КОНЦЕПЦИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ РЕДИСТРИБУТИВНОЙ И РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИК Борщ Л.М.

Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского


Номер: 8-1
Год: 2015
Страницы: 144-151
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

редистрибуция, инвестиции, финансовая денежная система, денежно-кредитная гегемония, синергизм, институционализм, redistribution, investment, financial monetary system, monetary hegemony, synergies, institutionalism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье представлена концепция институциональной организации общественных отношений редистрибутивной и рыночной экономик. Где российская экономика представлена как взаимосвязанное единство двух базовых взаимодополняющих институтов: неформальных экономик и раздаточной редистрибутивной институциональной структуры. Выявлены институциональные преобразования с позиций синергетики устройства общества и формирование его конструкции, которая обеспечит накопление энергии трансформационных преобразований, создавая адекватные рыночные механизмы. Концепция объединила понятия действующей совокупности формальных и неформальных принципов, правил и норм экономической деятельности, границы, процессы, рынок, иерархия, механизмы управления, сформирована гипотеза экономического роста.

Текст научной статьи

Рассматривая взаимодействие наук, как видов искусства, человеческая цивилизация, как бы, вновь осознает себя как единое целое, свидетельством этого являются многочисленные попытки интеграции, синтеза разнообразных отраслей, духовных знаний, это выражается в росте взаимопроникновения экономики, социологии, политики, глобализации и открытости рынков, для этого необходимы новые и новые методологии, что является актуальной темой для исследования, поэтому исследование построения концепции институциональной организации общественных отношений редистрибутивной и рыночной экономик очень своевременное. Глобализационные процессы стирают грани и границы перед бизнесом, современный мир живет во времена новых, неизвестных ранее глобализационных вызовов, которые усиливают непредсказуемость развития сферы производства в мировом хозяйственном развитии независимых государств в долгосрочных периодах. Неизвестный до настоящего времени переход государств к организации новых общественных отношений нуждается в рефлексии научно-экономической мысли по отношению институциональных структур редистрибутивной и рыночной экономик, требующих взглядов и стилей исследований и является очень актуальным. Рассмотрим вопросы коммуникации и интеграции в контексте социально-организованного рыночного хозяйства, именно они являются ключом для понимания этики хозяйственных отношений, «встроенных» в процесс функционирования рынка, в условиях сформированной социально-экономической системы и являются мощным центром влияния на социальную, культурную, духовную среду. Они задают вектор социального развития, определяют структуру моральных, духовных, межэтнических ценностей, развивают сектор социальных направлений развития государства. И в то же время бизнес - новый способ мышления и действий, определяя объект правил поведения, определенные институциональными институтами. Важный процесс приводит к институционализации общества и развитию институциональных подходов, анализу экономических и глобализационных процессов. Институциональный анализ приводит к уверенности. Созрела необходимость создания принципиально новой модели политического и экономического порядка. Соответственно такая рефлексия мировой научной мысли подталкивает на усовершенствованное развитие институционализма не только государственного, но и развитие межгосударственного институционализма таких как Брикс и Шос. Именно на этих постулатах формируется совершенно новое направление, новая методология фактической парадигмы институционализма. Именно эта парадигма выступила реальной альтернативой формирования новой международной денежной системы акцентов «мирового влияния» денежно-кредитной гегемонии Wikilinque-Encydia, как экономического, политического и социального явления, в котором единение государств будет иметь решающее влияние относительно функций по формированию новой международной денежно-кредитной системы, способной произвести, синтезировать и производить перецентрализацию и составление новой конструкции взаимосвязанности и взаимозависимости, ответственности и альтруизма, подкрепленного универсальным принципом многосторонних отношений (сокращение барьеров, препятствий торговле), выстраивая коммуникативную социальную интеграцию, «всеобъемлющее коммуникативное общество» [1; с. 119]. Системы финансово-денежной и денежно-кредитной гегемонии должны основываться полностью на идеалистическом интернационализме. Развитие институционализма по формированию новой финансово-денежной