ПРАКТИКА СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОГО МОНАСТЫРЯ В ХIХ ВЕКЕ Рузанова Н.П.


Номер: 8-1
Год: 2015
Страницы: 118-121
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

общество, монастырь, социальное служение Церкви, society, the monastery, social ministry of Church

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется практика социального служения православного монастыря в XIX на примере монастыря Оптина Пустынь в сфере просвещения, образования и воспитания нравственности; помощи неимущим и нетрудоспособным.

Текст научной статьи

В ХIХ веке в Козельской Введенской Оптиной Пустыни начинается духовное возрождение, «вокруг старцев восстанавливается единство народа: духовная высота их такова, что перед ними падают социальные и культурные преграды» [4, 2]. Знаменитый монастырь был отображением жизни Святой Руси и сыграл важнейшую роль в истории России. Основанный в ХV веке Оптинский монастырь расположен на правом берегу реки Жиздры, в четырех верстах от города Козельска Калужской области. Разоренный в Смутное время польскими отрядами, он был бедным и малолюдным [13, 6,17-18]. Начиная с 1809 года, монастырь стал расширяться. Первым строителем и настоятелем обители стал о. Авраамий, в монастыре было 3 монаха, затем в Оптину перешло 12 братий [21, 1]. Число монашествующих стало быстро возрастать. Монастырь жил по строгому монастырскому уставу, который был принят в 1824 году: и настоятель, и монахи ничего не имели в личной собственности, питались в общей трапезной. Монастырь стал расширяться, службы стали посещать паломники. В 1821 году начали строить Скит для опытных в духовном окормлении монахов-схимников. По прибытии в Оптину Пустынь о. Моисею с братией предстоял огромный труд: надо было расчистить от вековых сосен огромную площадь. Козельские купцы Д.В. Брюзгин и Ф.Т. Третьяков помогли деньгами и материалами, иконостас сделали с помощью помещика П.Н. Хрущева, московские купцы Н.А. Самгин, П.Ф. Марков и Кирилл Путилов снабдили церковь книгами и утварью. В архивных документах сохранились записи о вкладах в монастырь тех, кто был пострижен в монахи или собирался жить в нем на старости [18, 33]. Монастырь имел больницу на 25 кроватей, 2 странноприимных дома, мужской и женский. В монастыре, при больнице, была «устроена аптека для общего пользования братии и посетителей обители». Все лекарства выдавались бесплатно. Кроме того, паломникам «…каждый день после братской трапезы предлагалась трапеза безвозмездно» [19, 58-59]. Настоятель монастыря Исаакий (И.И. Антимонов) построил новую гостиницу для приходящих в Оптину Пустынь монашествующих. Для нищих был открыт Странноприимный дом, «где (настоятель - авт.) питал каждую субботу человек по 300, раздавая милостыню по 10 - 15 рублей», часто брал на раздачу милостыни деньги из своих собственных средств. Изучая исторический опыт служения Церкви в делах милосердия, известный русский историк В.О. Ключевский замечал: «Никакими методами социологического изучения нельзя вычислить, какое количество добра вливала в людские отношения эта ежедневная, молчаливая тысячерукая милостыня, насколько она приучала людей любить человека и отучала бедняка ненавидеть богатого» [5, 80]. В связи с принятием христианства на Руси получила свое развитие благотворительность как непременное следствие проникнутого христианским учением духа, в основу которого положен завет Христа «Любите ближнего как самого себя». Евангельское учение о милостыне, слова Христа об отношении к ближнему: «блаженни милостивые, яко тии помилованы будут», «продайте имения ваша и дадите нищим», - вот тот фундамент, на котором создавалась русская благотворительность, в основе которой идея помощи ближнему «как брату во Христе» [2, 10]. Монастырь помогал денежными суммами на строительство домов крестьянам-погорельцам. Когда в селе Нижние Прыски сгорело 42 дома, то «за всех погорельцев от Козельской Оптиной Пустыни получили помоществование всего 2 тысячи 100 рублей для раздачи погорельцам на каждый дом по 50 рублей» [16, 3]. Семьям погибших на работах в Оптиной Пустыни крестьян выдавались денежные пособия [8, 1-23]. Оптина Пустынь имела гончарный, кафельный, свечной заводы, мельницу. Монастырь экономически поддерживал города Козельск, Белев, Перемышль и другие уезды. Кафельный и гончарный заводы с 1842 по 90-е годы обеспечивали население этих городов кирпичом и черепицей, гжельским кафелем, пока там не выстроили свои [14, 109]. Монастырю в конце ХIХ века принадлежало 5 лесных дач. Эта земля, использовалась для порубки леса на обогрев монастыря, под пастбища для скота, под пчельники и для других нужд. Ни одна порубка не осуществлялась без разрешения Калужского Лесоохранительного комитета, который определял количество деревьев, предназначенных для вырубки, чтобы не