К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ КОЛЛЕКТИВНЫХ ЧУВСТВ В РОССИИ Харитонова Е.В.

ФГБУН Институт психологии РАН


Номер: 8-2
Год: 2015
Страницы: 167-170
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

коллективные чувства, внушение, взаимовнушение, чувство тревоги, паника, психологическая толпа, collective feelings, suggestion, vzaimootnoshenie, anxiety, panic, psychological crowd

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается история изучения коллективных чувств в России. Показано действие внушения и взаимовнушения в распространении коллективных чувств. Особое внимание уделяется исследованию коллективных чувств в войсках, таким как, коллективное чувство тревоги и паника, представленных в работах В.М. Бехтерева, Д.Д. Безсонова, П.И. Изместьева, Г.Е. Шумкова.

Текст научной статьи

Современную социальную реальность российского общества отличает выраженный эмоциональный накал и напряженность, связанные и с событиями на Украине, и с экономическим состоянием внутри страны и многими дополнительными дестабилизирующими факторами. Особенности социальной реальности обусловлены социальным взаимодействием, в котором индивидуальные представления, чувства заменяются социальными преставлениями и чувствами. Для любого человека его вхождение в различные социальные группы представляется значимым, соответственно, его отношение к действительности обусловлено не только его индивидуальными оценками, но и влиянием тех групп, к которым он принадлежит. Все групповые действия вызывают определенные эмоции у членов группы, распространение эмоций и чувств в группе называют групповыми или коллективными. В сложных ситуациях человеку свойственно интерпретировать внешние воздействия в логике коллективного субъекта. Термин «коллективный субъект» трактуется А.Л. Журавлевым как: «Всякая совокупность людей, проявляющая себя через любые формы поведения, отношения, деятельности, общения, взаимодействия и т.д. есть коллективный субъект» [3, 69]. Коллективному субъекту присущи разделяемые всеми входящими в него индивидами коллективные чувства. Под коллективными чувствами понимаются устойчивые, разделяемые членами группы аффективные переживания, связанные преимущественно с относительно стабильными экономическими, политическими, региональными условиями жизни людей. По мнению Т.П. Емельяновой : «…именно аффективная реакция коллективного субъекта, если иметь в виду его типичный, разделяемый членами сообщества ответ, будет первичной» [5, 214]. Аффективная реакция коллективного субъекта в виде коллективных чувств, безусловно, обостряется в кризисные моменты. В связи с этим наше обращение к истории России начала XX века, периода «коренных преобразований», самых глубинных в социальной жизни за все время существования Российского государства, и рассмотрение особенностей изучения коллективных чувств того времени представляется обоснованным и значимым. Так как изучение психологии людей минувших исторических периодов позволит расширить содержание современного научного знания о ключевых процессах исторической эволюции. Особенности коллективных чувств, их возникновение и распространение в социуме интересовало представителей многих общественных наук, так как давало возможность прогнозировать, управлять и вызывать подобные чувства, что представлялось как умение «властвовать над умами». Распространение любых коллективных переживаний, настроений, чувств традиционно связывали с воздействием внушения. Работа В.М. Бехтерева «Роль внушения в общественной жизни», представляет текст его доклада на собрании Императорской Военно-медицинской Академии в 1897 году, это первое обращение Бехтерева к общественной психологии и ее феноменам. «…внушение есть один из способов влияния одних лиц на других, которое может происходить как намеренно, так и ненамеренно со стороны влияющего лица и которое может осуществляться совершенно незаметно для человека, воспринимающего внушение…» [3, 335]. Воспринимая сознательно воздействия окружающей среды, обдумывая, перерабатывая поступающую информацию, в конечном итоге формируются убеждения. Но кроме сознательного получения информации извне, часть воздействий психика человека получает на неосознаваемом уровне. Именно, такие неосознаваемые воздействия В.М. Бехтерев называет внушением: «… внушение сводится к непосредственному прививанию тех или других психических состояний от одного лица к другому, прививанию, происходящему без участия воли воспринимающего лица и нередко даже без ясного с его стороны сознания» [3, 336]. Внушение может передаваться не только в вербальной форме, но и путем непосредственной передачи «…идей, чувствований и ощущений». Таким образом, пути воздействия через внушение и передачи психических состояний всегда более разнообразны и многочисленны, чем словесно-логическое убеждение. Бехтерев полагает, что такая «прививка идей» особенно распространена в простом классе населения, который более подвержен внушению. Однако это не исключает воздействия разнообразных форм внушения на самые широкие массы населения. Ярким примером внушения является влияние команды в войсках, которая не сводится к убеждению, выполнение приказа в армии осуществляется через внушение. Кроме этого, очень важным представляется момент взаимного психического