РОССИЯ КАК СИСТЕМА: НА ПУТИ ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ (СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ) Шилова Г.Ф.,Ляпунова Н.В.,Старостенков Н.В.

Российский государственный социальный университет


Номер: 9-1
Год: 2015
Страницы: 95-99
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социально-политическая система государства, социальная история России, государственность

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Российская социальная организация на протяжении веков отличалась чрезвычайной устойчивостью и, меняя свои формы, воссоздавалась после потрясений, обеспечивая жизнеспособность российского общества. Конечно, система была пронизана противоречиями, некоторые из которых приобретали со временем характер непримиримых. Она падала, взрывалась, распадалась, многие её подсистемы исчезали. Но сама Россия оставалась, вновь проявляя себя на мировой арене как мощный, активный, ведущий субъект.

Текст научной статьи

С высоты XXI века, после геополитической катастрофы в конце ХХ века - крушения СССР, в тех геополитических условиях, в которых оказалась Россия, глядя в будущее, важно разобраться в истоках стойкости и сохранения Росси на протяжении веков перед агрессиями и смутами. Что удерживало Россию от распада? Что вливало народу силу, мощь, чтобы воспрянуть вновь? Важно опереться на ту историческую информацию прошлого, которая поможет определить путь возрождения России именно как системы единой и цельной. Реальной является проблема выбора гармоничного пути в будущее при обязательной гармонии взаимоотношений между человеком и природой, человеком и обществом [1]. В последнее время появилось немало интересных научных работ, в которых за исходную точку отсчёта берётся положение о том, что сложные системы имеют не один - единственный, а несколько альтернативных путей эволюции [2; 8]. Социальная система представляет собой политическую совокупность социальных групп и общностей людей, объединённых единой территорией, культурным, образовательным и правовым пространством, система обеспечивает жизнедеятельность как социума в целом, так и отдельной личности. Качественное состояние социальной системы характеризуется стабильностью функционирования основных звеньев, её способностью адаптироваться к инновационным требованиям социального прогресса и сохранять при этом устойчивость развития. Эффективно действующая система обладает способностью к саморазвитию, стимулирует позитивные перемены, инициирует политическую и гражданскую активность и при этом является решающим фактором политической стабильности общества. Жизнь неоднократно убеждала в том, что социальные системы, в которых не сложился средний класс и преобладают или господствуют интересы меньшинства населения, исключительно опасны: они не обеспечивают устойчивого развития, подтачивают стабильность и приводят к масштабным социальным конфликтам. Политическое господство меньшинства, как правило, игнорирует общественные настроения, опирается на карательные возможности государства и может держаться только на силе, обмане, произволе, жестокостях и репрессиях. В таких системах правительственный курс находится в противоречии с социальными интересами и политическими потребностями общества. Сгущается общественная атмосфера, собираются пока ещё не совсем осязаемые гущи будущего гнева. Рано или поздно наступает конфликт, формы разрешения которого зависят как от разумного выбора путей в будущее политическими силами общества, так и от подавления стихии, вышедшей из-под контроля социальной энергии масс. Историческая эволюция отечественной государственности на протяжении веков четыре раза проходила точки распада: в XI в. - первой половине XII в. - Киевская Русь; в XVII в. - Московское царство; в начале ХХ в. - Российская империя; в конце ХХ в. - Советский Союз. Повторяемость исторических катастроф вынуждает ставить вопрос о закономерностях - катастрофах как объективной компоненте русской политической динамики. Только ли в прошлом? А в будущем? Интересный и образный взгляд на то, как общество отвечает на исторический вызов, содержится в работе С.П. Капицы, С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого. «… в своём развитии этнос проходит несколько стадий, на каждой из которых свои «лозунги момента». Продолжительность жизненного цикла каждой следующей версии российской государственности была в 2-4 раза короче предыдущей [3, с.8; с. 67]. Рис. 1. Изменение скорости распада Российской государственности Россия не единожды находила силы возвращения к управлению историческим процессом развития и возрождения. Новые большие цели вливали в народ большие силы. В новых условиях рождалась новая модель управления страной. Правда, исторического времени отпускалось всё меньше и меньше. Поэтому так важно для науки и общества разобраться в том, что является случайностью и детерменизмом; хаосом и порядком; простым и сложным; главным и второстепенным для судеб страны. Системный кризис российского социума всегда становился проблемой его устойчивости. И каждый раз возникал вопрос о роли национального сознания, политической культуры и народных традиций. Наглядным подтверждением является современная российская практика: установка на выгоду, рационализм, корыстолюбие, культ силы и власти, напористость и нахрапистость. С другой стороны, историческая память, ностальгическое желание оказаться в атмосфере духовно-нравственных и коллективистских ценностей составляют в настоящее время две крайности, два полюса, между которыми ещё теплится духовный облик России и российский национальный характер [4] . Распад Советского Союза произошёл в условиях, когда внешнее давление не достигало критичного уровня. Крах коммунистического режима и последовавший