СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ФЫД- КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ОЦЕНКИ В ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКЕ Парсиева Л.К.,Гацалова Л.Б.

Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Левановича Хетагурова


Номер: 9-2
Год: 2015
Страницы: 66-68
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

дериват, осетинский язык, оценочность, эмотив, derived from, the Ossetian language, evaluative, emotivity

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются особенности употребления лексем с оценочным дериватом фыд- для выражения отрицательной оценки в иронском и дигорском диалектах осетинского языка в устном народном творчестве, художественной литературе и публицистике.

Текст научной статьи

Словообразовательная система языка является одним из основных способов выражения оценочности, что наиболее ярко проявляется во фразеологических единицах, так как именно устойчивые сочетания несут в себе определенную оценку личностным качествам человека по ценностной шкале, выработанной конкретным обществом. Продуктивным деривационным компонентом современного осетинского языка, участвующим в формировании лексем с отрицательной экспрессивной окрашенностью, является формант фыд- в иронском диалекте и, соответственно, фуд- - в дигорском, что означает «плохой». Слова с компонентом фыд- очень распространены в осетинских паремиях, среди которых выделяются гендерные. Например, встречаются паремии, характеризующие в общем «плохую женщину», при этом эта «плохая женщина» может в паремии называться фыдус (фыд «плохая» + ус «женщина»), а может и более грубым словом - фыдсыл (фыд «плохая» + сыл «женщина, самка»): Фыдусæн кæнæ барын хъæуы, кæнæ та дзы уарын хъæуы. - Плохой жене нужно или прощать, или разводиться с ней. Фыдусæн ингæн арфдæр къахынц. Для плохой жены могилу копают глубже. Фудуосæ - фудæстæф. Плохая жена плохое сулит. Фыдсыл сылгоймаг - мыггаг æгадгæнæг. Злая жена - позор своей фамилии. Фыдсылы бон бирæ у. Злая жена на многое способна. Отрицательные качества девушки, учитывая очень строгие моральные нормы именно для этой гендерной категории, отражены в следующих паремических сочетаниях: Æвзæр чызг йæ мыггагæн - фыдми ’мæ худинаг. Плохая девушка - это злодеяние и позор для семьи. Фыдбон бæхмæ ма бабæлл, хъазты чызджы ма бауарз. Во время ненастья не позарься на коня, во время пира - не полюби девушку. Фыдмыггагæн йæ чызджы ракур, фæлæ йын дæ чызджы ма ратт. Из плохой фамилии девушку сватай, но своей дочери им не выдавай. Фыдмыггагæй ус дæр ничи куры, фыдмыггагæн чызг дæр ничи дæтты. Из плохой фамилии и на девушках не женятся, и им своих девушек не отдают. Как видно, опорным понятием, с которым связывается концепт «девушка» является лексема мыггаг «семья, фамилия», так как у всех народов Северного Кавказа девушка - это будущая жена, член семьи, и в то же время представитель другой семьи, которая ее вырастила и воспитала такой, какая она есть; именно на первой ее семье лежит вся ответственность за негативные и позитивные качества этой девушки. У осетин по обычаю замужнюю женщину в семье называют по ее девичьей фамилии (при помощи суффиксов -ан/-он), например: Кокаева - Кокиан, Цопанова - Цопанон и т.