и денежно-кредитной гегемонии требует развития межгосударственного институционализма, как научной школы современного понимания о общественно-оргнизационном порядке формирования экономических секторов, финансовых рынков в реальном стечении времени. Исследование институциональных изменений в экономике мирового хозяйства и станет постулатом по формированию сотрудничества в Евразийском пространстве, в том числе Брикс и Шос, именно этот предмет исследований разных теоретических направлений традиционного институционализма будет подпитывать наши представления о принципах, направлениях и динамике институциональных изменений. Теоретические и методологические наработки, достигнутые в рамках международного институционализма, особенно новой институциональной теории, определяют эволюционное направление современной неклассической экономической теории. Отойдя от традиционного институционализма, давая релевантные объяснения современным институциональным трансформациям в глобализационном преобразовании всеобъемлющего коммуникативного общества и управляющую институциональную среду, основанную на взаимопонимании, духовности, социальной интеграции и коммуникативной культуре. Тем самым порождая новые институциональные стратегии институциональных исследований. Стратегия экономического партнерства стран Брикс и Шос не только укрепит связи в энергетике, наукоемких областях, финансовых системах «комбинациях», но и в сельском хозяйстве. Взаимодействие в борьбе с экстремизмом, наркоторговле, кибер преступностью. При таком раскладе получаем развитие институционализма (Р. Коуз, Д. Норт, Г.Саймон, Д. Фостер, П. Шумейнер). На первых взгляд, это совсем новое направление, однако оно имеет генетические корни в прошлом (1871 - 2014 г.). Прокладывая параллель развития институционализма сквозь призму времени устоявшихся смысловых связей, определилась цепочка взаимодействия определенных ценностей и нормативов любой системы, разделяемых всеми членами всеобъемлющего коммуникативного общества. Ситуация более точно охарактеризована Дж. Стиглицем «эксперимент возврата социалистических стран к принципам рыночной экономики» [6; с. 12]. Сегодня следует переосмыслить и реальные институциональные трансформации институционализма, которые происходят в хозяйственных порядках постсоциалистических стран, определить адекватность темпов институциональных изменений, выявить их реальные возможности, определить возможные институциональные «пропасти», сформировать научные гипотезы по формированию межгосударственных временных или постоянно-действующих комплементарных институциональных формирований, определяя релевантные задачи развития институционализма. Следует отметить, что важнейшим методологическим приращиванием в экономической теории, особенно при восприятии и понимании процессов, является объяснение процессов эволюции цивилизации, открытости экономической системы в формате двух равнозначных параллельно функционирующих в пространственном времени и периоде рыночных (обменных) редистрибутивных институциональных комплексов (В. Ойкен, Ю К. Паланьи, С. Кирденна). При этом, в каждом из обществ одна из форм экономических отношений, в то время как дополнительная занимает дополнительное положение, комплементарное по определению, которые составляют специфическую комбинацию разноуровневых институтов общества. Совокупность разноуровневых институтов в целом составляют институциональную среду, которую мы можем рассматривать, как матрицу формальных правил, характерных значительной инерцией социальных институтов, по сути не все из них есть статистическими частями. Процессы изменений, которые происходят в матрице, меняют ее состояние при помощи изменений правил игры и параметров. Причинами таких изменений простоя в матрице общества является изначальная модель связанных между собой экономических, политических, идеологических базовых институтов, на основании которых постоянно воспроизводится и исторически развивается форма конкретных социальных отношений. Следовательно, институциональные матрицы представляют собой основные доминирующие, исторически стойкие формы взаимосвязи базовых экономических, политических, идеологических, духовных институтов, а процесс социальной модернизации есть осознанное вмонтирование в институциональную структуру общества альтернативных институтов. Доминирующая матрица имеет общеобъемлющий характер, а дополнительная (комплементарная) дополняет некоторые ниши в институциональном пространстве. В современном обществе институциональные условия очень динамично изменяются, появляется необходимость постоянного институционального анализа, который должен найти ключ к пониманию модификации смысла экономических процессов. Следует теперь определить какие признаки есть константирующими к определению одного или другого типа институциональной структуры общества. На наш взгляд, значительные