - снять как поступившего по протекции [12, 6]. Губернская комиссия не обходила стороной и политическую благонадежность кадров. Характерными примерами являются: Аронов М.И., бухгалтер «Одессторга» - бывший меньшевик [12, 9]; Алексеев Л.М., бухгалтер «Одесского химсольтреста» - снять как выходца из помещичьей семьи, чуждый элемент советского общества [12, 4]. При этом комиссия прислушивалась к мнению руководителя того отделения, в котором работал опрашиваемый сотрудник. В протоколах существуют указания на то, что судьбу работника во многом определяло отношение к нему начальника. Инженера «Одесского губсовнархоза» Гроссмана С.Я. - снять, называет себя инженером, диплома нет. Два раза привлекался к ответственности. В связи с указанием директора о том, что нет полноценной замены - оставить. Предоставить администрации в 2-х месячный срок подыскать соответствующую замену [12, 2]. Кадровая проверка организаций широко освещалась в печати, в правильном идеологическом свете. Как сообщалось в газете «Червоний комунар», которая выпускалась в Херсонском округе (в период с 1923 г. по 1925 г. Херсонский округ входил в состав Одесской губернии), в 1924 г. проверка «личного состава советских учреждений на Херсонщине оказалась делом весьма сложным и кропотливым. Мещанская обстановка, шкурничество и подсиживание выразились в противоречивых сведениях и показаниях, которые поступают в подкомиссию и окружную комиссию» [11, 2]. Всего было проверено 107 учреждений с числом сотрудников 3208 человек. Снято с работы 408 сотрудников [11, 2]. Свидетельством того, что на территории советской Украины в 1924 г. была проведена полномасштабная чистка, является «Сводная ведомость работ проделанных Центральной и Губернскими комиссиями по проверке личного состава госаппарата в 1924 г.». Всего было проверено 61 573 сотрудника. В итоге снято 7 028 сотрудника, в том числе 290 без права вступления в другие государственные учреждения. В ведомости приведены сведенья по 10 губерниям и отдельно по центральным учреждениям. К ним относятся: Полтавская, Киевская, Черниговская, Волынская, Подольская, Одесская, Екатеринославская, Донецкая, Харьковская губернии и Центральные учреждения г. Харькова. В связи с плохо налаженной системой отчетности определенных регионов отсутствуют сведенья по некоторым губерниям - Черниговской, Волынской, Подольской и Донецкой. Наибольшее количество проверенных учреждений в Одесской (122) и Киевской (112) губерниях. В остальных от 7 до 23 организаций. Количество проверенных учреждений в Полтавской и Харьковской губерниях не указано, однако, количество проверенных работников у них наибольшее - 17 964 и 10 102 сотрудников соответственно. Наибольшее число снятых сотрудников в Полтавской - 1823, Одесской - 1337, Харьковской - 912, в том числе 212 - без права вступления в другие организации, Екатерининская - 887 и Киевская - 714. Наибольшее число в процентном соотношении количества проверенных и снятых в Одесской - 13% и Екатеринославской - 12,6 %, а наименьшее в Волынской - 4 % и центральных учреждениях г. Харькова -6,2 %. Информация по «качеству уволенных» и «по каким мотивам» имеется лишь по некоторым губерниям. Так в Одесской губернии из общего числа 1337 уволенных сотрудников: ответственные работники - 331 (25 %), среднего звена - 626 (47 %), нижнего - 380 (28 %). В пункте «по каким мотивам» указано: не соответствует должности - 0, чуждый элемент - 725 (54 %), преступления по службе - 67 (5 %), родственник, поступил по протекции - 226 (17%), карьерист - 28 (2 %), материально обеспеченный - 214 (16 %), прочее - 77 (6 %). Данные таблицы указывают на то, что чистка в 1924 г. имела повсеместный характер на территории Советской Украины. Из общего числа проверенных было уволено в среднем 11 % сотрудников, то есть каждый 10-й сотрудник учреждения или предприятия. На предприятиях Одесской губернии процент уволенных был выше - 13 % [13, 73]. По итогам работы центральная контрольная комиссия СССР признала деятельность Одесской губернской контрольной комиссии правильной [15, 257]. Инициирование чисток личного состава советских учреждений исходило от партийного руководства коммунистической партии в целях политической борьбы с оппозицией и «врагами советского общества». На местах этот процесс имел свою специфику. Партийная принадлежность и дореволюционное прошлое имело большее влияние на дальнейшую судьбу сотрудника, чем его профессиональные качества. Призывы сверху о чистке общества понимались на местах как необходимость дать показатели, невзирая на действительность. Эти явления имели влияние на кадровый состав в промышленности и партийной среде в масштабе СССР и на местах в частности, в том числе на предприятиях Одесской губернии. Методы прямого и косвенного принуждения создавали почву для распространения конформизма и укрепления механизма манипулирования массами. В то же время проверки личного состава выявляли такие недостатки кадровой системы в учреждениях как поступление на работу по протекции, родственные связи среди руководства, карьеризм и преступления на производстве. Искоренение таких недостатков положительно влияло на организацию работы предприятий.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.