за ним распад государства стали следствием социально-экономической стагнации и утраты конкурентоспособности советского общественно-исторического проекта в условиях нарастающей глобализации. Население страны, проявившее себя в роли «молчаливого большинства», было настолько отторгнуто от власти, что не проявило никаких движений в защиту политического режима и целостности государства. Взгляд в прошлое помогает увидеть многие реалии современной России. Россия была и остаётся страной огромных социально-исторических рисков, когда проблема социального единства становилась проблемой выживания страны. Свойства целой системы не являются суммой свойств её составляющих. Количественный набор подсистем переходит в новые качества системы в целом. Система столь динамично и внутренне связана, что изменение одного фактора служит непосредственной причиной изменения других, иногда очень многих факторов. Решающим признаком системы является взаимосвязь и взаимообусловленность элементов. Система есть не просто совокупность элементов. Многообразующие связи объединяют группу элементов в качественно иное образование и задают внутреннюю самодетерминацию поведения всех элементов и объекта в целом. Применительно к обществу как сложной социальной системе можно сказать, что оно состоит не из изолированных индивидуумов, а выражает совокупность тех связей и отношений, в которых эти индивидуумы находятся друг к другу. Устойчивость динамичной социальной системы определяется устойчивостью любого элемента в связи с другими элементами. В тоже время равновесие в системах подвижно, динамично. Каждый элемент социальной системы не просто взаимодействует с другими, но и выполняет определённую роль по отношению к другим элементам и системе в целом. Социальные системы с функциональными связями обладают специфической функциональной целостностью, в них, как правило, невозможно ни добавление, ни исключение элементов. Система совмещает в себе, с одной стороны, единство противоположных процессов, и, с другой, замкнутость цепочки функциональных связей. Обеспечение функциональной полноты и целостности социальной системы выполняют законы. В процессе саморегулирования сложных динамических форм устойчивости сложные социальные системы способны к спонтанному самоизменению, последовательные стадии которого образуют процесс эволюции системы. Происходит изменение внутренних связей, усложнение структуры. Торможение изменений внутри системы может привести к кризису. В случае «системного кризиса», когда ещё не пройден критический порог, можно, бросив силы на восстановление одного из элементов, возродить систему в целом. Движение сложной системы может происходить как механический процесс в рамках того, что в ней было уже заложено. Но она может двигаться по законам синергетики, обеспечивая в новых условиях живучесть на уровне самоорганизации, саморазвития, инициируя развитие новых моделей и путей решения проблем. Поэтому можно утверждать, что развитие сложной системы нельзя рассматривать только как результат «случайных событий». Огромное значение для практиков государственного управления на высшем уровне имеет, на наш взгляд, осмысление представления физической теории о взаимосвязи энергии и движения. В процессе реформирования России меняются формы её существования и развития, но не сущностная основа, то, что «заложено в ней от Бога», то, во имя чего она и была создана в этом мире [5] . Междисциплинарный подход к изучению России как системы предполагает использование методов «подход сверху» и «подход снизу». Аналитический «подход снизу» направлен, в первую очередь, на вычленение и изучение элементов системы и уже потом, на основе полученной детальной информации, конструирование модели системы в целом. Довольно часто за огромным количеством конкретики и частностей не улавливается сложность, многогранность и одновременно стройность цельного образа системы. Аналитический подход «взгляд сверху» на первое место при изучении социальной системы ставит наиболее общие свойства всей системы, что позволяет сравнить её со свойствами других аналогичных систем того же уровня. Затем система представляется как бы в абстрактном виде, выявляются её наиболее общие свойства на каждом иерархическом уровне. Основное внимание уделяется не элементам, а связям, поскольку основу любой системы (согласно синергетике) составляют отношения. Исторически Россия развивалась как сложная система, постоянно прирастая не просто определённым количеством территорий, а такими крупными регионами, которые представляли собой качественно разнообразные пространства, макрорегионы. Например, Кавказ, Север, Черноморье, Восточная Сибирь. Они обладали набором собственных ключевых свойств. Различий между ними было порой куда больше, чем между странами континента. Чтобы обеспечить устойчивое существование в условиях столь межрегионального разнообразия, необходимо было обеспечить отношения сосуществования в рамках единого административного образования. Главными системообразующими факторами при этом выступали общие законы, правила, деловые традиции, шкала ценностей, даже тип мышления. Основным субъектом, призванным регулировать эти отношения, являлось государство. Известно, что политические предпочтения определяются культурными предпочтениями. Взаимоотношения Центра и регионов определяли в значительной мере и уровень политической культуры, который М. Урнов охарактеризовал как «провинциальный менталитет». На протяжении длительного времени реальное управление страной находилось в руках лидеров - выходцев из различных регионов России и ориентированных на верховного правителя. Изучение России как системы предполагает выявление главного, типичного, объективно отражающего суть и основные черты происходившего её развития. Для того, чтобы понять и отразить исторически-многогранное явление - Россию, требуются не только новые методологические подходы, но и время. Ещё В.