СЕМИЛУЖЕНСКИЙ ОСТРОГ: «МЕСТО» СОЦИАЛЬНОЙ ПАМЯТИ Драга С.В.,Лойко О.Т.,Корнеева А.Ю.


Номер: 8-4
Год: 2015
Страницы: 29-31
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Прошлое не является стабильным конструктом, а процессом, поиском себя в глубинах памяти. Понятие социальной памяти наиболее полно представлено в работе французского социолога М. Хальбвакса «Социальные рамки памяти», полагавшего, что возможно и необходимо создать историю памяти, в ходе которой человек научится или разучится что-либо помнить, поскольку память является социальным фактом, и не только содержание воспоминаний локализуется во времени, привязываясь к хронологическим ориентирам, но и сам факт запоминания имеет пространственно-временную и социально-классовую датировку, т.е. является историчным [1]. М. Хальбвакс подчеркивает насколько сильно социальные процессы влияют не только на индивидуальную память человека, но и на общественные воспоминания о прошлом. Так, коллективные воспоминания являются решающими для идентификации людей и идеи общества получают свою убедительную силу не только благодаря логической связности и доказуемости, но и благодаря опоре на традиции [1]. «Фундаментальный вклад Хальбвакса в изучение социальной памяти заключается в обосновании им связи между социальной группой и коллективной памятью. Его положение о том, что каждая группа формирует память о своем собственном прошлом, которая обосновывает ее уникальную идентичность, продолжает оставаться отправной точкой для всех исследований в этой области», - пишет Б. Мишталь [2]. Другой источник, касающийся социальной и коллективной памяти, труд П. Рикёра «Память. История. Забвение», где автор рассматривает память как деятельность, работу. По мнению автора, работа памяти осуществляется как внутри, так и вне индивидуального сознания, не только на уровне отдельного человека, но и на уровне общества. Само же общество переживает особое «историческое состояние» - ситуацию разрыва с прошлым, которое приходится восстанавливать не через живую память, а через историческую реконструкцию [3]. Память прошлого играет решающую роль в становлении социокультурной идентичности. Идентичность в данном случае понимается в качестве способности человека ощущать свою принадлежность к той или иной устойчивой группе людей. Эта принадлежность обычно считается фактом, если признается, с одной стороны, самим человеком, с другой, окружающими его людьми или обществом в целом. Долгие разъяснения здесь, впрочем, едва ли требуются. В каждом обществе и в каждой стране, коллективная и общественная память передается старшими поколениями младшим, через разнообразные каналы (учебную литературу, СМИ, памятники и памятные ритуалы), оказывая влияние на их культурную идентификацию и систему ценностей, а также их желание инвестировать эту память экономически, политически и социально. Поддержание идентичности требует ощущения непрерывности истории. Коллектив, адаптируя новые явления и идеи, должен периодически проводить переинтерпретацию прошлого так, чтобы эффект новизны был утрачен и новое предстало продолжением исторической традиции. Поэтому прошлое в коллективной памяти постоянно подвергается реорганизации. В этой картине прошлого должны отсутствовать большие перемены и разрывы, чтобы группа могла бы себя узнать в ней на любом историческом этапе. Память прошлого, выраженная в культуре, зачастую организована на высоком уровне и стратегически важна. Сохранить такую память призваны локусы памяти, включающие в себя объекты культуры - музеи, выставки, театры, археологические местности, этнографические особенности, фольклор, центры прикладного искусства. Локусы памяти подразделяются на материальные и духовные. В настоящее время все чаще обращаются к реконструкции своеобразных мест (локусов) памяти. Приведем один из примеров, отражающих локальный памятник сибирской духовной культуры, несомненно, влияющий на формирование идентичности современного человека. Речь идет о Семилуженской крепости, расположенной в центре Сибири, в пригороде Томска [5]. Ее история удивительная и уникальна. В 1609 году сибирские казаки построили крепостные стены для защиты от набегов. В 1702 году, 7 июля, служилым людям было явление Святителя Николая Угодника, Мирликийского чудотворца. Он приказал поставить на этом месте Святоникольскую церковь. Что и было сделано. Храм и икона Николая Чудотворца высоко почиталась жителями села Семилужки и всей Томской губернии. Но изменение политического режима в России привело к разрушению Семилуженской крепости. В 2002 году стараниями местного жителя, Филиппова Владимира Федоровича, Семилуженский острог получил вторую жизнь. Сейчас - это полностью восстановленная, по рисункам и чертежам XVII века, крепость стала местом, привлекающим туристов со всей страны. Любой, посетивший этот острог, может получить уникальный опыт погружения в мир культуры сибирского казака: примерить кольчугу, выстрелить из пушки, угоститься душистым чаем из сибирских трав. Подводя итог, стоит отметить, что культурно-исторические ресурсы переносят современного человека в новый мир впечатлений, а память возвращает утраченное современным человеком чувство дома, где мир, покой и защищенность создавали ту неповторимую атмосферу, в которой когда-то жили наши предки. По результатам пилотного опроса студентов, посетивших острог, 50 % ответили, что они впервые столкнулись с аутентичным памятником истории Сибири. 40 % считают, что именно посещение Семилужинского острога способствует формированию у них гордости за дела и труды своих предков, все без исключения пришли к выводу о необходимости не только воссоздавать памятники прошлого, но и путем своеобразного «погружения» в культуру и быт своих предков, лучше и полнее осознавать свою причастность к истокам российской истории и культуры. Идентичность поддерживается памятью. Коллективная память о совместном прошлом - основа идентификации группы, выражение коллективного опыта, объединяющего группу, объясняющего ей смысл ее прошлого, причины нынешнего совместного бытия и определяющего надежды на будущее. Однако между памятью и идентичностью существуют отношения взаимозависимости. Не только идентичность укоренена в памяти, но и память зависит от присвоенной себе идентичности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.