МОТИВ ОТЧУЖДЕНИЯ В РАССКАЗЕ В.П. АСТАФЬЕВА «ПРОЛЁТНЫЙ ГУСЬ» Петрова Е.И.

Платошинская средняя общеобразовательная школа, Пермский край


Номер: 9-2
Год: 2015
Страницы: 138-140
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

мотив, отчуждение внешнее, внутреннее , motive, estrangement, outside, inward

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается мотив отчуждения в рассказе В.П. Астафьева «Пролётный гусь». Исходя из семантики слова «отчуждение», автор статьи исследует это понятие с двух точек зрения: «внешнее» отчуждение героев рассказа, связанное с их одиночеством, неприкаянностью, и «внутреннее», духовное отдаление людей.

Текст научной статьи

Что с нами стало?! Кто и за что вверг нас в пучину зла и бед? Кто погасил свет добра в нашей душе? Кто задул лампаду нашего сознания, опрокинул его в темную, беспробудную яму, и мы шаримся в ней, ищем дно, опору и какой-то путеводный свет будущего. В.П. Астафьев Виктору Петровичу Астафьеву удалось с пронизывающей силой обжечь читателя болью чужой судьбы в невыносимо горьком рассказе «Пролётный гусь». Среди переплетающихся мотивов произведения (одиночество, сиротство, глухота и др.) наиболее ярко выражен мотив отчуждения, который стал объектом исследования. В словаре В.И. Даля слово «отчуждение» имеет значения: «удалять», «передавать иному, становиться чужим». В словаре С.И. Ожегова одно из значений - «прекращение близких отношений между кем-нибудь, внутреннее отдаление». Исходя из семантики этого слова само понятие «мотив отчуждения» можно разделить на две составляющие: «внешнее» отчуждение и «внутреннее». «Внешнее» отчуждение героев рассказа связано с их одиночеством, брошенностью, неприкаянностью. Начало рассказа создаёт впечатление безысходности, обречённости героя. «Растерзанный усталостью» на охоте, «один, казалось, Данила [Солодовников], один только он бродил по <…> сдвинувшемуся, погружённому в морок, мокреть и тучи миру» [1,7]. Судьба человека, защищавшего свою Родину, поражает трагичностью. В суетливой послевоенной путанице встретились главные герои: Данила и Марина, словно давно искавшие в огромном мире родственные души. Встретившись, от безысходности сошлись и никогда больше не расставались. Как потом оказалось, прошлые их жизни до боли были похожи. С детства осиротев, воспитывались в детских домах, но сердца детей, лишённых родительской любви и ласки, не очерствели. Жизненные трудности закалили характер, научили терпимости и милосердию. Теперь им некуда им было идти: «Хорошо им <…>, они домой едут, а он, он-то куда? У него нет никакого дома на земле»[1,11]. Ехали они теперь уже вместе в выдуманный Данилой город Чуфырино, надеясь найти пристанище. Данила верил, что и в его судьбе «как-нибудь всё образуется само собой, в большой такой стране найдётся и ему уголочек»[1,11]. Но большая страна не нашла для его маленькой семьи уголочка. Оказалось, что «никому и нигде они не были нужны, везде были помехой и лишней докукой»[1,17]. Мотив «внешнего» отчуждения героев проявляется на лексическом уровне: повторяющиеся отрицательные конструкции («нет никакого дома на земле», «никому и нигде не были нужны»), слова («один», «лишился всего»). Представляет интерес и построение предложений: «Едут солдатики по домам <…>. Солдатики-то братики по домам едут, а Даниле, в сущности, и ехать-то некуда»[1,9]. Используя приём инверсии, автор подчёркивает бездомность героя. Однако мир не без добрых людей. Приютила молодожёнов и похлопотала об их устройстве Виталия Гордеевна, пожилая женщина, совершенно одинокая при живом сыне. Приняла и полюбила как своих детей. Квартиранты и хозяйка нашли друг в друге отдушину, делили вместе радости и печали, полностью доверяли. Виталия Гордеевна стала для молодой семьи и учителем, и подругой, и матерью. «Роднее родных оне у тебя. Всем бы таких детей», - поговаривала соседка, завидуя их семейному ладу. Несмотря на все трудности, выпавшие на их долю, семья сдружилась и окрепла. Говоря о «внутреннем» отчуждении героев, мы имеем в виду духовное отдаление людей. В основном этот мотив проявляется на уровне подтекста. В.