К ВОПРОСУ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛЕ В НАСЛЕДСТВЕ Богун И.А.

Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова


Номер: 1-3
Год: 2016
Страницы: 190-194
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

наследство, наследник, обязательная доля, inheritance, inheritor, legitimate portion

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье критически исследуются положения понятия «обязательная доля в наследстве», оцениваются практические последствия применения нормы права об обязательной доле и предлагаются способы исправления сложившейся ситуации.

Текст научной статьи

Как указано в пункте 4 статьи 35 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция) [1], «право наследования гарантируется». Конституция не расшифровывает, что конкретно понимается под гарантированием права наследования, а ограничивается лишь этими тремя словами. Также ни в этом пункте, ни еще где-либо в Конституции прямо не указывается, что право наследования может быть ограничено федеральным законом (как это указано в ряде других пунктов и статей Конституции). В действительности же свобода завещателя не абсолютна. Она ограничена Гражданским Кодексом РФ (далее - ГК РФ), а конкретно статьей 1149 ГК РФ «Право на обязательную долю в наследстве» [2]. История такого понятия, как обязательная доля в наследстве тянется с древнейших времён. К примеру, ещё в Ветхом Завете (Вт. 21:17) указано, что при разделе наследства старший сын получает двойную долю против других сыновей (дочери в разделе наследства в то время участия не принимали, они получали небольшую сумму, которая в дальнейшем использовалась в качестве приданого). Дальнейший анализ исторического развития понятия «обязательная доля в наследстве» выходит за рамки настоящей статьи. Отметим только, что даже в сравнительно недавнее время она не всегда означала долю от всей наследственной массы в целом - например, Гражданский Кодекс РСФСР 1964 года предусматривал (статья 561 ГК РСФСР), что в случае, если завещатель оставил завещательное распоряжение по поводу вклада в государственной трудовой сберегательной кассе или Госбанке СССР, то такой вклад не входит в состав наследственной массы, и, следовательно на него не распространяются правила об обязательной доле в наследстве [3]. В действующем Гражданском Кодексе РФ аналогичная норма отсутствует, и положение об обязательной доле в наследстве применяется к наследственной массе в целом, без каких-либо исключений (уникальные случаи наследования крестьянского (фермерского) хозяйства разбирать не будем, как единичные). Рассмотрим содержание понятия «обязательная доля в наследстве» подробней. ГК РФ указывает (в статье 1149), что «несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию …, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля)» [2]. ГК РФ не расшифровывает понятие «нетрудоспособные» лица применительно к наследственным правоотношениям. Это сделал в своем постановлении Пленум Верховного Суда [4]. В соответствии с пунктом 31 указанного постановления, «к нетрудоспособным … относятся: • несовершеннолетние лица (пункт 1 статьи 21 ГК РФ); • граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации") вне зависимости от назначения им пенсии по старости. (Лица, за которыми сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28 названного Федерального закона), к нетрудоспособным не относятся); • граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности); Еще до вступления в действие части третей ГК РФ Конституционным Судом было принято определение № 209-О [5], в котором Конституционный Суд указал, что несмотря на то, что пунктом 4 статьи 35 Конституции прямо не предусмотрена возможность ограничения права наследования, «ограничение права наследника по завещанию не противоречит статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина лишь постольку и лишь в той мере, в какой это не только презюмируется, но действительно является необходимым в целях защиты прав и законных интересов других лиц». Но при этом Конституционный Суд указал, что «анализ практики применения статьи 535 ГК РСФСР свидетельствует о том, что праву нетрудоспособного супруга на обязательную долю в наследстве суды придают абсолютный, императивный характер без учета обстоятельств конкретного дела, в частности наличия у нетрудоспособного наследника по закону собственного имущества, его участия в образовании общей собственности, длительности совместного пользования ею. Предоставление наследнику обязательной наследственной доли в полном объеме во всех без исключения случаях, а также неправильное определение субъекта, имеющего право на обязательную долю в наследстве, могут приводить к нарушению принципа социальной справедливости и к отказу гражданам в их праве на судебную защиту» [5]. И далее указал, что «Положение статьи 535 ГК РСФСР о праве нетрудоспособного супруга умершего на обязательную долю в наследстве не исключает права других наследников обращаться в суд с иском о проверке оснований для признания права этого лица на обязательную долю в наследстве и для изменения ее размера с учетом фактических обстоятельств конкретного дела (наличие у лица, имеющего право на обязательную долю в наследстве, собственного имущества, достаточного для проживания, и др.), исходя из принципа социальной справедливости и требования строго соразмерного конституционно признаваемым целям ограничения гарантированного гражданам права наследования» [5]. Рассмотрим это детальнее. Во-первых, Конституционный Суд указал, что право на обязательную долю в наследстве, это не абсолютное право, а может быть скорректировано судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Во-вторых, получается, что скорректировано оно может быть исключительно в рамках судебного спора, в котором истцу еще необходимо будет доказать правомерность изменения размера обязательной доли. С вступлением в силу части третьей ГК РФ вышеуказанное определение Конституционного Суда перестало применяться, поскольку оно относилось к норме отмененного ныне ГК РСФСР [3]. В действующем ГК РФ положение об обязательной доле было скорректировано, при этом нельзя, конечно, утверждать с абсолютной уверенностью, что при внесении изменений законодатель руководствовался именно упомянутым определением Конституционного Суда, но, исходя из сути внесенных изменений, предположить это вполне можно. Процитируем новеллу (пункт 4 статьи 1149): «Если осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и тому подобное) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и