ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ГОРЯ УТРАТЫ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА Нозикова Н.В.,Колесник Е.С.

Дальневосточный государственный гуманитарный университет


Номер: 8-2
Год: 2015
Страницы: 159-164
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

горе, горевание, смерть близкого человека, переживание горя утраты, детский возраст, эмоции, страхи, психологическая помощь, grief, mourning, death of a loved one, experience the grief of loss, childhood, emotions, fears, psychological help

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье представлены результаты теоретического анализа психологического переживания утраты близкого человека, в том числе в детском возрасте. Определены основные направления эмпирического исследования проблемы.

Текст научной статьи

Особенности переживания человеком утраты близкого человека и стремление оказать помощь в трудной жизненной ситуации являются предметом многочисленных исследований психологов, психотерапевтов, философов, теологов и культурологов и др. [1; 4; 26; и др.]. Переживание смерти значимого взрослого, матери или отца, в детском возрасте приобретает особую роль, поскольку оказывает двойное влияние. Для ребенка это одновременно и переживание горя утраты близкого человека, и потеря значимого объекта для нормальной динамики процесса психологического развития, отражающегося в целом на формировании его личности. Однако в отечественной литературе вопрос о психологических особенностях детей, переживших смерть одного из родителей, освещается крайне редко и незначительно. Цель статьи состоит в анализе основных теоретических и практических подходов к исследованию психологических особенностей переживания горя утраты близкого человека. Основные подходы к изучению проблем переживания утраты близкого человека Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет семантическую близость горя, скорби, глубокой печали. Горевать - значит испытывать чувство горечи, горести и огорчения [23, с. 124]. В психологии горе рассматривается как «интенсивное эмоциональное состояние, сопутствующее потере кого-то (или чего-то), с кем (или с чем) у человека была глубокая эмоциональная связь» [3, с. 198]. Клинически острое горе рассматривается как синдром, включающий психологическую и соматическую симптоматику. Психологическая реакция горевания развивается при утрате значимого объекта, части личностной идентичности или возможности в реализации ожидаемого будущего. Психологический процесс горевания в норме имеет закономерности для каждого из этапов своего протекания, длительность и интенсивность, которых определяются значимостью утраченного объекта и личностными особенностями человека, переживающего потерю. Нормально протекающая «работа горя» устраняет зависимость горюющего человека от умершего и позволяет ему установить новые социальные отношения. В некоторых случаях развивается болезненная или патологическая реакция горя, проявляющаяся в отсрочке или искажении реакций на утрату, в эмоциональных реакциях агрессии или депрессии, в появлении симптомов последнего заболевания умершего, в изменении отношений с родственниками, друзьями или только с определенными людьми, в утрате социальной активности и др. Психологическая помощь позволяет предотвратить развитие заболеваний и нарушений социальной адаптации [10]. Психологические цели и механизмы нормального переживания горя потери близкого человека рассматриваются как с традиционных позиций, так и в авторском понимании. С точки зрения православного богословия духовные переживания в связи со смертью близкого человека позволяют пережить глубину личностного общения при прощании с близким человеком, ценность отпущенного времени жизни и необходимость своего духовного и личностного развития [1; 25]. Историко-графический анализ античной философии, духовной литературы и современных научных исследований демонстрирует масштабность душевных переживаний человека, пережившего утрату, суть которых можно передать цитатой В. Волкана и Э. Зинтла: «Когда мы полностью переживаем горе, мы глубже узнаем себя» [5, с. 18]. Для понимания психологии переживания горя основополагающей стала работа З. Фрейда «Печаль и меланхолия», согласно которой эмоциональная скорбь освобождает личность от привязанности к образу близкого человека и позволяет перенести ее на новые объекты любви [27]. Теоретическое исследование В. Мухиной и А. Хвостова позволили им обосновать свой взгляд на печаль и уныние как на вариант аддиктивного поведения, разрушающего целостность личности и ее парциальность [12]. В работе Ф.Е. Василюка оригинальный подход к переживанию горя предлагает рассматривать его как ведущую деятельность человека в данный период его жизни, которая предопределяет новообразования личности и отражается на дальнейшем жизненном пути [4]. Подход М. Магомед-Эминова интерпритирует работу горя при утрате как работу личности по обретению новой самоидентичности. «В культурно-исторической работе личности оживляется, воспроизводится и развивается, - пишет М. Магомед-Эминов, - опыт бытия Другого, в том числе, предшествующих поколений, и создается преемственность связи поколений - предков, современников и потомков» [11]. Патологическое развитие горя потери близкого человека ведет к развитию психических нарушений и психосоматических заболеваний. Переживание утраты порождает состояние одиночества, в переживании которого кроме позитивных путей развития возможны негативные, в том числе сохранение стойкого эмоционального одиночества в соединении с психопатологическими симптомокомплексами [24]. При утрате возможно три варианта патологической соматизированной реакции горя: депрессивно-соматоформный, тревожно-соматоформный и дистимико-конверсионный [26]. Структурно-динамический анализ возникновения посттравматического стрессового расстройства, развившегося у человека, потерявшего близкого, показал его связь с полом, возрастом, образовательным и трудовым статусом и с обстоятельствами смерти [7]. При переживании психологического напряжения одним из членов семьи остальные ее члены или большая их часть выбирает единую семейную стратегию совладания с трудной жизненной ситуацией, действующую в системе семейных отношений и сохраняющую их целостность и активность. Изучение ее механизмов позволило Е.