наработки осуществлены российской экономико-социологической школой [7; с. 6]. Базируясь на основах институционализма относительно параллельного существования двух типов институциональных матриц в обществе, разделим их на X и Y матрицы (рис. 1). X матрица является редистрибутивной системой экономики, для которой характерны унитарный политический устрой и комунитарная идеология. Матрица Y - проявляется как рыночный тип экономики, это более федеральное политическое устройство с субсидиарной идеологией, Y матрица характеризует Россию и страны Европы, США. Формирование институциональной матрицы X проявляется, когда возникает необходимость централизации и объединения усилий людей в единый производственный процесс, для этого формируются соответствующие политические структуры, появляются общие идеи, комунитарные, духовные ценности, формируя общественное сознание к осознанию и историчности, укрепляя такое общество его устройство. С примером Брикс и Шос, это осознанный шаг по формированию сотрудничества и взаимодействия евроазиатских интеграционных процессов. Рис. 1. Концепция институциональной организации общественных отношений редистрибутивной и рыночной экономики Формируется среда, порождающая межгосударственные институты Y матрицы товаропроизводителей, которые взаимодействуют при помощи общего рынка, федеративные политические структуры и всеобъемлющие коммуникативные сообщества, формируя индивидуальные субсидиарные ценности. В соответствии с теорией институциональных матриц, в обществе взаимодействуют институты X и Y матриц, а тип общества определяется тем, институты какой матрицы в нём доминируют. Доминирующая матрица отображает принцип социальной интеграции, однако очевидно, что институты обоих матриц могут совместно осуществляться, к примеру, субсидиарные ценности личностей спокойно уживаются с комунитарными ценностями. На основании этих положений обозначенной теории для концепций X и Y матриц развития общества принципиально важными (опорными) институциональными моментами выступают следующие. В истории каждого государства доминирование имеет одна матрица, которая определяет рамки и границы действия институтов другой матрицы. Следующим очень важным фактором является общественная инфраструктура и отрасли производства, приоритетные по обеспечению жизнеобеспечения данного пространственного территориального населения. Самым главным выводом теории институциональных матриц является то, что научно-технический прогресс и человеческий труд не в состоянии изменить анализированные свойства материально-технической среды, трансформируя ее. Важнейшим положением концепции X и Y матриц развития общества является утверждение о том, что в процесс развития государств, сначала свойственна им материально-технологическая среда, которая проявляет себя и приобретает масштабный характер. Это положение связывается с определением самобытности и специфики развития любого общества, государства, учитывая их культурно-исторические особенности, особенно при рассмотрении вопросов стратегического развития общества, государства и соответствующих общественно-экономических преобразований. Подобный подход к институционализму близок к современным социально-политическим идеям и конструированию реальности, драматургии публичной репрезентации, производству, формированию публичной сферы «растворения» политического в коммуникационном, наделения социального пространства социально-антропологическими характеристиками. Концепция X и Y матриц развития общества является утверждением реальности формирования разных направлений модернизационного развития, принципиально отличающихся от Европейского варианта. Следует отметить, что идея уникальности социокультурной ситуации в каждом отдельном государстве зарождалась по-разному и получила в каждом государстве теоретические основы через сто лет глобализационной мировой системы, модернизация транзитивных экономик de facto состоится по правилам вестернизации, потеря основных духовных национальных ценностей, родовых, семейных традиций. Модель перехода России к рыночной экономике в вышеизложенном формате должна строить совершенно новую модель развития рыночной экономики с активным использованием инструментов государственного авторитаризма. Осуществляя и внедряя в реальную жизнь такую модель в России, следует отметить, что ядром этого понимания является идея всеобщей взаимосвязи населения, государства, религий. Взятый курс России по формированию единого духа народа, как основного носителя живой энергии, не представляет возможности разрушить антропосферу, тем самым закрепляя динамическое развитие и эволюционные преобразования. «Именно в этом закладывается природа развития, предлагая постоянные изменения не только производственные, духовные, культурные, политические, финансово-денежные, экономические» [3; с. 61-74], соединяя во