О. Ключевский ставил вопрос: «Сколько времени нужно людям, чтобы понять прожитое? Столетие? Три столетия?» [6]. Исследователи демонстрируют всё большую приверженность к нелинейному (синергетическому) стилю мышления. Есть все основания полагать, что именно исследования процессов самоорганизации, осуществляемые в русле становления идей синергетики, её концептуального аппарата, являются исходной точкой роста новых образов и представлений в науке вообще, и истории, в частности. Суть синергетического подхода можно проиллюстрировать примером о витязе на распутье, который стоит перед камнем с надписью: «Направо пойти - женатому быть, налево пойти - коня потерять, прямо пойти - голову сложить». Где-то в пути попадается развилка, где нужно принимать решение. Около развилки пути ещё очень близки, но дальше они ведут витязя к совершенно разным последствиям. Из океана возможностей в ходе самоорганизации отбирается в итоге то, что упорядочивает поведение всей системы [7] . Развитие России шло по пути самоорганизации и самообеспечения. Если её рассматривать как нелинейную систему, обладающую интегрирующим системообразующим фактором, то научный интерес представляет изучение тех внутренних подсистем, которые играли и играют роль этого фактора именно в России. В России далеко не всегда таким фактором выступала экономическая сфера. Были времена, когда судьбу России определяла реакция социума на вызов «внешней среды» и внутренних процессов. И всё это во имя достижения максимального полезного результата, что, как справедливо отмечает И.Я. Шимон, и является эффективностью системы [8] . Российская система, как показали прошедшие столетия, в значительной мере держалась и держится за счёт нравственных координат, общих для каждой её подсистемы. Системность, лишённая нравственной составляющей, остается лишь высшим плодом рационализма, не имеющего будущего. Потеря нравственного ориентира становилась дорогой через бездуховность к гибели системы в целом. Нравственные приоритеты России были подчинены стремлению обеспечить качественно иную жизнь своих сограждан, прежде всего, социально незащищённых категорий: детей, стариков, инвалидов, качественно иную жизнь семье как основного элемента социальной системы. Россия как единая система была сильна и крепка, когда существовало добровольное стремление граждан к единению вокруг духовно-нравственного стремления, а все подсистемы создавали для этого материально-техническую и правовую основу. Русь, Россия всегда стремилась к бесконечно удалённой цели. Уничтожение духовно-нравственного начала означало и означает для России фактическое уничтожение. Историческая память народа надолго сохраняет выработанные предками формы социальной и нравственной общности, национально-культурных традиций. Ещё в древней Руси сложилось, а затем на протяжении столетий функционировало социальное устройство, основанное на широком использовании эстетических систем: разного рода сказок и сказаний, ритмических форм массового танца, пения, комбинации танца и пения. Оно стало мощным инструментом воздействия доступными средствами на организм и душевное состояние конкретного человека, народа в целом. Народное искусство играло одновременно большую роль, помогая организовать человеческое поведение в российской социальной системе в виде эстетического противоядия от тяжёлых переживаний. Современная Россия, теряя на протяжении последних десятилетий багаж народной мудрости и народного искусства, встала перед необходимостью хотя бы по частям реанимировать те возможности, которые ещё не утрачены: восстановить общественно-народные формы поведения, систему народной массовой культуры как сферу социального поведения. Таким образом, все системы, в том числе социальные, включают в себя в определённой иерархичности компоненты - подсистемы, являющиеся сами по себе системами. Противоречия, существующие в подсистемах низшего уровня, будут влиять на систему в целом, если они не сняты более высокими уровнями. Как многоуровневая система Россия в своём функционировании подчиняется фундаментальным принципам - правилам взаимоотношений подсистем. Она обладает качествами, изменение которых может сопровождаться уничтожением данного объекта (возможно, путём превращения его в другой). Система обладает свойствами, которые проявляются в ходе взаимодействий объектов друг с другом. В этом случае свойства объектов (систем) могут изменяться. Проявление свойств системы зависит как от состояния самой системы, так и от внешних условий. Некоторые свойства в своём проявлении активны, постоянно проявляющиеся, другие - пассивны, могут находиться длительное время в латентном состоянии и проявиться в неожиданный, непредсказуемый момент. В развитии социальной системы наступает исторический момент, когда поведение и судьба её определяются не столько внешними параметрами (взаимодействие с Природой, например), но главным образом поведением субъектов - человека, народа, государства, правительства. Воздействуя на объект для достижения своих целей, субъект должен всегда думать, в какие условия он помещает объект - систему и не будет ли поведение системы в этих условиях нежелательным, а сами условия для неё губительными. Соответствие тех или иных свойств системы целям определяется не только сущностью свойств, но и их количественной мерой. Количество способно влиять на качество. Изменения в системе - это есть уничтожение и возникновение чего-либо. Однако, если в ней сохраняется какая-то только ей присущая сущность, система продолжает своё развитие.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.