ИСКУССТВО КАК СИСТЕМНЫЙ, МНОГОВИДОВЫЙ ФЕНОМЕН Бегишева М.Б.,Журкобаева А.Х.,Рогозин И.П.

Комитет национальной безопасности Республики Казахстан


Номер: 1-1
Год: 2016
Страницы: 87-90
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

универсальные средства выразительности, виды искусств, музыка, живопись, поэзия, кино, universal means of expression, types of art, music, painting, poetry, cinema

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Искусство есть исторически сложившаяся система различных конкретных способов художественного освоения мира. Обладая общими чертами и индивидуальным своеобразием, искусство является одной из форм общественного сознания, составной частью духовной культуры человечества. К искусству относят группу разновидностей творческой деятельности: живопись, музыку, театр, художественную литературу, кино, архитектуру и т.п., являющиеся специфическими художественно-образными формами воспроизведения действительности. Искусству свойственно расширять жизненный опыт личности, «позволять ей «прожить» много иллюзорных «жизней» в «мирах», созданных писателями, музыкантами, живописцами и т.д».

Текст научной статьи

Музыка - вид искусства, способна воздействовать на человека посредством осмысленных, организованных звуковых последований, состоящих, в основном, из тонов. С другими разновидностями (речь, инструментально-звуковая сигнализация и т.д.) её объединяет способность выражать мысли, эмоции и волевые процессы человека в слышимой форме и служить средством общения людей и управления их поведением. В содержании музыки главенствующую роль играют эмоциональные состояния, процессы, волевые устремления. Их ведущее место в музыкальном содержании предопределяется звуковой (интонационной) и временной природой музыки, позволяющей опираться на многовековой опыт внешнего выявления людьми своих эмоций, передачи их другим членам общества. Посредством звуков, адекватно выражать эмоциональное переживание как процесс со всеми его изменениями и оттенками, динамическими нарастаниями. Эмоции в музыке воплощают настроение, что позволяет данному виду искусства раскрывать психологические состояния людей и их характеры. Весьма тонкими и «заразительными» выражениями эмоций, - музыка не знает себе равных, не зря, композитор и критик, А.Н. Серов называл музыку «языком души». Мы без труда понимаем, что означают применительно к музыке эпитеты «яркая», «скучная», «унылая», «блестящая», «возвышенная», - вызывающая яркие образы. Факты из истории искусств, музыки и науки воссоздают многочисленные попытки художников, поэтов, музыкантов исследовать искусство как системный, многовидовой феномен, характеризующийся общими для всех видов искусства выразительными средствами. Осознание необходимости интегрированного взгляда на развитие разных видов искусств инициировало исследования искусства как единого, синкретического явления, имеющего общие социокультурные основания и родственную систему выразительных средств, жанровые и формообразующие возможности. «Единству музыки, живописи, танца, литературы отвечал характер изобразительного, пространственного и прикладного искусства. Они не существуют раздельно. В каждом издавна живет ритм и мотив другого» [1, 25-29]. В них функционируют общие и универсальные приемы организации пространства и времени. О соотнесенности музыкальных и цветовых гармоний писал Аристотель: «Цвета по приятности их гармоний могут соотноситься между собой подобно музыкальным созвучиям и быть взаимно пропорциональными» [2, 7]. Боэций, развивая суждения Пифагора, предложил классификацию музыки, разделив ее на «космическую», «человеческую» и «инструментальную». Философское осмысление музыки, как гармонии сфер, гармонии сосуществования души и тела человека, определило и назначение музыкальных ладов: ионийский, по мнению древних, воспитывал мягкость, нежность, расслабленность; дорийский - бодрость, жизнерадостность, мужество; фригийский - неуравновешенность, вакхичность; лидийский - грусть, плачевность. Аналогично трактовались и свойства цвета: соответственно выделялись цвета «светоносные», «божественного сияния» и цвета «земные»; один свет излучает, другой ласкает и успокаивает зрение, третий возбуждает страсти [3]. Гвидо Ареццо изобрел систему нотации, согласно которой в музыкальную практику было введено шесть нотных знаков (ut, re, mi, fa, sol, la), позволявших письменно фиксировать движение мелодии. В ХVII в. Исаак Ньютон изменил