В. Куфтяк установить, что матери, переживая горе при рождении ребенка с перинатальной патологией, выбирают стратегии дистанцирования и избегания, способствующие сохранению их эмоциональной стабильности. Проблемно-фокусная стратегия совладания, позволяющая успешно решать кризисные задачи другого характера, в ситуации горевания неблагоприятно влияет на эмоциональное состояние женщины [8]. Психологическая помощь при переживании горя утраты предполагает использование опыта традиционных духовных практик, классических методов оказания психологической помощи, а также организацию превентивной, предупреждающей работы [6; 9; 14]. Таким образом, эмоциональная реакция горя при потере значимого объекта имеет закономерные этапы своего развития с целью совладания с трудной жизненной ситуацией, различающиеся по продолжительности и психологическим характеристикам. Психологические особенности переживания горя у детей Реакция горевания представляет реакцию на утрату значимого объекта, части идентичности или ожидаемого будущего. Общеизвестно, что реакция на утрату значимого объекта - это специфический психический процесс, развивающийся по своим законам. Суть этого процесса универсальна, неизменна и не зависит от того, что именно утратил субъект. Различаются только его длительность и интенсивность, которые зависят от значимости утраченного объекта и от особенностей личности горюющего человека Психологические особенности переживания горя утраты в детском возрасте, их сходство и отличие от реакций взрослых людей обсуждаются авторами, принадлежащими к разным теоретическим школам. Теоретический анализ У. Нагера показал, что известные представители психоаналитического направления первыми обратились к переживанию горя у детей разных возрастов в разных условиях жизни. Основоположник психоаналитической теории привязанности Джордж Боулби, наблюдая реакцию детей при разлуке со значимыми объектами, считал ее идентичной реакции взрослого человека. Однако Анна Фрейд, Макс Шур, Рене Шпиц и Марта Вольфенштейн оспаривали эту точку зрения. Другие авторы соглашаются с Элен Дойч, которая утверждалала, что процесс горевания, который мы видим у взрослых, явно отличается от процесса горевания, который мы наблюдаем у детей. Отечественный психоневролог и психиатр Л.Л. Рохлин утверждал, что характерный для взрослых тип горевания не типичен для детей [13]. Наблюдения практических психологов показывают, что для переживания горя нет нижних возрастных границ, но психологические закономерности каждого возрастного периода влияют на его проявления. Так, в период до трех лет горе уже обладает физическим и эмоциональным влиянием на ребенка и не затрагивает его интеллект. В отличие от взрослого, ребенку в дословесный период развития сложно психологически преодолеть сложившуюся ситуацию, не имея возможности выговориться и тем самым снизить эмоциональное напряжение. Дети до шести лет воспринимают и осознают только конкретные действия взрослых и происходящие события. Слова «смерть», «никогда больше не вернется» для них еще непонятны. Для детей в возрасте до 10 лет характерно часто задумываться о смерти. Приходит понимание, что смерть окончательна и неизбежна, наступает осознание ее реальности, но дети не могут представить свою смерть или смерть близких людей. К 12 годам представление о смерти становится более абстрактным, а детей интересует больше биологические аспекты смерти. В подростковый период развиваются высшие формы мышления, сближающие подростков со взрослыми. Подросток активно изучает себя, примеряет ролевые модели поведения взрослых. Потеря в данном возрасте значимого взрослого бывает эмоционально невыносимой. Реакцией на горе может стать психологический регресс и поведение подростка начинает напоминать детское. Горюющие подростки, используя психологические защиты, могут отрицать или откладывать горе на потом [22; 28]. В период ранней юности образы матери и отца оказывают влияние на становление семантической структуры жизненно значимых ценностей в сознании, определяющих стремление к созданию своей семьи и материнству [15; 17; 19; 21]. Нарушения позитивной целостности представлений о матери, отце и родительской семье может нарушать в будущем репродуктивное поведение и требует специальной психологической помощи [16; 18]. Девушки, воспитанные в детском доме по причине смерти родителей, признания их пропавшими без вести или лишения родительских прав, сохраняют стрессогенные эмоциональные переживания, связанные с отцом, обладают несформированной идентификацией с образом матери. В целом у них развивается компенсаторная идеализация комплекса представлений о своей будущей семье и материнстве и формируется психологический тип идеализации семьи [15; 18; 21]. Матери и семьи, пережившие горе рождения детей с ограниченными возможностями здоровья, нуждаются в психологической помощи для достижения оптимального эффекта в реабилитационном процессе ребенка и привлечения к нему не только ресурсов самой семьи, но и социального окружения [20]. Для детей всех возрастных периодов присущи искажения эмоциональных реакций, боязнь выразить грусть, гнев, тревожность и замкнутость. Могут наблюдаться фобии, нарушения сна, тяжелые сновидения, чувство одиночества, утраты и эмоциональной пустоты. О.