наносить вреда природе. Монастырь заключал договоры на аренду земель. Монахи брали на себя обязательства очистить луга от пней и кочек, разрешая крестьянам какое-то время пользоваться лугами бесплатно. Монастырь помогал в хозяйственных нуждах не только крестьянам, но и женским монастырям, которые не могли сами справиться с сенокосом или обработкой земли [12, 8-15]. В начале ХХ века при монастыре, в продолжение миссии служения немощным, сиротам, инвалидам, был открыт Инвалидный дом, в котором помещались нетрудоспособные инвалиды, а также Детский приют и Богадельня [9, 1-10]. Всем, проживающим там, была предоставлена возможность лечиться, питаться в монастырской трапезной, пользоваться дровами. Все нуждающиеся находились и на духовном попечении монастыря. Активность монастыря проявлялась в помощи государству в сложные периоды его существования. Священнослужители выступали как патриоты своего отечества. Десятки послушников из Оптиной пустыни служили в армии во время Русско-турецкой, Русско-японской и Первой мировой войн. В Крымской войне монахам виделось не только политическое, но и религиозное столкновение. В 1876 г. оптинские насельники добровольно решили «поусердствовать» деньгами в пользу восставших против турок славянских народов. В течение Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. около 40 раненых воинов прошли через монастырскую больницу. Обитель несла немалые расходы на их содержание, жертвуя вдобавок деньги и вещи в действующую армию [17, 1,5,10]. Во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. иеромонахи Адриан (Акильев) и Варсонофий (Плиханков) были командированы на Дальний Восток по решению Святейшего Синода в военный госпиталь Общества Красного Креста. В ходе Первой мировой войны монастырь не раз жертвовал на нужды армии деньги, создал лазарет на 25 мест для раненых, выделил 10 мест для проживания выздоравливающих или увечных солдат, 50 мест для беженцев и 50 для эвакуированных монашествующих. В апреле 1877 Святейшим Синодом был издан Указ о создании в монастырях отрядов сердобольных братьев для служения раненым и больным воинам на период войны с турками [11, 22]. Расходы монастыря на содержание и одежду во время обучения простирались до 150 рублей. На время войны в больнице выделено 20 кроватей для больных и раненых воинов (на оборудование ушло 776 рублей 60 копеек)». Из денежных пожертвований отправлено на санитарные нужды Кавказской армии 110 рублей» [10, 23-27]. Активную помощь оказывал монастырь детям. Законом от 2 июня 1897 года монастыри не были предназначены к помещению в них малолетних и несовершеннолетних преступников, но многие монастыри занимались их социальной адаптацией. В случае помещения в монастырь они должны были подчиняться правилам монастырской жизни, послушание им назначалось в виде хозяйственных работ [15, 1]. Детей обеспечивали едой и одеждой из монастырских средств. Но главная забота монастыря в данном случае - духовная. Монахам монастыря приходилось заботиться о возвращении на путь истинной веры монахов других монастырей и священнослужителей, нарушивших канонические правила поведения. Как пишет в своем дневнике игумен Феодосий, монашествующий в монастыре: «Оптина была школой российского монашества»[7, 193-195]. Вплоть до 1918 года монастырь выделял на церковно-школьные нужды Калужской Епархии 500 рублей в год. Один из важнейших аспектов служения монастыря Козельская Введенская Оптина Пустынь - перевод и издание духовной литературы, ранее бывшей известной только в рукописном виде. Первые монахи Иоанно-Предтечева Скита и Козельской Введенской Оптиной Пустыни принесли с собой неоценимый дар: Святоотеческую литературу. В келейной библиотеке иеромонаха Макария к началу издания книг были копии с исправленных схиархимандритом Паисием Величковским древних славянских переводов трудов Макария Великого, Иоанна Лествичника, святого Варсонуфия. Переведены были настоятелем Скита Макарием (Ивановым) книги Максима Исповедника, Федора Студита, сочинения Григория Паламы и других наставников монашества. Всего к 1859 в монастырской библиотеке содержалось до 20 тысяч книг, 200 - рукописные. Это литература на греческом, сербском, молдавском языках, переведенная на церковно-славянский язык. Кроме духовной литературы, в библиотеке хранилась и учебная литература. Иеромонах Антоний (А.И. Путилов) - начальник Скита при Оптиной Пустыни - составил библиотеку из 2-х тысяч томов, которую передал в монастырь. В 1847 году иеромонах Макарий вместе с Киреевскими начали издание духовной литературы. Эту идею поддержали игумен Моисей (Путилов Т.И.) и начальник Скита Антоний (Путилов А.И.), у которых тоже имелись рукописи аскетического содержания, списанные с переводов Паисия Величковского. Собрав рукописи, они стали их готовить к печати. В письме от 19 сентября 1846 года к Макарию (Иванову) И.