основу классификации цвета и предложил семь «простых» спектральных цветов [4, 10]. Его теория «цветомузыки», основанная на системе семиступенного цветового круга (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) была связана с семиступенной музыкальной гаммой (до, ре, ми, фа, соль, ля, си), которая была введена в практику в ХVI в. Дж. Дони слог ut заменил слогом do, Х. Вальрант ввел слог si. Si - это аббревиатура названия гимна Santа Ioann (‘святой Иоанн’), по начальным слогам шести строк которого были названы звуки гаммы. Взаимосвязь звука и цвета мы можем наблюдать как в музыке, так и в живописи, например, В. Кандинский соотносил с определенным цветом тот или иной музыкальный тембр, а известный живописец М. Сарьян писал: «Если ты проводишь черту, то она должна звучать, как струна скрипки: или печально, или радостно. А если она не звучит - это мертвая линия. И цвет то же самое, и все в искусстве так». А. Скрябин и Н. Римский-Корсаков также обладали «цветным слухом», каждая тональность представлялась им окрашенной в определенный цвет и имела эмоциональный колорит. «Цветной слух» присущ Э. Денисову, некоторые его сочинения вдохновлены переливами цвета, игрой света в воздухе и на воде. Параллели между музыкальными опусами и живописными работами просматриваются во французском и русском искусствах. Искусствоведы изучают взаимосвязь между живописью рококо и творчеством клависинистов XVIII века, между революционным искусством художника Ж. Давида, музыкой Ф. Госсека и раннего Л. Бетховена, между романтическими образами Э. Делакруа и Г. Берлиоза, между полотнами импрессионистов и сочинениями К. Дебюсси. Можно подчеркнуть параллели между полотнами В. Сурикова и народными драмами М.Мусоргского, аналогию в изображении природы у П.Чайковского и И.Левитана, сказочных персонажей у Н. Римского-Корсакова и В. Васнецова, символических образов у А. Скрябина и М. Врубеля. «Фрески» Т. Мынбаева, «Элегические этюды» К. Шильдебаева, наряду с выразительным цветовым решением, символикой и аллегоричностью отдельных кадров, создают особую музыкальную атмосферу. Композиторы демонстрируют сплетение двух линий: музыкального и живописного повествования. О художественном и музыкальном видении мира можно говорить, познакомившись с творчеством М. Чюрлениса. Известные его картины: «Сонаты» (состоящие из полотен Allegro, Andante, Scherzo, Finale), «Прелюдии и фуги» несут на себе отпечаток музыкального восприятия автором окружающей действительности. Не только название живописного произведения «Соната весны», «Фуга» и др., но и сама живописная композиция давала основание наблюдать в ней развитие музыкальной формы. Благодаря слиянию разных художественных рядов, его творчество достигает уникальной выразительности. Автор транспонирует музыкальные тексты в тексты, принадлежащие другой знаковой системе - живописи. Пейзажи Чюрлениса звучат, - метричность их рисунка созвучна метричности музыкальной формы, благодаря слиянию визуального и слухового перед нами открывается неповторимый мир художника, к ним можно отнести симфоническую поэму «В лесу», «Море» и фортепианные пьесы. Среди музыкальных произведений, рожденных под впечатлением от всевозможных картин и скульптур, особый интерес вызывают картина Рафаэля «Обручение», скульптура Ф.Микеланджело «Мыслитель», «Картинки с выставки», созданные М. Мусоргским под впечатлением рисунков В. Гартмана. В. Кандинский воспринимал краски как «воодушевленные существа», желтое - напоминало ему флейту, синее - виолончель. Можно привести названия картин «Адажио» и «Симфония» П. Синьяка, «Летающую скрипку» М. Шагала, живописное полотно «Музыка» А. Матисса. Мысль о соответствии цвета и звука была близка и А. Матиссу, художник считал, что должен возникнуть аккорд цветов - гармония, подобная музыкальной гармонии. Цвета обладают присущей им красотой, которую следует сохранить так же, как в музыке, они стремятся сохранить тембр. Для него важны ритм цвета, структура соотношения красок, художник искал контрасты в гармонии [3]. Раскрытие образного мира цвета музыкальными средствами мы находим в фортепианной сюите «Игра красок» Д. Смоленского, цикл «Фрески» Л. Абелиовича, в симфонической картине «Витражи» Т. Кажгалиева, в балете «Фрески» Т. Мынбаева, «Пейзажи» для валторны, тромбона и ксилофона О. Залетнева и др. Исследователь цвета в живописи Н.