РОЛЬ ЭМОЦИЙ В СТРУКТУРЕ ЛЕКСИЧЕСКОЙ СЕМАНТИКИ Воронцова Ю.А.

Брянский государственный технический университет


Номер: 1-1
Год: 2016
Страницы: 123-126
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

лингвистическая семантика, эмоции, коммунитивная лингвистика, экспрессивность, эмоциональность, коммуникация, linguistic semantics, emotions, communicative linguistics, expressivity, emotionality, communication

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются общие положения эмоций, их специфичность; рассматриваются коммуникативный аспект значения, проблема экспрессивного и эмоционального в языке, сравнение понятий эмоциональности и эмотивности.

Текст научной статьи

Значения единиц языка изучаются в лингвистической семантике. Лексической семантикой называется раздел языкознания, исследующий семантику слов. Семантика слова может исследоваться в двух противоположных направлениях - от формы единицы к ее значению и от значения единицы к ее форме. Для лингвистики наибольший в настоящее время интерес представляет проблема семантической интерпретации и категоризации эмоций. В настоящее время наука имеет достаточно знаний, чтобы определить эмоции как реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствительности и переживаний, а также как одну из форм отражения действительности. Несомненно, что эмоция - это переживание, которое связано с самосознанием человека. В. Брожик отмечает, что сам термин «переживание» указывает на вторую функцию ценностей - способность вызывать их физиологические изменения в состоянии субъекта, проявляющиеся в эмоциях, настроениях, аффектах [2]. Поскольку эти изменения имеют выразительный компонент, а эмоции, как правило, осознаны, их можно измерить, т.е. эмоции параметричны. Осознанность эмоций указывает на их интеллектуальность. Со времён Аристотеля, некоторые учёные видели в эмоциях единство интеллектуального и эмоционального (аффективного, познавательного). Что касается параметричности эмоций, то следует отметить, что эмоции могут быть измерены количественно; они редко проявляются, выражаются в единственном варианте и чаще всего реализуются совместно: группа гнева, группа радости, группа печали, группа страха. Эмоции тесно связаны друг с другом, и проблема их сочетаемости остаётся по-прежнему актуальной. Специфичным для эмоций является двойственность (амбивалентность): любовь и ненависть, скорбь и ликование могут овладеть человеком одновременно, т.е. двойственная категория значений. Кардинальным вопросом коммуникативной лингвистики, по мнению Е.С. Кубряковой, является вопрос о том месте, какое категория значения занимает в процессах коммуникации. Этот вопрос, однако, сложен и может быть расчленен на ряд составляющих: в каком виде семантика включается в речевую деятельность, каковы конкретные функции языкового значения в процессе речи, какие этапы процесса речи связаны с созданием и использованием языкового значения, с какими языковыми формами сопряжено его создание и использование. Кроме этого, решение названного вопроса невозможно без анализа-сопоставления категории значения с обеих позиций - говорящего и слушающего - т.к. первый идет от личностных смыслов к поискам способов их языкового выражения, а второй занят поисками ключевых моментов в процессе понимания потока речи и установлением содержащихся в них значений [5, 138]. Это предполагает еще одну сторону рассмотрения коммуникативного аспекта значения - что происходит на пути от слова к предложению /высказыванию/ с этим словом и, наоборот, как формируется значение слова на основе предложения /высказывания/. Язык следует изучать во всем разнообразии его функций. Чтобы описать эти функции, следует указать, из каких основных компонентов состоит любое речевое событие, любой акт речевого общения. Адресант (addresser) посылает сообщение адресату (addressee).Чтобы сообщение могло выполнять свои функции, необходим контекст (context),о котором идет речь (в другой терминологии - референт (referent)); контекст должен восприниматься адресатом, и либо быть вербальным, либо допускать вербализацию. Код (code),полностью или хотя бы частично общий для адресанта и адресата (или, другими словами, для кодирующего и декодирующего); и наконец, контакт (contact) - физический канал и психологическая связь между адресантом и адресатом, обусловливающие возможность установить и поддерживать коммуникацию. Все эти факторы, являются необходимыми элементами речевой коммуникации, могут быть представлены в виде следующей схемы: Адресант Контекст Сообщение Адресат Контакт Код «Каждому из этих шести факторов соответствует особая функция языка. Однако вряд ли можно найти речевые сообщения, выполняющие только одну из этих функций. Различия между сообщениями заключаются не в монопольном проявлении какой-либо одной функции, а в их различной иерархии. Словесная структура сообщения зависит, прежде всего, от преобладающей функции. Тем не менее, хотя установка на референт, ориентация на контекст - короче, так называемая референтивная (денотативная, или когнитивная) функция - является центральной задачей многих сообщений, лингвист-исследователь должен учитывать и побочные проявления прочих функций. Так называемая эмотивная, или экспрессивная, функция, сосредоточенная на адресанте, имеет своей целью прямое выражение отношения говорящего к тому, о чем он говорит. Адресант непосредственно выражает свое отношение к теме и ситуации, используя модальные слова и обороты, выражения собственного мнения и т.