ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Юрочкин М.А.

Российский государственный социальный университет


Номер: 8-2
Год: 2015
Страницы: 69-75
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

юридические лица, правовой статус, законодательство, общество с ограниченной ответственностью, нормотворчество, правоприменение, legal entities, legal status, legislation, limited liability, law-making, law enforcement

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется правовой статус общества о ограниченной ответственностью. С переходом к рыночным отношениям в хозяйственной сфере появились новые субъекты - самодеятельные объединения физических и юридических лиц, позволяющие объединить усилия, а главное - капиталы для эффективного осуществления экономической деятельности. Наиболее распространенной формой таких объединений в условиях Российской Федерации являются общества с ограниченной ответственностью. Соответственно проблемы функционирования юридических лиц в данной организационно-правовой форме затрагивают значительную часть экономически активного населения, а значит можно констатировать, что данная тема востребована в социальном плане. Кроме того, до настоящего времени в науке гражданского права остаются нерешенными ряд вопросов. В частности, нет однозначного определения правовой природы доли в уставном фонде, продолжается дискуссия относительно юридической сущности устава, способов защиты прав участников данного объединения и др. Поэтому проблематика правового статуса ООО интересна в четырех аспектах: социально-экономическом, теоретическом, нормотворческом и правоприменительном.

Текст научной статьи

На сегодняшний день современное российское законодательств содержит легальное определение ООО в двух нормативных правовых актах, это Гражданский кодексе Российской Федерации [3] (далее - ГК РФ) и федеральном законе от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» [13] (далее - Закон № 14-ФЗ). Но следует учитывать тот факт, что данные положения носят, практически, идентичный характер, с той лишь разницей, что в Законе № 14-ФЗ детально указано, что данное общество может быть создано одним или несколькими лицами. Анализ Закона № 14-ФЗ позволяет утверждать, что изменения и дополнения вносились 20 раз, что свидетельствует о незрелости правового регулирования статуса названных субъектов и продолжающемся поиске оптимальных нормативных решений. Исходя из этого констатируем, что российский законодатель определяет ООО как созданное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей в уставном капитале общества. Учитывая положения нормы главы 4 ГК РФ можно добавить, что ООО - это организационно-правовая форма коммерческого юридического лица [3]. Данный вывод позволяет выделить основные характеристики ООО как участника гражданских правоотношений. Во-первых, в виде юридического лица ООО является организацией, т.е. ему свойственно организационное единство, позволяющее опосредовать волю двух и более участников и выражать ее вовне, как волю единого субъекта. По принятой в цивилистической доктрине организационное единство рассматривается как наличие внутренней структуры организации, системы органов управления, обладающих соответствующей компетенцией, соподчиненных структурных подразделений и структурных единиц, входящих в его состав, формирующих и выражающих правосубъектность этого лица [7, 26]. Осуществив анализ термина «организация», то можно указать, что он обозначает внутреннюю согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленных его строением; объединение лиц, совместно реализующих какую-либо общую цель. С учетом этого организационное единство как признак юридического лица нужно толковать как определенную совокупность членов (физических или иных юридических лиц), объединенных общей целью являющихся учредителями, руководителями, специалистами и т.д. данной организационной структуры. Такое положение позволяет обеспечить необходимое единство в процессе координации действий группы лиц, достичь единства их воли и волеизъявления. Однако в уже приведенном ранее определении ООО указывается, что оно может быть создано и одним лицом. В таком случае единственный участник может выступать в качестве руководителя одновременно исполнять функции бухгалтера (это предусмотрено нормами о бухучете), а также самостоятельно выполнять трудовую функцию. В данном случае у юридического лица отсутствуют как трудовой коллектив, так и структурные подразделения, иными словами, выделить внутреннюю структуру у такой организации не представляется возможным. Однако, потенциально, такая организация может нанимать на работу любое лицо, заключив с ним трудовой договор (а значит, в любой момент времени может появиться трудовой коллектив, в том числе и бухгалтер и директор). Таким образом, такой признак юридического лица как «организационное единство» предоставляет обеспеченную правовыми нормами возможность применить категорию «юридическое лицо» как к одному лицу, так и группе лиц, проведя грань между вновь созданным субъектом и его учредителями. Иными словами, признак организационного единства в современных реалиях может толковаться, как «наличие и признание лицом или группой лиц, учреждающих организацию со статусом юридического лица, учредительных документов, в которых закреплена специфическая система отношений, позволяющая разделить обязательства организации, ее учредителей и входящих в ее состав лиц и присвоить