тому подобное), суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении». То есть опять же, во-первых, уменьшена (вплоть до нуля) обязательная доля может быть только судом; во-вторых, уменьшение, это право, а не обязанность суда и, наконец, в-третьих, уменьшение должно быть обосновано не самим по себе имущественным положением наследников, имеющих право на обязательную долю, а рядом других обстоятельств, лишь с учетом при этом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю. Подытожим все вышесказанное и проанализируем, к чему приводит наличие в законодательстве нормы об обязательной доле в наследстве в той форме, как она сформулирована в действующем законодательстве. Во-первых, обратим внимание, что ни часть третья ГК РФ [2], ни Постановление Пленума Верховного Суда [4] не ставят право на обязательную долю в наследстве в зависимость от материальной (или, как частный случай, жилищной) обеспеченности лица. Важен лишь формальный критерий - отнесение лица к числу нетрудоспособных. А ведь нетрудоспособность, как указывалось выше, определяется тоже по формальным критериям (в частности, по достижению возраста, дающего право на пенсию по возрасту, что само по себе не может во всех случаях указывать на степень материального благосостояния наследника). Разберем такой случай - предположим, что у наследодателя есть два наследника - один (одна) уже имеет право на пенсию по возрасту, а второй (вторая) приобретет это право через пару месяцев. С точки зрения действующего права первый наследник имеет право на обязательную долю в наследстве, а второй - нет, несмотря на то, что сделать вывод об их материальном благосостоянии (а ведь предусматривая право на обязательную долю в наследстве законодатель ставил перед собой благую цель - гарантировать права материально незащищенных граждан) только на основании небольшой разницы в возрасте мы не можем. Во-вторых, хоть законодатель и постарался сделать норму об обязательной доле более гибкой, применение условий о снижении размера обязательной доли, указанных в пункте 4 статьи 1149 ГК РФ возможно только в судебном порядке, в рамках спора между наследниками. К чему же приводит такое положение? На практике получается, что наследодатель, если он хочет распорядиться своим имуществом так, чтобы его воля была выполнена целиком и полностью, должен прибегнуть вместо завещания к заключению при жизни договора дарения. Разберем это на примере. Предположим, что у наследодателя N имеются двое детей и нетрудоспособная мать NN, проживающая отдельно, на принадлежащей ей (NN) жилплощади. Гражданин N имеет в собственности два дачных участка, первый из которых он хочет передать по наследству одному ребенку, а второй - второму. Исходя из положения об обязательной доли в наследстве, получается, что как бы гражданин N не хотел передать по наследству недвижимое имущество своим детям, всё равно известная доля отойдёт (точнее, может отойти - обязательная доля это право, а не обязанность, но в любом случае это уже будет зависеть от волеизъявления гражданки NN) гражданке NN, и получается, что ни дети, ни NN не будут в полном смысле владельцами дачных участков. Получается ситуация, метко названная «собака на сене»: ни один из наследников не будет являться собственником ста процентов долей и не сможет полностью распоряжаться полученной собственностью (скажем, продать ее - ведь наследник, получивший в качестве обязательной доли, пусть небольшую, но часть, сможет всегда заблокировать подобную сделку, или, например, потребовать за свое согласие несоразмерную компенсацию). Автор ни в коем случае не оспаривает важности и нужности нормы об обязательной доле в наследстве как таковой. Но в действующем законодательстве данная норма сформулирована чересчур общим образом, без учета необходимости учитывать конкретные обстоятельства дела и тем самым неоправданно ущемляет интересы наследодателей. Если бы в законодательстве указывалось, что право на обязательную долю, скажем, наследуемой недвижимости (и, может быть, даже не недвижимости вообще, а жилых помещений), имеет лицо, необеспеченное жилплощадью, или при жизни наследодателя проживавшее вместе с ним (пусть и не являясь сособственником) это было бы логично - законодатель заботится о том, чтобы после смерти наследодателя его нетрудоспособные наследники (неважно, родители или дети) не оказались «на улице». А так фактически имеет место ущемление прав наследодателя, причем нелогичное и не вполне оправданное. При этом ситуация с обязательной долей в наследстве, применительно к денежным вкладам в кредитных учреждениях не так критична - тут как раз положения действующей нормы вполне логичны - законодатель закономерно преследует цель гарантировать получение известной категорией наследников (если будет на то их волеизъявление) минимальной фиксированной доли вкладов, которыми на момент смерти владел наследодатель. Сложившееся положение явно нуждается в исправлении. Внесение в ГК РФ поправок, изменяющих порядок определения лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве, позволило бы более полно реализовать гарантированную Конституцией РФ волю наследодателя. А выразить это можно было бы, например, так (ниже предлагается, возможный вариант статьи 1149 ГК РФ, авторские изменения выделены курсивом): 1. Несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию на основании пунктов 1 и 2 статьи 1148 настоящего Кодекса, независимо от содержания завещания, имеют право на обязательную долю в наследстве. а. Обязательная доля в наследстве подразделяется на обязательную долю во вкладах в кредитных учреждениях и на обязательную долю в недвижимом имуществе; б. Из входящих в наследственную массу вкладов в кредитных учреждениях лица, указанные в пункте 1 настоящей статьи, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля во вкладах в кредитных учреждениях); в. Лица, указанные в пункте 1 настоящей статьи, на дату смерти наследодателя постоянно проживавшие во входящих в наследственную массу помещениях, приобретают право пожизненного проживания в том помещении, в котором они постоянно проживали на дату смерти наследодателя (обязательная доля в недвижимом имуществе); 2. Право на обязательную долю в наследстве применительно к вкладам в кредитных учреждениях удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю - из той части имущества, которая завещана. 3. В обязательную долю во вкладах в кредитных учреждениях засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа. 4. Суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.