влияния, его Бехтерев называет невольным взаимовнушением, в этом случае люди, объединенные в какие-либо группы, всегда находятся в состоянии взаимовнушения. «В сущности, невольное внушение и взаимовнушение, будучи явлением всеобщим, действует везде и всюду в нашей повседневной жизни. Не замечая того сами, мы приобретаем в известной мере чувства, суеверия, предубеждения, склонности, мысли и даже особенности характера от окружающих нас лиц, с которыми мы чаще всего общаемся» [3, 349]. В связи с этим замечанием Бехтерева, особенного внимания при изучении коллективных чувств заслуживает рассмотрение этих явлений в такой социальной группе как армия. Большое внимание воспитанию единых коллективных чувств в войске, которые способствовали бы поддержанию воинской дисциплины, составляющей «…его внутреннюю, духовную силу» уделял в своих работах Д.Д. Безсонов, последователь идей Бехтерева [1, 17]. Работы Д.Д. Безсонова содержательно относятся к двум психологическим направлениям: юридическая психология и военная психология, но опубликованные в конце XIX-го - начале XX -го вв. они являлись одними из первых социально-психологических исследований в России. Указывая на значимость дисциплины в войсках, как основы моральной силы, Безсонов ставит вопрос о воспитании войска, укреплению дисциплины через внушение и воспитание особых коллективных чувств. Кроме способности к повиновению необходимы: «чувство товарищества, солидарности, взаимовыручки и смелости» [1, 58]. Доведенные до степени навыка данные свойства необходимы для боевой деятельности армии, но, как отмечает автор, в мирное время могут создавать особую опасность в армии (например, коллективное неповиновение). Именно такое неповиновение становится причиной массовых преступлений в армии. В годы первой русской революции в России данная проблема стала особенно актуальной, так как соединяла в себе две проблемы: революционные народные действия, квалифицируемые как массовые преступления, и действия тех военных частей, которые направлялись на подавление восставшего народа, но переходили затем на его сторону. Каким образом так стремительно распространялись в войсках те идеи, настроения, коллективные чувства, которые могли заставить перейти «в стан врага»? Ответу на этот вопрос было посвящено диссертационное исследование Д.Д. Безсонова «Массовые преступления в общем и военно-уголовном праве», в котором основная часть работы посвящена исследованию психологии массового поведения. Превращение военной массы в толпу, представляется автором особенно опасным, так как в силу выработанной привычки к подчинению своей воли - воле другого и чувстве товарищеской солидарности, такое обращение проявляется интенсивнее и развивается быстрее, чем в любой другой группе. [2]. Одной из важных сторон укрепления морального духа армии уделяет особое внимание в своей работе «Из области военной психологии» П.И. Изместьев. «Воспитывая отдельного человека, нам военным необходимо считаться и с психологией масс, так как приходиться считаться со всеми особенностями и свойствами толпы…Если 10 человек одновременно поддадутся эмоции страха, то и остальные не чужды ее действию. В мгновение ока она находит последователей…войско превращается в толпу со всеми ее низменными качествами» [7, 25]. Поэтому важно предупредить страх и панику, помешать ее распространению, а это возможно только при целенаправленном моральном воспитании солдат. «Мы слишком увлеклись внешней стороной дела, мы слишком мало заботимся о духовном мире нашего солдата» [7, 31]. Единое чувство должно объединять всю армию и этим чувством является любовь к Отечеству. Чтобы солдат мог сознательно выполнять свой долг перед Родиной необходимо воспитывать чувство патриотизма. «Идея отечества, честь, самолюбие, самоуважение или как говорит солдат и простой народ «соблюдай себя» - великое дело. И мы должны всеми силами поддерживать и развивать это «соблюдай себя» в солдатах» [7, 34]. Особое внимание моральному облику в армии уделялось и в первых уставах РККА, в «Книжке красноармейца» рекомендовалось: «Будь образцом революционной сознательности - первый в борьбе, последний в отступлении. Подавай всегда пример революционной бодрости, смелости, дисциплины, строго поддерживай товарищеский дух, спайку солидарности в рядах красноармейцев». В начале XX века вопросы управления массами приобретают все большую актуальность: «… в обстановке, когда революционное движение охватывало народные массы, а армии нужно было нести функцию охраны государственного порядка» [4, 356]. Поэтому военно-психологические исследования направлены на изучение особенностей совместных боевых действий, психическое состояние солдата во время боя, роль настроения, способы воздействия, внушаемость, отдельным вопросом стояло изучение такого явления как паника. В.М. Бехтерев, П.И. Изместьев, Д.