данной организации свойства самостоятельного субъекта» [11, 174]. Возвращаясь к предмету рассмотрения, настоящего исследования, можно констатировать, что цели и действия ООО, даже в случае наличия в его составе единственного участника, не тождественны содержанию правосубектности последнего. Хотя на практике это порождает определенные проблемы относительно применения к такому формированию норм о хозяйственных обществах вообще, и ООО - в частности. Например, возможность признания недействительным решения общего собрания, предусмотренная в отдельных случаях законодательством, при наличии единственного участника, на первый взгляд, выглядит, по меньшей мере, странной. Однако судебная практика пошла по пути допущения такого акта. В качестве подтверждения можно сослаться на решение ФАС Московского округа по делу № А40-81441/13-104-757. Из материалов дела усматривается, что единственный участник ООО Л. принял в рамках общего собрания решение о приеме Ч. в состав членов общества, увеличении уставного капитала и распределении долей следующим образом: Л. - 99,9 уставного капитала, Ч. - 0,1. Кроме того, была утверждена новая редакция устава, Л. освобожден от должности директора, а Ч. - назначен. Через два месяца с момента Ч. начал ликвидационную процедуру в отношении общества. Л. обратился в суд с требованием признать решение общего собрания общества с единственным участником недействительным, обязать налоговый орган аннулировать запись о ликвидации в ЕГРЮЛ. В обоснование своих требований истец ссылался на то, что доказательств внесения Ч. доли в уставный капитал отсутствуют, а подпись на документах выполнена не Л., а другим лицом (что подтвердила судебно-графологическая экспертиза). Суд, исследуя все доказательства, пришел к выводу, что обжалуемые решения являются ничтожными, соответственно, регистрация изменений в ИФНС - недействительной. Исковые требования были удовлетворены судом первой инстанции, две следующие оставили решение без изменения [4]. Приведенный пример подтверждает предложенную трактовку признака организационного единства и одновременно ставит под сомнение законодательное решение допускающее существование общества с одним участником. Ни с точки зрения здравого смысла, ни с точки зрения юридической техники не оправдана ситуация, когда лицо заявляет требование о признании ничтожным решения, принятого общим собранием, а по сути, им самим. Представляется, что без ущерба для хозяйственного оборота можно было бы отказаться от обществ с одним участником, заменив их частными унитарными предприятиями. Такое решение согласуется с легальной классификацией юридических лиц на унитарные и корпоративные. Характерно, что общества отнесены законодателем к корпоративным юридическим лицам, участие в которых осуществляется на началах членства [3]. Отношения же складывающиеся между единственным участником и созданным им обществом скорее напоминают отношения, складывающиеся между учредителем унитарного юридического лица и этим лицом. Во-вторых, ООО как юридическое лицо, должно иметь обособленное имущество. Однако как и в случае с организационной обособленностью не у всех организаций и далеко не всегда можно обнаружить имущество, находящееся на каком-либо вещном праве. Например, в отношении некоммерческих организаций законодатель не установил обязательное наличие уставного фонда, и соответственно, никакого имущества у них может не быть. Кроме того, имущество организации может состоять из прав требования, неотчуждаемых прав, имеющих денежную оценку и т.д. Таким образом, признак «имущественная обособленность» можно определить как способность, а в предусмотренных нормами права случаях обязанность организации иметь на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления обособленное имущество либо права требования, подлежащие денежной оценке. Признак имущественной обособленности означает, что имущество организации обособлено от имущества ее учредителей (участников, членов) и от имущества всех других физических и юридических лиц, а также публично-правовых образований. В соответствии с ч. 1 ст. 66 ГК РФ имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное ООО в ходе его деятельности поступает в собственность общества. При этом размер минимального уставного капитала данного юридического лица установлен в 10 тысяч рублей [13]. Имущественная обособленность для ООО носит характер императивного требования о наличии положительного имущества, что подтверждается комплексным анализом взаимодействующих норм ГК РФ и Закона № 14-ФЗ. Так одним из условий регистрации объединения в качестве общества является предварительная оплата его уставного капитала в размере не менее трех четвертей [3]. Оставшуюся часть, каждый учредитель должен оплатить в течение срока, предусмотренного договором об учреждении ООО (решением об учреждении - при создании одним учредителем), но в любом случае такой срок не может превышать четыре месяца с момента государственной регистрации [13]. В случае если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше размера минимального уставного капитала общество подлежит ликвидации на основании требования регистрирующего органа. В качестве иллюстрации изложенного можно сослаться на судебное решение Арбитражного суда Мурманской области по делу № А42-9911/2014, которым суд удовлетворил иск Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы № 8 по Мурманской области о ликвидации ООО «Валан». В обоснование своих