едино «рационализацию», «экономизацию» по теории В. Замбарта. Следует исследовать чужие ошибки, делать выводы и предлагать укрепление своих культурных, духовных ценностей историчности и справедливости. Потому что причины того, что происходит сейчас в Украине, кроются в искажении истории, этичности, на менталитете, искаженных географических и исторических условий, эти сложные вопросы двадцати лет движения Украины по смещенной траектории развития историзма принесли свои «плоды». Ссылаясь на слова одного из украинских Мыслителей «нет ничего, чтоб привязывало нас, что двигало нами, определяло симпатию или уважение, ничего крепкого, ничего постоянного, все просто течет, все уходит, не оставляет следа из вне и внутри нас, мы живем одним настоящим в тесных его ограниченностях без прошлого и будущего среди мертвого застоя». Дальше Мыслитель добавил: «у нас совсем нет внутреннего развития, природного прогресса, все идеи бесследно уходят». Время подталкивает нас к усовершенствованию межгосударственных и государственных институтов, как незыблемой фундаментальной основы государства. Исходя из того, что целостность системы обеспечивается межгосударственными институциональными структурами, которые способны сбалансировать взаимоотношения, определяя нормы, правила, границы, действия, кодексы, инструкции, формальные и неформальные соглашения с их определенными границами. Современная рыночная экономика, как структура соответствующих институтов, исторически сформировалась и основной особенностью смысла понятия «институт» являются транссубъективными и трансобъективными, универсальными. Они определяют правила поведения людей, организаций, характеризуют их сущность, что проявляется в формировании и функционировании конкретных норм, принятых последовательных действиях, закономерности действий, формах отклонений, которые постоянно воспроизводятся, внедряются в деятельность людей. В связи с этим, институты существуют, трансформируются, потому что они рациональны. Институции определяют правила общественной деятельности людей в государстве - стойких социальных действительностях существующих институтов и являются «мощным бизнесом государства». Институты являются средствами производства, организации общей деятельности предприятий, государства, обеспечивая координацию их действий и «разделение материальных факторов производства и социальной жизни» [4]. Институты определяются социальными нормами, стандартами социальной деятельности, которые формировались в процессе эволюции и являются «несущими общественными конструкциями» и имеют свое символическое внедрение. Общественная практика закрепила их как в общественном сознании, так и в конкретных формах, которые выступают как вещественными феноменами в виде правовых норм, типах организационных структур, потому что соответствие этих социальных норм обеспечивает сохранение целостности государства и его развитие. Определенные особенности институтов показывают, что они существуют «вне людей» и организаций, как внутренние рациональные отношения, они координируют общественную деятельность и производят распределение благ, институты выполняют функцию наблюдения, поэтому могут выявлять, описывать и научно обосновывать. Институты имеют двойственную природу, они возникают при помощи людей, которые «сами делают и поддерживают свою историю» то есть институты есть артефактами, продуктами человеческого поведения. В общественном производстве, которое служит поддержанием общественной жизни, человек сопричастен разным соотношениям, которые отвечают определенному уровню развития материальных продуктивных сил. Из этого взгляда, экономическая система может быть проанализирована, как система, что само организуется, целью которой является воспроизводство социальной жизни в естественной среде. Следовательно, экономика представляет собой систему при участии человека, поэтому механизм ее самоорганизации воспроизводится в структуре институтов, то есть в устойчивых формах, которые исторически формируются, в структурах социальных взаимодействий хозяйствующих субъектов. Если мы понимаем самоорганизацию как интерактивное приближение деятельности системы к оптимальному значению целевой функции, то сможем сделать определение, что самоорганизация экономики представляет собой процесс формирования структуры институтов, по обеспечению эффективного использования организационных ресурсов для обеспечения развития экономики в целом. Понятие экономики, как сложной структуры институтов, реализует парадигму в экономической теории, которая последовательно исследуется. При системной парадигме внимание концентрируется не только на индивидуумах, сколько на институтах, которые эволюционируют и развиваются. Развитие системной парадигмы в качестве теоретической гипотезы институциональных матриц, позволяют моделировать развитие социально-экономической системы, исходя