И. Волков пишет о «мажорных» и «минорных» созвучиях, плавных и скачкообразных ритмах в цветовых сочетаниях [5,131] и утверждает, что «аналогии между музыкальной и живописной гаммой, между общей тональностью и эмоциональным строем живописного и музыкального сочинений закономерны. Все указанные аналогии выражают либо общие конструктивные законы художественных явлений, либо общие эмоциональные качества и общие эмоциональные ходы» [5,131]. И.В. Гете, рассматривая логику цветового круга Ньютона, переосмыслил его через «парность цветов» (синий и желтый, желтый и пурпур, синий и пурпур, желто-красный и сине-красный), назвав эти пары гармоничными или негармоничными [6, 118]. Поэт писал: «Аналогию цветовых пар вступают в диалогические связи с музыкальными интервалами, звуковые и цветовые пары имеют так называемую «обратимость». Гете, считал, что музыковедческие термины «мажор» и «минор», характеризуют художественное произведение «сильного эффекта» и «нежного эффекта», такое колористическое единство он назвал настоящим тоном, что в музыке называется ладовым единством. Нельзя не подчеркнуть важную роль музыкальных образов, их созидающего значения в развитии драматургии фильма, в развитии музыкального мышления режиссера. Определяя форму картины «Шепоты и крик» как «тему с вариациями», шведский кинорежиссер И. Бергман писал: «Мое творение рождается из музыки». Фильм «Осенняя соната» имеет музыкальную форму не только в названии; в драматическом развитии выражается конкретная музыкальная структура: три раздела - экспозиционный, разработочный, репризный - четко определяются в композиции фильма. Через структуру сонатного аллегро выстроена сложнейшая партитура взаимодействия главных тем, героев, образов, цветового и музыкального решения фильма. Опору на музыкальное мышление, на структурообразующие основы музыкальной формы находим у итальянского режиссера Л. Висконти в фильме «Смерть в Венеции» и у С. Эйзенштейна в «Иване Грозном» и др. Выразительные средства, дающие представление о пространстве в музыке, многообразны, они используются в композиторской практике: эффект эха, динамика (крещендо ‘приближение’, диминуэндо ‘удаление’). Музыкальное произведение может восприниматься и процессуально, во времени («форма-процесс», по Б. Асафьеву), и симультанно, в пространстве («форма-кристалл», по Б. Асафьеву) [6, 118]. Наблюдаются две тенденции: в музыкальном искусстве к цветовой аналогии обращаются композиторы, имеющие субъективные способности «цветного» слуха, а в изобразительном искусстве художники осмысливают «музыкальность» изображения, опираясь при этом на терминологический аппарат теории музыки. Именно концептуальные представления музыкальных образов стимулируют использование их во взаимосвязанных искусствоведческих науках. Приведенные примеры свидетельствуют о постоянном стремлении творческой личности осмысливать внутренние связи разных видов искусств и рассматривать их опосредованно, на уровне аналогий, сравнения, философского осмысления, подчеркивая органическую связь музыки с живописью, поэзией, кино. Свои впечатления от музыки (звука) они передавали через видение живописи (цвета), ритма в поэзии (слово). Аналогии между музыкальной, живописной и поэтической гаммой, между общей тональностью, эмоциональным строем живописного, музыкального, поэтического закономерны и выражают общие конструктивные законы художественных явлений, общие эмоциональные качества. Соотнесенность цветовых гармоний (система семиступенного цветового круга (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) с музыкальной семиступенной музыкальной гаммой (до, ре, ми, фа, соль, ля, си), цвета по приятности их гармоний могут соотноситься между собой подобно музыкальным созвучиям, метричность рисунка созвучна с метричностью музыкальной формы. Опору на музыкальное мышление, на структурообразующие основы музыкальной формы находим и в кинематографе. Итак, изучение общих признаков, сходств и отличий в разных видах искусства может основываться на неких общих параметрах: характерные средства выразительности для каждого из видов искусств: звук (интонация), ритм (в музыке); цвет, рисунок, пластика (в изобразительном искусстве); слово (в литературе). На языке музыки говорят многие творцы и теоретики искусств: стали привычны мысли о музыкальности прозы, стиха, фильма, рисунка. Благодаря им музыканты могут говорить о живописности музыки, о ее связях с литературой (напр., о балладности Шопена), с театром (напр., о музыкальной драматургии).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.