требований истец указал, что с учетом представленных обществом бухгалтерских балансов за 2011, 2012 и 2013 гг. стоимость чистых активов ООО «Валан» составляла 33 руб. за каждый указанный год. Таким образом, суд, установив, что стоимость чистых активов общества фиксируется на уровне значительно ниже величины минимального уставного капитала, а обществом и его учредителем не предпринималось никаких попыток стабилизировать финансовое положение данной организации, принял решение ООО «Валан» ликвидировать [5]. Таким образом, признак имущественной обособленности для ООО конкретизируется наличием на балансе положительного имущества стоимостью на момент окончания финансового года не менее 10-и тысяч рублей и отсутствием вещных прав учредителей (участников) на это имущество. Наделение организации со статусом юридического лица способностью обладать обособленным имуществом необходимо для того, чтобы установить границы между имуществом организации и имуществом ее участников и гарантировать последних не только от угрозы потери личного имущества, но обеспечить определенную имущественную стабильность организации, не допустив ее ответственности по долгам одного из участников, а отсюда логично следует еще один признак юридического лица - самостоятельная имущественная ответственность. Итак, ООО, как юридическое лицо, несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. Причем, законодатель специально подчеркивает, что в общем случае организация не отвечает по долгам участников, а участники, соответственно, не отвечают по ее обязательствам. Однако данное правило не абсолютно: в случае отсутствия другого имущества, необходимого для покрытия долгов участника общества судом по требованию кредиторов может быть обращено взыскание на долю этого лица в уставном капитале ООО [13]. Но и в этом случае законодатель стремится максимально обеспечить имущественную сферу организации, предоставив иным участникам право, на основании решения общего собрания, принятого единогласно, выплатить кредиторам действительную стоимость доли участника, обязательства которого стали основанием соответствующего требования, пропорционально их вкладам. И в этой связи снова возникает проблема общества с единственным участником. Для такого ООО обращение взыскания по обязательствам участника, по сути, будет означать обращение взыскания на имущество общества, что приведет к нарушению базового принципа - обособленности имущества юридического лица от имущества его участника (учредителя). В соответствии с нормами, закрепленными в ч. 2 ст. 52 ГК РФ кодексом или иным законом могут быть предусмотрены случаи ответственности участников по обязательствам созданного ими юридического лица. Для ООО такими особенностями служат: 1. При завышении оценки стоимости имущества, вносимого в качестве неденежного вклада в уставный капитал общества, его участники солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в пределах суммы, на которую завышена эта оценка в течение 5-ти лет с момента регистрации. 2. Солидарная ответственность основного общества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного общества. 3. Ответственность основного общества по обязательствам дочернего в банкротства последнего по вине основного общества. 4. Солидарная ответственность участников общества (бывших полных товарищей), созданного путем преобразования товарищества в течении 2-х лет после такого преобразования. 5. Субсидиарная ответственность участников общества, по обязательствам общества, если несостоятельность (банкротство) данного лица наступила по их вине. Приведенные исключения лишь подтверждают правило самостоятельной ответственности организации по ее обязательствам, а анализ приведенных ситуаций дает основание утверждать, что дополнительная ответственность применяется как определенная реакция государства на нарушение имущественной сферы общества деяниями участников (учредителей), основных обществ и имеет целью обеспечение интересов кредиторов, лишенных возможности воздействовать на внутрикорпоративные отношения ООО. Кроме того, можно отметить, что российский законодатель отдает приоритет трактовке уставного капитала как определенной имущественной гарантии прав третьих лиц. Следующий из выделяемых признаков юридического лица, присущий и ООО - выступление в гражданском обороте от своего имени, что означает возможность от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Этот признак общества, одновременно, является и той целью, ради которой оно и создается [10, 42-55]. При этом, что выступить в имущественных отношениях от своего имени, необходимо иметь это имя. В соответствии со ст. 4 Закона № 14-ФЗ общество должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке и языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках. Под фирменным наименованием понимается наименование, закрепляемое за юридическим лицом - коммерческой организацией, под которым оно выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует это лицо среди других участников гражданского оборота. На основании п. 2 ст. 1473 ГК [3] фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности. Установленный в п. 1 ст. 4 Закона № 14-ФЗ запрет на использование в фирменном наименовании общества на русском языке иных отражающих его организационно-правовую форму терминов и аббревиатур, нежели наименование общества, распространяется и на заимствования из иностранных языков [1, 101]. Наименование организации становится ее