п. Она связана со стремлением произвести впечатление наличия определенных эмоций, подлинных или притворных; поэтому термин «эмотивная» (функция), который ввел и отстаивал А. Марти, представляется более удачным, чем «эмоциональная» [7]. Чисто эмотивный слой языка представлен междометиями. Они отличаются от средств референтивного языка как своим звуковым обликом (особые звукосочетания или даже звуки, не встречающиеся в других словах), так и синтаксической ролью (они являются не членами, а эквивалентами предложений). Эмотивная функция, проявляющаяся в междометиях в чистом виде, окрашивает в известной степени все наши высказывания - на звуковом, грамматическом и лексическом уровнях. Анализируя язык с точки зрения передаваемой им информации, мы не должны ограничивать понятие информации когнитивным (познавательно-логическим) аспектом языка. Когда человек пользуется экспрессивными элементами, чтобы выразить гнев или иронию, он, безусловно, передает информацию. Очевидно, что подобное речевое поведение нельзя сопоставлять с такой несемиотической деятельностью, как, например, процесс поглощения пищи - «съедание грейпфрута» (вопреки смелому сравнению Чатмена). Различие между [big] (англ. «большой») и [bi:g] с эмфатически растянутым гласным является условным кодовым языковым признаком, точно так же как различие между кратким и долгим гласными в чешском языке: [vi] «вы» и [vi:] «знает»; однако различие между [vi] и [vi:] является фонемным, а между [big] и [bi:g] - эмотивным. Если нас интересуют фонемные инварианты, то английские [i] и [i:] оказываются просто вариантами одной и той же фонемы, однако, если мы переходим к эмотивным единицам, инвариант и варианты меняются местами: долгота и краткость становятся инвариантами и реализуются переменными фонемами. Тезис С. Сапорты о том, что эмотивные различия являются внеязыковыми и «характеризуют способ передачи сообщения, а не само сообщение», произвольно уменьшает информационную емкость сообщения» [6]. Одной из важнейших проблем, с которой приходится сталкиваться лингвисту при изучении экспрессивности, является проблема взаимодействия экспрессивного и эмоционального. Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом с выражением эмоций у человека. Исторически многие закрепленные системой языка экспрессивные средства, включая тропы и фигуры речи, а также приемы построения стиха восходят к особенностям оформления высказывания в эмоционально окрашенной речи. На что указывает определенное сходство экспрессивных средств и принципов их функционирования в языках разных систем. Взаимоотношения экспрессивного и эмоционального разными учеными рассматриваются по-разному. Концепции однозначного разграничения эмоционального и экспрессивного в языке придерживаются И.В. Арнольд, В.Г. Гак, Е.М. Галкина-Федорук, Т.В. Маркелова и др. Эмоции или чувства возникают в результате переживания человеком своего отношения к окружающей действительности, причем они могут быть выражены как словами, так и другими способами, то есть эмоциональные элементы языка служат для выражения чувств человека, в то время как экспрессивные элементы - для усиления выразительности и изобразительности, как при выражении эмоции, воли, так и при выражении мысли. Другими словами, экспрессия в языке может пронизывать и эмоциональное, и интеллектуальное, и волевое. Понятие экспрессивного является более широким, ибо экспрессия, по мнению Е.М. Галкиной-Федорук, возможна и без эмоций: «...выражение эмоции в языке всегда экспрессивно, но экспрессивность в языке не всегда эмоциональна» [4, 141]. Определяя самую сущность экспрессии как семантической категории, обычно отмечают её воздействующую функцию, ведь еще Ш. Балли различал в аффективном факторе две цели: 1) выражение субъективного мира говорящего (чувства, настроения) и 2) использование языковых средств для воздействия на адресата. При этом после появления его работ стало очевидным синонимическое использование понятий «аффективный» - «экспрессивный» [1]. Наряду с этим некоторые лингвисты видят терминологическое равенство в таких соотношениях, как «аффективный» и «эмоциональный», не разграничивая тем самым эмоциональность и экспрессивность в языке. Так, в работах В.В. Виноградова, Р.А. Будагова и некоторых других исследователей эмоциональность и экспрессивность отождествляются. В сборнике научных статей, посвященном данной проблеме «Человеческий фактор в языке: языковые механизмы экспрессивности» эту точку зрения разделяют, в частности, Н.А. Лукьянова, Т.Г. Винокур. При рассмотрении механизмов экспрессивной окраски языковых единиц экспрессивность понимается ими как эмоционально-оценочная окрашенность языковых сущностей, а в роли языковых механизмов экспрессивности выступают, в свою очередь, эмотивные предикаты сожаления, презрения, радости и т.д. Экспрессивность, будучи явлением комплексным, подчиняет себе эмотивность, причем «обобщающий» относительно функциональности и эмоциональности, смысл термина «экспрессия» удобен еще и потому, что в высказывании эти два признака чаще всего оказываются слитными. Однако внесения некоторой терминологической ясности требуют понятия «эмоциональность» и «эмотивность». Всякое содержание текста является потенциально эмоциогенным, поскольку всегда найдется реципиент, для которого это содержание окажется индивидуально-значимым. Таким образом, эмоциональность следует понимать как «психологическую характеристику личности, состояния, качеств и уровня её эмоциональной сферы. Эмотивность же - лингвистическая характеристика текста (или лексикона) как совокупности языковых средств, способных произвести эмоциональный эффект, т.е. вызвать у реципиента соответствующие эмоции». В продолжение этой мысли приведём утверждение о том, что «эмоционально-экспрессивный аспект высказывания ориентирован как на говорящего, так и на слушающего. Иногда экспрессивность относят к сфере второго лица, тогда как эмоциональность - к сфере первого лица. Но во всех случаях эмоциональный аспект, наслаиваясь на объективно-коммуникативный аспект высказывания (то есть на его номинативный аспект), подкрепляет его» [3, 20].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.