из двух взаимодействующих институциональных матриц, каждая из них отображает устойчивую исторически сложившуюся систему базовых институтов, которые регулируют взаимозависимое функционирование основных общественных сфер экономики, политики, идеологии, культуры и историчности. Для понимания возможностей моделирования особенного типа национальной социально-экономической системы на основе этих матриц, следует определить некоторые методологические объяснения. Матрицы сформированы «симметрическими», то есть выполняют аналогичные функции, институтами. Способы реализации схожих разные, что объясняется необходимостью приспособления общества к внешней материальной среде. Поэтому матрицы разные. Поскольку в теории институциональных матриц экономика находится рядом с политикой и идеологией, выделяется в качестве одной из подсистем экономическая структура и моделируется как комбинация двух комплексов - базовых и комплементарных институтов, которые относятся к разным матрицам. Базовые институты формируют основные формы социальных взаимодействий, внедренные в конкретных институциональных формах комплементарные институциональные структуры играют дополняющую роль и действуют в рамках доминирующей матрицы институтов. Создание и отмирание, адаптация в заимствованных и модернизация исторически сложившихся институциональных форм, характеризует беспрерывный процесс институциональных изменений в экономической системе. Исходя из принципиального постулата об ограничении ресурсов дефицитности благ следует, что в долгосрочной перспективе любая хозяйствующая система имеет внутреннее направление, направленное на минимизацию ресурсов при получении ожидаемого производственного результата своего функционирования. Этот принцип трактуется, как принцип эффективного размещения ресурсов, то есть желание достигать максимального производственного эффекта от аллокации ресурсов производства. Как предвидится в теории институциональных матриц, реализация этого общего, для любой экономической системы принципа может достигать разных комбинаций X и Y институтов (смотри рис. 1 схему X и Yэкономик). Редистрибуция и обмен - это первая пара базовых симметричных институтов, которые осуществляют в разных моделях экономик одну и ту же функцию. Они представляют собой преобладающий способ движения благ на основании связей, которые постоянно воспроизводятся между экономическими агентами. Этот способ усредняет процесс получения из природной среды необходимых ресурсов и обеспечение членов общества необходимыми для существования и развития благами. Отличает редистрибуцию от известных в экономической литературе отношений обмена то, что она характеризует процесс движения материальных ценностей и услуг между независимыми экономическими агентами, как в обмене. Редистрибуция, как системное отношение, исторически возникает, когда большинство хозяйствующих субъектов находятся в общей зависимости от значимого для них ресурса, когда взаимодействие между ними прямо или косвенно позволяет использование этого общего ресурса, который не принадлежит каждому отдельно. Такой ресурс является общим или социальным благом. В отличие от модели обмена две стороны хозяйствующего процесса, что обозначается соответственной совокупностью двух во взаимопроникновению фаз «покупка-продажа», схема редистрибуции совмещает в себе три стороны: пары хозяйствующих субъектов и центра, который согласовывает их отношения. Следовательно, такая модель отношений сдерживается - что и обозначает беспрерывность процесса сборки (аккумуляция - согласование - перераспределение), аккумулирование выработанных отдельными хозяйствующими субъектами продуктов, который соединяется при помощи центра (процесс согласований) с ресурсным направлением заново произведенной продукции в производство и потребление. В таком сочетании в рамках редистрибуции выделяется три ее составляющие фазы. Операции, которые им соответствуют, касаются не только ресурсов (благ, услуг, продуктов), правовых норм, которые соизмерены с ними (учет, контроль, анализ, планирование, прогнозирование). Аналогичны соотношениям обмена - самой простой экономической формы - не раскладываются на фазы покупки и продажи, а удерживаются одна в другой, поэтому отношения редистрибуции невозможны без потери их смысла разделять на отдельные фазы. Обмен и редистрибуция - базовые экономические институты, которые внедряются и исторически развиваются от примитивных к более развитым формам. Траектория развития состоит в наращивании более высоких цивилизационных отношений, сутью которых является их легимитизация. Более свободный характер и учтение интересов всех экономических субъектов, которые принимают участие в этих процессах. Одновременно формы, в которые внедряются отношения обмена и редистрибуции становятся более сложными, адекватными потребностям современной социальной