фирменным наименованием при ее регистрации в качестве юридического лица, на что обращает внимание и судебная практика [6]. Поэтому исключительное право на фирменное наименование, в соответствии с п. 2 ст. 1475 ГК, возникает со дня государственной регистрации ООО и прекращается в момент исключения фирменного наименования из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования. На основании п. 6 ст. 1252 ГК если фирменное наименование оказывается тождественным или сходным до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном ГК, требовать полного или частичного запрета на использование фирменного наименования [6]. Под частичным запретом на использование в отношении фирменного наименования понимается запрет на его использование в определенных видах деятельности. Перечисленные признаки юридического лица с тем или иными особенностями присущи всем организациям, но родовидовое разнообразие юридических лиц в теоретико-методологическом плане базируется на выделении организационно-правовых форм названных социальных формирований. Названная категория нуждается в некотором уточнении, поскольку все научные понятия требуют однозначности и определенности в использовании. Понятие организационно-правовой формы предпринимательской деятельности было предложено С.Ю. Филиповой, которая раскрыла его как «предусмотренное законом определенное социальное образование (индивидуальный предприниматель или организация), которое может заниматься предпринимательской деятельностью» и «обладает собственной структурой, состоящей из элементов, к которым относятся: участники, способ осуществления предпринимательской деятельности, способ формирования имущества, структура органов управления, способ выступления в гражданском обороте» [16, 3]. Трудно в полной мере согласиться с приведенной позицией, поскольку в данном случае произошло отождествление субъекта «социального образования, которое может заниматься предпринимательской деятельностью» и формы, т.е. способа объективации содержания того или иного явления, в том числе и социального. Использование законодателем наряду с термином «организационно-правовая форма» термина «форма» юридического лица позволило Ж.Ч. Коноваловой сделать вывод, «что форма является общей характеристикой определенного множества юридических лиц, имеющих сходную структуру (например, хозяйственное общество, унитарное предприятие и др.)», а «конкретизацией понятия формы на уровне отдельного юридического лица становится его организационно-правовая форма» [9, 8]. Такая позиция не в полной мере соответствует общенаучной трактовке термина «форма». Представляется, что дефиниция организационно-правовой формы должна опираться на общефилософское значение термина «форма». В философской литературе понятия формы и содержания рассматриваются как парные категории, отражение двух сторон природной и социальной реальности: «определенным образом упорядоченной совокупности элементов и процессов, образующих предмет или явление, т.е. содержание, и способа существования и выражения этого содержания, его различных модификаций, т.е. формы» [17, 434-435]. Понятие юридического лица - есть понятие правовое и, соответственно, оно раскрывается через правовые категории и с учетом установившихся в данной системе правил. Воздействие права на общественные отношения достигается путем формализации действительных общественных явлений, выделении в них наиболее типичного и конструировании на этой основе определенных правил поведения - юридических норм. Следовательно, правовое регулирование различного рода социальных объединений предполагает нормативное закрепление способов организации внутренних и внешних связей социализирующих данное объединение. Таким образом, организационно-правовая форма юридического лица - это получивший нормативное выражение способ организации общественной ассоциации, с которым действующее право связывает возможность выступить в качестве субъекта гражданских правоотношений. Закрепленные в законодательстве признаки юридического лица - есть элементы содержания указанного социального явления, взятые в максимально абстрактном виде. Оранизационно-правовая форма юридического лица как элемент гражданско-правового статуса является родовым понятием, позволяющим упорядочить бесконечное разнообразие реально существующих юридических лиц. «Оно концентрированно воплощает сущностные организационные и правовые признаки, являющиеся общими для юридических лиц, предпринимательских организаций различных видов» [8, 95]. Из самого термина, очевидно, что эти признаки могут быть разделены на две группы. Как отмечает С.Э. Жилинский, первая группа признаков «отражает… связь любого юридического лица с правом, законодательством» [8, 95]. В них отражается то общее, что свойственно всем юридическим лицам: закрепление в законодательных актах единых признаков и порядка лигитимации таких формирований. Вторая группа признаков связана со структурно-организационными характеристиками юридического лица. Все они в совокупности позволяют выделить особенное в едином понятии юридического лица, закрепить и систематизировать специфические отличия каждого отдельного вида юридических лиц. Иными словами, категория организационно-правовой формы позволяет наполнить единую форму индивидуальным содержанием. Степень выраженности специфики признаков составляющих содержание того или иного юридического лица позволяет проводить классификацию этих лиц, выделяя их типы (коммерческие и некоммерческие юридические лица), виды (хозяйственные общества, товарищества и т.