П. Астафьев показывает, как рвётся духовная связь между близкими людьми: матерью и сыном. Виталия Гордеевна внутренне давно отдалилась от сына, даже думать «себе запрещала», что после увольнения из армии вернётся он домой, так как последняя встреча с сыном произвела на неё гнетущее впечатление. Противно ей было видеть, как и «ныне с женой ведут никчёмную, пустую жизнь, но так довольны собой и своей жизнью и той великой работой, которую исполняют[1,57]. Пророческими оказались слова соседки Хрунычихи, сказанными своей подруге: «Ну, Виталя, держись. Энти господа ни теби, ни робитишкам жизни не дадут, сживут со свету»[1,46]. C приездом семьи Мукомоловых мир и согласие, некогда царившие в доме, были нарушены. Казалось бы, люди, прошедшие ужасы войны, должны быть духовно близки друг другу, относиться с пониманием, уважением, но, по словам автора, «началась тихая, никому не ведомая война». Наверное, это было связано с тем, что войну герои рассказа прошли по-разному. Данила был на передовом фронте, где «положили тыщи тыщ русских людей, не жалели их в начале войны, в конце ими тоже никто не дорожил»[1,45]. Владимир Фёдорович «опасностям себя не подвергал, крепко усвоив, что главная задача его и политотдела - «не особо мешать людям воевать [1,35]. Марина проделала на фронте много страшной кровавой работы, всю войну людей спасала. А жена Владимирова Фёдоровича «бойким передком подталкивала фронт к победе»[1,61]. Поэтому и укоряет мать своего сына: «Э-эх, бездарь, бездарь, не хватило ума даже на то, чтоб на всём огромном фронте найти нечто приличнее этой яловой финтифлюшки»[1,48]. Не понять Владимиру Фёдоровичу и его жене все тяготы, которые легли на плечи молодой семьи, потому что по-разному входят эти семьи в мирную жизнь. Мукомоловы «приехали с кучей добра, румяные, пригожие, на дворян похожие». Ирония автора при описании их устроенности, благополучия («<…>партийный господин бережно нёс себя по земле, важно и снисходительно говорил с подчинёнными <…>) раскрывает духовную пустоту этих людей. Солодовниковы же «всякого имущества лишились», «и отрабатывали, и урабатывались, выходных и праздных часов не знали». Несмотря на жизненные трудности, не очерствели души Данилы и Марины. Они всегда были готовы помочь ближнему, даже в ущерб себе. Война в мирное время. Страшна она тем, что калечит души людей, огрубляет их сердца, покрывая их непроницаемой коркой, сквозь которую уже не пробьются мольбы о человеческом понимании. Утратили Мукомоловы чувство жалости к семье, задавленной непосильной работой, нуждой, не жаль им было больного соседского ребёнка. Полное отчуждение. И посыпались несчастья на семью Солодовниковых: умер сын Аркаша, умер от непосильной работы и чахотки Данила. «Отрешённой уже от всего на свете» вдове ничего не остаётся, как «бросить в могилу, как в лицо смерти и злу мира»[1,500] награды своего мужа. И в церковь за утешением она не пойдёт: «Это что же, опять спекуляция, снова приспособленчество, желание прожить с чужой помощью. Нет, это уж пусть Мукомоловы и все прочие, на них похожие, живут, она, уж раз отрешённая, жизнью рыбёшка затёртая, будто льдом в ледокол, как-нибудь сама со своими делами справится»[1,64]. А из «невеликих-то дел» - только повеситься по-людски, чтобы больше никого не обременять. Стоит согласиться с мыслью критика Валентина Курбатова: «И не знаешь, кого винить и как самому жить в мире, когда дочитываешь рассказ до мертвенно спокойного финала: «И добро, и ладно. Вместе дружно и не тесно, может, и теплее будет на другом свете, приветливее, чем на этом, давно проклятом и всеми ветрами продутом»[1,501]. Рассказ называется «Пролётный гусь». Пролётный - значит промелькнувший, быстро пронёсшийся. Жизнь главных героев пронеслась так же незаметно, как жизнь пролётного гуся, за которым охотился Данила, чтобы поддержать тающие силы больного сына. Не смогли они задержаться в мирной жизни, построить свой дом и ушли незаметно, не оставив о себе никакого следа. Но обращает на себя внимание фраза, высказанная Данилой: «Гусь - редкая здесь птица, бывает только пролётом». Может, и семью Солодовниковых можно назвать «редкой», так как в неимоверных трудностях сумели сохранить терпимость, понимание, душевную теплоту к людям. Не погас свет добра в их душах. Рассказ «Пролётный гусь» - ещё одна попытка писателя разбудить сердца человеческие, растопить лёд отчуждения, душевной глухоты.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.