д. Есть в осетинском паремии, дающие отрицательную оценку женскому интеллекту: Сылгоймаджы зонд кæдæм фæхæццæ уа, уым фыдбылыз агур. - Там, куда добрался ум женщины, жди беды. Эмоциональны и экспрессивны по своей окрашенности лексемы с компонентом фыд-, характеризующие других членов семьи: Фыдыус - фыдрын. Мачеха - это чума. Бафтынæнхъæл - фыдæрвад, бахæрынæнхъæл - фыдкаис. Фыдæрвад - бабынæнхъæл, фыдкаис - бахæрынæнхъæл. Корысть - плохой брат, обжорство - плохой сват. Хуарз кайес фуд æрвадæй хуæздæр æй. Хороший сват лучше плохого брата. Самым употребительным словом с компонентом фыд- является наречие фыддæр «хуже», которое в сочетании с существительным выступает в роли качественного прилагательного в сравнительной степени: Æртыккаг æхсæв дæр ацыдысты иумæ, æмæ фыддæр æрра уæд фæци лæппу, дуæрттæ цъæл кодта. На третий день они тоже пошли вместе, и парень стал еще дурнее, громил двери [1]. В публицистических текстах слова с формантом фыд- употребляются достаточно активно, что также связано с яркостью и образностью, с особой энергетикой, которую данный компонент придает образованным с ним словам. Часто такие слова выносятся в заголовок статьи: «Хицау - фыдгæнæг» «Начальник - злодей», «Фыдбон æмæ фыдлæг» «Ненастье и плохой человек» (газета «Рæстдзинад») и т.п. К.Хетагуров слово фыдуаг вынес в название одного из своих стихотворений, точно передается переводчиком на русский язык - «Шалун». Среди других слов с компонентом фыд- у К. Хетагурова встречаются слова фыдфынтæ «плохие сны»: Ма-иу фæтæрс, чызгай! Ахæм фыдфынтæ Дардæй дын амонд хæсдзысты уæддæр: Исчи та исы йæхимæ дæ рынтæ, Исчи дын хъары нывондæн йæ сæр..., [3] в котором слово передается переводчиком Дмитрием Кедриным как «кошмар»: Ты не пугайся: не горе, а счастье Он принесет тебе, этот кошмар. Кто-то возьмет на себя все напасти, Чтоб от тебя отвести их удар. [3] Такой перевод мы считаем допустимым, так как по энергетике и эмоциям передача адекватна, учитывая, что в русском языке имеются выражения «кошмарный сон», «снятся кошмары» и «ночные кошмары». Иногда в паремиях можно встретить лексему с компонентом фыд- в сочетании со словом, начинающимся с фыд, но имеющим совершенно другое значение, например, в осетинском фыд это еще и «отец», и «мясо», и есть другие слова, имеющие в инициальном позиции фыд-, например: Хъæбулы маст мад æмæ фыдæн фыдох у. Горе ребенка - несчастье для матери и отца. Фыдыус - фыдрын. Мачеха - это чума. Такой стилистический прием можно встретить и в некоторых произведениях художественной литературы. Так, например, в романе С. Хугаева «Нарт Фарнаг» автор умело обыгрывает слова с компонентом фыд- и лексемы, нечинающиеся с этого же комплекса: «Мæ фыды ’рцыдмæ ’нæнизæй фæцæрут, фæлæ уæ байрох и æвæццæгæн, йæ фæдзæхст: фыдæх хæссынæй фыдæмпъызт у хуыздæр». Живите здоровыми до воскрешения моего отца, но вы, видимо, забыли его наказ: чем нести зло, лучше делать плохие заплатки. «Багъæц-ба, æз дын сæ æрлæууын кæндзынæн дæ зæрдыл: фыдæй фыдхъæдгом хуыздæр у». Погоди-ка, я тебе напомню: плохая рана лучше, чем зло. «Æмæ йын уæд йе ’ртыккаг фæдзæхсты кой цæмæннæ ракæныс Уæрхæгæн: фыдкомæй, дам, фыдæндæгъд у хуыздæр». А почему ты не скажешь о третьем наказе Уархага: лучше слипшийся рот, чем злой [2]. В первом предложении автор противопоставляет слова фыдæх и фыдæмпъызт, во втором - фыд и фыдхъæдгом, и в третьем - фыдком и фыдæндæгъд. Таким образом, словообразовательный компонент фыд- является эффективным средством выражения отрицательной оценки, в том числе и во фразеологических единицах осетинского языка.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.