д.) и подвиды (акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью и др.). Определив в этой системе место ООО можно с достоверностью судить о его основных характеристиках как корпоративном субъекте гражданских правоотношений и его месте в системе юридических лиц. Ранее приведенное нормативная характеристика ООО позволяет выделить сущностные характеристики присущие данному субъекту как разновидности организационно-правовой формы юридического лица. Во-первых, ООО относится к коммерческим организациям, а, следовательно, целью его деятельности является осуществление прибыльной коммерческой деятельности. Это означает, что оно может осуществлять любые виды предпринимательской деятельности в отличие от некоммерческих организаций, которые имеют право вести предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы. Таким образом, для обществ действует принцип «разрешено все, что не запрещено законом и уставом». Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется федеральными законами, общество может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Виды деятельности, подлежащие лицензированию, определяются Федеральным законом от 04 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [12]. Если условиями предоставления специального разрешения (лицензии) на осуществление определенного вида деятельности предусмотрено требование проводить такую деятельность, как исключительную, то общество в течение срока действия специального разрешения (лицензии) вправе заниматься только такими видами деятельности, которые предусмотрены специальным разрешением (лицензией), и сопутствующими видами деятельности. Являясь коммерческой организацией, общество в соответствии со ст. 49 ГК РФ и п. 2 ст. 2 Закона № 14-ФЗ обладает общей правоспособностью, т.е. может иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. В ст. 2 Закона № 14-ФЗ наряду с этим отмечается, что деятельность общества не должна противоречить предмету и целям, определенно ограниченным в уставе общества. Такие ограничения могут устанавливаться в уставе по решению либо учредителей (при создании общества), либо общего собрания участников (путем внесения изменений и дополнений в устав), исходя из целей, для реализации которых создается данное общество. При этом необходимо, чтобы соответствующие ограничения видов деятельности были четко отражены в уставе - путем указания в нем исчерпывающего перечня либо включения в устав оговорки, которая запрещает определенные виды деятельности [14;15]. Совершение обществом сделок в противоречии с целями деятельности, четко обозначенными в его учредительных документах, является основанием для признания судом их недействительными по иску этого общества, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего надзор за деятельностью данного юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности (ст. 173 ГК). Во-вторых, это формирование отнесено к корпоративным юридическим лицам, а, значит, его участники обладают корпоративными правами. Подробный анализ природы и содержания последних будет проведен во второй главе настоящей работы. Участники общества, как отмечалось выше, «ограниченно» отвечают за его деятельность. Объем ответственности названных лиц по общему правилу ограничивается их долей в уставном капитале общества, а, соответственно, специфическим признаком ООО является деление уставного капитала на неравные доли, величина которых пропорционально величине вклада участника при установлении членских отношений с рассматриваемым формированием. И здесь вновь нельзя не отметить противоречивость статуса ООО с единственным участником, ибо, если (а на этом настаивает законодатель) дробление уставного капитала на доли является сущностным признаком ООО, то в отсутствии этой характеристики (а она отсутствует применительно к обществу с одним участником) юридическое лицо должно относится к иному виду организаций, нежели общество. Кроме того, относительно самого наименования данной организационно-правовой формы были высказаны критические замечания В.А. Беловым и Е.В. Пестеревой, а также Е.А. Сухановым [2, 154, 207]. Исследователи считают неудачным указанное наименование. Как представляется, речь не идет об ограничении ответственности вследствие того, что его участники не отвечают по его обязательствам, а лишь несут ограниченный размером своего вклада риск убытков, связанных с возможной потерей этого вклада. Исходя из этого в названии организационно-правовой формы термин «ограниченная ответственность» следовало бы именовать риском потери вкладов, внесенных участниками в уставный капитал. Таким образом, по мнению указанных авторов, общество с ограниченной ответственностью правильнее было бы именовать обществом с ограниченным риском убытков участников. Как видится, такая позиция является достаточно обоснованной. Помимо специальных признаков ООО имеет индивидуальные характеристики, которые предопределяется как объективными условиями, в которых создается то или иное конкретное общество, так и - субъективными, зависящими от устремлений и интересов участников этого ООО, соотношения их долей и возможности и желания влиять на выбор стратегии и тактики, созданного ими юридического лица, индивидуализирующие признаки каждого отдельно взятого ООО определяются его уставом, как формальной основой его деятельности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.