жизни. Следующей симметрической парой, которая характеризует тип экономики, является частная собственность и общественная собственность. Последняя менее всего исследована с позиции, которая характеризует модель редистрибутивной экономики. Институт общественной собственности определяет, что способ допуска к исследованию объектов в качестве объектов и предметов производства имеют изменчивый во времени характер, обоснован высшим уровнем управления. Этим высшим уровнем управления для хозяйственной системы выступает центр, а для предприятий - руководство предприятия. Изменение условий доступа определяется состоянием и ролью значимых для всей экономики (или предприятий) ресурсов и потенциала производства в определенное историческое время. Конфигурация и структура собственности постоянно меняется, сохраняется роль верхнего уровня управления, как основного регулятора отношений собственности. Если распределение объектов собственности не обеспечивается со стороны хозяйствующих субъектов, которые ее используют, необходимого взноса в суммированную экономическую эффективность или используют ее с убытком для общественных (или предприятия) интересов, действуют механизмы изъятия или передачи объектов собственности другим, более эффективным хозяйственникам [2; с. 24]. Практика современного реформирования показывает, что ориентация самых важных экономических субъектов, ориентированы исключительно на прибыль, не обеспечивая эффективного функционирования экономической системы в целом. Причина кроется в том, что многие отрасли работают с возрастающей отдачей, желание производителя получить сверхприбыли, не позволяет оптимальным образом использовать имеющиеся ресурсы. Поэтому экономическая система стихийно нарабатывает формы и метод, по сдерживанию возможности получать сверхприбыль и направлены на ограничение затрат. Внешне это проявляется в нормировании, тарификации, регулировании цен. Именно действия института X - эффективности, ограничение затрат обеспечивает в конечном результате более низкие общественные затраты, на производство продукции в тех странах, где доминирует модель X-экономики. Действительно, не обращая внимания на наличие административных барьеров, расточительство ряда монопольных структур и других негативных явлений, которые характерны многим странам, в том числе и России, проявляется это тем, что цена их продукции в сравнительных группах товаров и услуг оказывается ниже, нежели в странах высокоразвитых, где доминирует модель Y-экономики, где производство и научно-технический прогресс не идут параллельно, а составляет двойственно цельную нить производств [5; с. 328]. Следует отметить, что в условиях ограниченности ресурсов, которые характеризуют хозяйствование, как специфическую сферу деятельности, институты ограничения затрат (X-эффективности) и максимизации прибыли (Y- эффективности) выступают равновесными, но качественно достигаются разными способами баланса производства и потребления в моделях редистрибутивных и рыночных экономик. Подводя итог X и Y - институтов, отметим: Характерная черта жизни определена еще Л. Пастером, состоит в асимметрии, то есть в превалировании одной из симметрических структур над другой. Таким образом, асимметрия может быть обусловлена единичным событием, случайным образом, но только после того, когда выбор сделанный, в дело внедряется автокаталистический процесс и эта структура порождает новые структуры. Доминирование или X или Y - институтов в экономической системе так же проявляет собой фундаментальный закон диссиметрии в разделении альтернативных элементов и соответствует неравновесным условиям, которые определяют саму возможность развития сложных систем. Соответственно, институциональная среда представляет собой бинарно - соединяющую структуру, в которой действует принцип иерархии, необходимый для развития живых систем. Принципы иерархии выражены в том, что доминируют, то есть имеют более высокий иерархический статус, экономические институты или X-, или Y-матрицы, в зависимости от условий временной среды - основного эволюционного фактора. Выводы. Система функционирует эффективно, если достигает поставленных целей с минимальными затратами. Значение концепции институциональной организации общественных отношений редистрибутивной и рыночной экономик является перспективной методологией анализа российского общества и хозяйства, эта теория, на наш взгляд, существенно дополняет и расширяет категоральный аппарат исследований рыночной и нерыночной экономической системы не только для России, но и других стран, поскольку в концепции представлены и описаны институты, регулирующие экономику. Соответственно, институциональная среда представляет собой бинарно - соединяющую структуру, в которой действует принцип иерархии, необходимый для развития живых систем.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.