В.Киреевский писал: «Митрополит (Филарет) не только принял это известие доброжелательно, но и обещал сам покровительствовать ему»[20, 3]. По свидетельству архимандрита Леонида (Л. А. Кавелина), за период с 1845 по 1860 гг. включительно под руководством старца Макария в Оптиной были изданы 16 книг. Иеросхимонах Макарий (Иванов) писал: «Придет время, когда не будет старцев, и люди будут спасаться книгами». В ХIХ веке монастырь выпустил свыше 125 изданий в количестве 225 тыс. экземпляров [6, 182]. Процесс просвещения и воспитания общества посредством издания духовной литературы продолжался в начале ХХ века и возродился после демократических перемен в жизни российского общества. Не менее важной стороной является служение в области просвещения, образования и воспитания нравственности. «Церковь обязана сохранять нравственность в жизни личности, семьи, общества и государства»,- говорит Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл - нести высокие нравственные идеалы в массы Церковь должна «через интеллектуальный диалог, через молитву, аскезу и через подвиг жизни». Старчество было особым видом служения Русской Православной Церкви, которое способствовало духовному усовершенствованию монашества и верующих представителей общества. В ХIХ веке в монастыре Козельская Введенская Оптина Пустынь был создан новый вид старческого служения - постоянное духовное окормление, наставление православного общества в стремлении к духовно-нравственному совершенствованию. Монашество - это исключительное меньшинство, которое призывается к личному спасению путем аскезы, и тем самым призвано служить Церкви и Отечеству. В XIX веке монашество представлено тремя поколениями подвижников Православия, которые являлись носителями и выразителями лучших идей и стремлений своего времени, к авторитетному голосу которых прислушивались, они были руководителями духовной жизни общества. Это о них сказал Патриарх Алексий II: «Были такие духовные светила, свет которых ярко сиял на всю тогдашнюю Вселенную и своим отблеском озарял всю последующую жизнь Церкви…»[3, 19]. Первым духовным руководителем монастыря стал иеросхимонах Лев (Леонид) (Наголкин), который открыл новую эпоху старчества. Он вывел старчество из монастырского укрытия и распространил его влияние на общество, на православных людей, ищущих духовной помощи и совета. За ним шла череда старцев от иеросхимонаха Макария (Иванова), Амвросия (Гренкова), Моисея (Путилова), Антония (Путилова), Илариона (Пономарева) до последнего старца Оптиной Пустыни Исаакия (Бобрикова), которые духовно наставляли монахов и верующих людей на путь веры и праведной жизни. Важно отметить особенности старческого служения в монастыре: во-первых, это преемственность пастырского служения. В течение ста лет схимники-монахи передавали друг другу опыт духовного попечения православного общества. Во-вторых, особенностью деятельности монастыря была духовная близость к народу и социальная помощь ему в случаях неурожаев, эпидемий, голода. Духовное окормление распространялось и на интеллигенцию: в Оптиной Пустыни в разное время бывали Н.В. Гоголь, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский [1, 101-111], из произведений которых православная духовность старцев стала известна всему миру. Эту характерную особенность духовного попечения общества монастырем Козельская Введенская Оптина Пустынь можно назвать народностью служения. В-третьих, не прекращающееся до наших дней влияние на духовное и нравственное состояние общества, культуру, развитие богословской науки, служение церкви. Оптинские старцы стали проводниками идеи соработничества Богу не только монахов и верующих людей, но и всего народа в тех областях общественной жизни, где человек может это сделать. Духовно-нравственное служение Русской Православной Церкви - это труд множества православных людей на благо общества на основе христианской морали. Оно охватывает не только работу в деле призрения малоимущих, сирот, немощных, инвалидов. Не менее важной стороной является служение в области просвещения, образования и воспитания нравственности. «Церковь обязана сохранять нравственность в жизни личности, семьи, общества и государства», - говорит Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл - нести высокие нравственные идеалы в массы Церковь должна «через интеллектуальный диалог, через молитву, аскезу и через подвиг жизни». Церковь во все времена призывала общество к сотрудничеству во всех областях жизни, к соработничеству, суть которого состоит в том, что, работая для себя в рамках православной морали, человек тем самым работает на будущее, воспитывая свою нравственность, способствует процессу нравственного и духовного возрождения общества.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.