О РЕФОРМАХ 2015 ГОДА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О ТРЕТЕЙСКИХ СУДАХ Утешева Л.Р.

Российский университет дружбы народов


Номер: 1-3
Год: 2016
Страницы: 208-209
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

государственный контроль, закон, реформа, state control, law, reform

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются существенные изменения Российской системы третейских судов и сам процесс третейского судопроизводства.

Текст научной статьи

15.12. 2015 был принят Закон "Об арбитраже" Государственной Думой в третьем чтении. «За» проголосовало 245 депутатов [1], «против» 1. Новый федеральный закон, регламентирующий порядок третейского судопроизводства в РФ, который сменил действующий закон "О третейских судах в РФ" подготовлен Министерством Юстиции и изменения существенно реформировали Российскую систему третейских судов и сам процесс третейского судопроизводства. Целью данной реформы являлось повышение требований к негосударственным третейским судам (их внутренним документам и внутренней организации), обеспечение государственного контроля создания и работы арбитражных учреждений, конкретизация критериев "арбитрабельности" споров, регламентирование порядка вынесения, оспаривания и исполнения решений арбитражей. Данная реформа предусматривает существенное усиление государственной роли в третейском судопроизводстве. В первую очередь это касается запрета на создание арбитражных учреждений при коммерческих организациях. Постоянно действующие арбитражные учреждения можно будет создавать только при некоммерческих организациях, по отношению к которым учреждения будут выступать как структурные подразделения, при условии получения разрешения в Правительстве РФ. То есть без такового разрешения осуществлять функции постоянно действующего арбитражного учреждения смогут лишь Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово - промышленной палате РФ. Получается, что на данный момент уже действующим третейским судам необходимо будет пройти процедуру перерегистрации, а в случае отказа в перерегистрации - организационно примкнуть к учреждениям, получившим разрешения, или функционировать в режиме суда, создаваемого под конкретный спор. Рассмотрим мнение Сухарева И.К., выступившего на втором чтении законопроекта против поправок, который подчеркнул, что: «Собственно говоря, данная поправка вызвана тем, что отдельные основания для выдачи правительством разрешения на осуществление третейскими судами деятельности, на наш взгляд, не совсем прозрачны, содержатся обтекаемые, абстрактные формулировки, что может позволить органам исполнительной власти действовать по субъективному усмотрению. Так, в законопроекте указано, что разрешение может быть выдано, если "деятельность постоянно действующего арбитражного учреждения будет способствовать более широкому применению в Российской Федерации арбитража, укреплению законности, становлению и развитию партнёрских деловых отношений, формированию этики делового оборота", однако в данном законопроекте не приведены критерии, позволяющие определить подобную деятельность третейского суда, и такой способ регулирования, по нашему мнению, заведомо предполагает решение отдельных вопросов по собственному усмотрению, что может привести к коррупционным проявлениям» [2] Также был проведен "круглый стол" по поводу этих поправок, где третейское судебное сообщество выразило мнение: « В главе 9, к которой относится, собственно говоря, данное положение законопроекта, говорится, что разрешение на осуществление функций третейского суда выдаётся правительством. Мы считаем, что привязывать к функциям правительству выдачу разрешения, наверное, не стоит, поскольку выдача правительством разрешения всё-таки должна подразумевать и соответствующую ответственность государства, а также полную подконтрольность государству третейских судов, что, наверное, неправильно, потому что суд, в том числе и третейский, должен быть независимым. И трудно, конечно, предположить, что наши предприниматели, а тем более зарубежные, будут доверять третейским судам, которые в данном случае будут полностью подконтрольны государству» [3]. Существует мнение о противоречии политико-правовым целям, сформулированным автором данного законопроекта, в том числе в части повышения инвестиционной привлекательности Российской Федерации, повышения авторитета и усиления роли российского третейского разбирательства, включая международный коммерческий арбитраж. Огосударствление третейского разбирательства может привести к тому, что оно останется только на бумаге и увеличит нагрузку на государственную судебную систему. Таким образом, законодательное закрепление зависимости третейских судов от государства может вызвать недоверие к российским третейским судам в целом как у российских предпринимателей, так и у иностранных партнёров.[4] Несмотря на то, что данные комментарии И.К. Сухарева были отклонены большинством, вопрос, поднятый им привлек к себе внимание и частично имеет право на существование. Так же несмотря на то, что усиление роли государства в деятельности третейских судов будет связана в основном с организационными аспектами, в целом же реформирование должно привести к искоренению злоупотреблений формой третейского производства. Это в свою очередь будет способствовать повышению авторитета третейского суда в деловом сообществе, что в результате поможет разгрузить государственные суды.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.