В. Хухлаева выделяет следующие поведенческие признаки травмы потери у детей: • реакция ребенка во многом зависит от специфики развития в раннем возрасте и от стиля поведения в конфликте (пассивного или активного); • может снизиться внимание, повышается общая неуверенность; • появляется заторможенность, апатия или, наоборот, увеличивается двигательная активность, возникает агрессивность в отношении значимых лиц (родственников, учителей и т.п.), страх близких эмоциональных контактов; • происходит искажение эмоциональных реакций (боязнь выразить грусть, гнев и т.п. в тех ситуациях, когда это необходимо) [29]. При углубленном диагностическом обследовании, отмечает О.В. Хухлаева, обычно выявляется, что ребенок испытывает сильный страх внешней агрессии, хотя на первых встречах с психологом это может не проявиться; ребенок способен спокойно говорить об умершем в настоящем и будущем времени [28]. В наблюдениях практических психологов отмечены распространенные психологические реакции детей при потере значимого объекта. Тревожность. Смерть близкого легко вызывает страх повторения катастрофы, поэтому дети часто высказывают опасения, что что-нибудь случится с их близкими людьми, или могут испытывать страх, что сами умрут. В результате постоянной тревоги, бдительности и напряжения у ребенка могут возникать боли в животе, плечах, шее и голове. Замкнутость, изоляция и проблемы концентрации внимания могут ухудшать школьные результаты в учебе и поведении. Печаль, тоска. В раннем возрасте присутствие матери и отца особенно важно для развития ребенка. Однако он, потеряв одного из родителей, испытывает как бы двойную утрату, поскольку оставшийся в живых родитель из-за собственного личного горя в определенной степени отстранен от него эмоционально. Вместо утешения и поддержки мать или отец, возможно, ругает ребенка и отвергает его, в то время как нормальные реакции тоски и печали на смерть близкого могут выражаться ребенком в назойливости, плаксивости и капризах. Гнев. Чувство озлобленности и гнева вполне естественная реакция при потере. Гнев может быть направлен на обстоятельства или определенного человека. В некоторых случаях, когда ребенок ощущает себя крайне потерянным, тревожным, бессильным и раздраженным, - он выплескивает свой гнев на окружающих и может вести себя деструктивно [2]. Важно разграничивать нормальные и патологические реакции детей на утрату, к которым следует отнести: • энурез, заикание, сонливость или бессонница, обкусывание ногтей, анорексия (отсутствие аппетита), галлюцинации; • длительное неуправляемое поведение; • острая чувствительность к разлуке; • полное отсутствие каких-либо проявлений чувств; • отсроченное переживание горя, которое актуализируется каким-либо другим психотравмирующим или кризисным событием; • депрессия (у подростков - это гнев, загнанный внутрь) [2]. Следовательно, психологическое проявление процесса горевания зависит от онтогенетического этапа, на котором ребенок переживает утрату значимого объекта, отражается на целостном процессе его развития. В первую очередь страдает личностная и эмоциональная сфера ребенка, возможно формирование невротических реакций. Психологическая поддержка ребенка в процессе горевания должна учитывать особенности его возрастного этапа и учитывать личностные особенности. Заключение Эмоциональная реакция горя при потере значимого объекта имеет закономерные этапы своего развития с целью совладания с трудной жизненной ситуацией, различающегося по продолжительности и психологическим характеристикам. Эмоции и чувства ребенка формируются в процессе общения со взрослыми и со сверстниками. В семье ребенок имеет возможность испытать целую гамму переживаний, источником которых для ребенка являются, прежде всего, родители. Родители выполняют разнообразные воспитательные задачи, заменяя и дополняя друг друга, в связи со спецификой выполнения мужской и женской социальных ролей в семье. В случае смерти одного из родителей ребенок вынужден продолжать психологически развиваться в ситуации отсутствия важной фигуры, что может привести к психологическим нарушениям, среди которых отмечаются фобии, нарушения сна и сны с тяжелыми сновидениями, тревожность, гневливость и признаки выраженной печали после события. Вероятность того, что ребенок сможет пережить горе без образования посттравматических синдромов определяется разумностью поведения близких, с одной стороны, и самой ситуацией потери родителя с другой. Снижает риск травматизации наличие у ребенка возможности проявления своих чувств в словесной или символической форме, а также эмоциональное присутствие в его жизни другого значимого взрослого. Увеличивают риск патологических реакций ситуации неожиданной утраты и особенно насильственной смерти. Но наиболее тяжело переживается горе, если ребенок был свидетелем несчастного случая. Утрата ребенком значимого объекта сказывается на развитии его личность и эмоциональной сферы. Исследования психологических особенностей детей, переживших утрату одного из родителя, позволит выявить особенности указанной группы и повысить эффективность практической помощи.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.