Д. Безсонов и другие обращались в своих работах к групповым явлениям, выделяя панику как наиболее сильную и опасную коллективную эмоцию не только в армии, но и для гражданского населения. Причинами паники может стать испытываемое большой группой людей коллективное чувство тревоги, беспомощности и ощущения угрозы безопасности, при этом вызываться эти чувства могут как действительно существующими причинами, так и обусловленными ложным восприятием, обманом чувств. «Одним из ярких примеров психических эпидемий, правда кратковременного свойства, представляет то, что называется паникой. Эта психическая эпидемия развивается в народных собраниях, когда вследствие тех или других условий к сознанию массы прививается идея о неминуемой смертельной опасности… Так как паника касается чувства самосохранения, свойственного всем и каждому, то она развивается одинаково как среди интеллигентных лиц, так и среди простолюдинов. Условиями же ее развития должна быть неожиданность в появлении всеми сознаваемой опасности, на каковой почве достаточно малейшего толчка, действующего, подобно внушению, чтобы развилась паника» [3, 401]. Логические убеждения, рассуждения, призывы опомниться не могут повлиять на людей, охваченных паникой, необходим определенный временной промежуток, в который внушенная опасность перестанет быть угрожающей. Случаи паники в армии часто скрывались, но после поражений в русско-японской войне П.И. Изместьев написал: «…сам факт паники может быть и поучителен, так как всестороннее ее исследование может помочь избегнуть ее в будущем» [7, 8]. Описывая и изучая в своей работе многочисленные случаи паники, Изместьев приходит к выводу, что: «Паника всегда была, есть и будет. Паника - дело инстинкта самосохранения» [7, 25]. Поэтому он считает, что предупредить панику легче, чем ее остановить, а возможно и помешать ее возникновению. Для этого предлагается специально организованная целенаправленная работа, включающая в себя: «1. Соответствующее воспитание солдата. 2.Сила воли начальника, способность импонировать на массу. 3. Предусмотрительность начальника» [7, 29]. И при этом автор отмечает необходимость формирования в армии такого коллективного чувства как «дух товарищества». «К сожалению, его сейчас в армии нет. Мы, военные, должны чувствовать и сознавать, что все мы одна семья, соединенная одной и той же задачей и призванием. Надо развивать любовь, уважение, доверие одного рода оружия к другому, сознание, что одни без другого существовать не могут» [7, 35]. Психологические исследования солдат и офицеров в реальных боевых условиях на протяжении двух лет проводил ученик В.М. Бехтерева, участник действующей армии в русско-японской войне врач Г.Е. Шумков. Собрав богатейший материал, он пишет книгу «Психика бойцов во время сражения», но она включает в себя только незначительную часть проведенного исследования. Многие материалы Г.Е. Шумков публикует в журнале «Военный сборник» с 1912 по 1914 гг. Представляется, что многие работы автора не утратили актуальности, и современное издание всех собранных материалов было бы полезно и, несомненно, вызовет интерес у современных читателей. В рамках нашей работы внимания заслуживает, описываемое Г.Е. Шумковым «начало», объединяющее людей в совместной военной деятельности. Автор выделяет особое чувство, которое доминирует над всеми, объединяет людей, нивелирует индивидуальность каждого, заставляет объединяться в общность - это чувство тревоги. «Чувством, объединяющим индивидуальности разных настроений и характеров, чувством, стирающим особенности личностей и превращающим человека как бы в один для всех людей шаблон, является, по нашему мнению, чувство тревоги» [8, 89]. Чувство тревоги, по мнению Шумкова, отличает особый психофизиологический комплекс, так со стороны умственной сферы отмечается концентрация внимания, мыслей на предмете тревоги, тревожные мысли постоянно беспокоят человека, наблюдается сложность переключения, снижается критичность и повышается внушаемость. Наблюдается частая смена настроений, неустойчивость чувств, нетерпение и на этом фоне стремление к объединению с другими, сплочение с группой, подчинение доминантному лидеру. Чувство тревоги, которое испытывают солдаты перед боем вызывает и другие общие чувства и настроения «коллективная радость», «коллективная печаль». «В силу общих совместных коллективных чувств или настроений у находящихся в тревоге появляются коллективные же поступки и действия, по крайней мере в простых проявлениях: идти, достичь, разрушить, удалиться…» [8, 92]. Чувство тревоги, таким образом, оказывает влияние на психологическое сплочение толпы, в которой непременно появится выразитель общих мыслей и чувств, взявший на себя роль лидера. «Чувство тревоги - есть тот психологический цемент, при помощи которого люди, даже разных душевных свойств, могут объединяться «психологически» с наличием однородных мыслей, чувств и действий. Без наличия чувства тревоги не может произойти в людях объединения в «психологическую толпу»» [8, 94]. Шумков делает вывод, что изучая психофизиологические свойства людей, испытывающих чувство тревоги, можно сделать решительный шаг на пути к научному познанию психологии масс в целом. В заключение заметим, нам представляется, что чувство тревоги достаточно распространенно и в современном российском обществе, в связи с чем глубинное теоретическое и эмпирическое исследование коллективных чувств является перспективным для изучения социально-психологических особенностей российского общества. Обращение к историческому материалу сохраняет актуальность и значимость, открывая возможность рассмотрений исторических параллелей России в начале XX века и России начала XXI века.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.