ПЕРВЫЕ ШАГИ АМЕРИКАНСКИХ ОККУПАЦИОННЫХ ВЛАСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОСЛЕВОЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ (1945-1947гг.) Некрылова О.Г.

Елецкий Государственный Университет им. И.А. Бунина


Номер: 10-1
Год: 2016
Страницы: 156-160
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

послевоенная Западная Германия, американская оккупационная политика, post-war West Germany, American occupation policy

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается вопрос о роли американских оккупационных властей в процессе становления партийно-политической и экономической системы Западной Германии. Основная политическая задача оккупационных властей заключалась в том, чтобы заложить экономические и моральные основы немецкой демократии, поддержать демократические усилия.

Текст научной статьи

Германская тематика традиционно является очень сложной в отношении степени влияния союзников на немецкую политику. В первые послевоенные годы и её можно было игнорировать до тех пор, пока широкой общественности не стала доступна союзническая документация. Теперь, когда источники доступны, необходимо более детально проанализировать влияние западных союзников на становление послевоенной немецкой партийно-политической и экономической системы. Вскоре после безоговорочной капитуляции нацистской Германии на Потсдамской конференции трех великих держав - победительниц были приняты исторические решения о путях мирного урегулирования и о демократическом переустройстве побежденной страны. Эти решения представляли собой исключительный шаг в определении согласованного курса политики стран антигитлеровской коалиции в отношении Германии, начало которому было положено ещё во время войны, на Тегеранской и Ялтинской конференциях. Актуальной для всех союзников и весьма болезненной для немецкого народа становилась проблема продолжительности оккупации Германии и заключения мирного договора с ней. В ходе войны, когда союзники обсуждали эти проблемы, они были едины в том, что «Германию необходимо примерно наказать, в том числе и тем, чтобы на длительное время осуществить её полную военную оккупацию» [1, 61]. Об этом свидетельствуют дискуссии, происходившие в рамках Европейской консультативной комиссии. Уже на первом официальном заседании ЕКК 15 января 1944 г. обсуждались условия капитуляции Германии, английский представитель генерал У. Стрэнг представил меморандум, в котором были изложены условия и механизм обеспечения оккупации Германии. Великобритания выступала за «полную военную оккупацию» Германии в отличие от концепции «частичной военной оккупации», то есть права посылать союзные войска в некоторые обусловленные районы. В меморандуме обращалось внимание на необходимость полного разоружения Германии, ограничения её территории рамками 1937 г., разделения страны на оккупационные зоны, экономического разоружения и т. д. Американские оккупационные власти поддержали эту позицию. «Оккупационная политика должна будет предотвратить возможность возрождения Германии в качестве агрессивной державы и обеспечить преобразование Германии в миролюбивое демократическое государство, для того чтобы обеспечить прочный мир и безопасность в Европе» [6, 76]. 5 июня 1945г. согласно совместной Декларации, четыре державы-победительницы (СССР, США, Великобритания и Франция) взяли в свои руки верховную власть над побежденной Германией. В Декларации подчеркивалось, что «в Германии нет центрального правительства или власти, способной взять на себя ответственность за сохранение порядка, управление страной и выполнение требований держав-победительниц» [1, 73]. Далее указывалось, что «союзники берут на себя всю полноту власти в центре и на местах, что, однако, не является «аннексией» Германии» [1, 74]. Конкретные цели и задачи американской оккупационной политики в Германии определялись одобренной в мае 1945г. президентом Трумэном директивой «Начальникам объединенных штабов - JGS - 1067» В директивах американского правительства отмечалось: «Военному губернатору представляются широкие полномочия, которые дают право действовать в соответствии с международными соглашениями, общей внешней политики правительства США и принимать меры, которые являются подходящими для достижения цели правительства США, т.е. достижение экономического единства со всеми другими зонами» [2, 73]. Основной политической целью американских оккупационных властей являлось скорейшее создание такой формы политической организации, которая «основываясь на экономическом благосостоянии, способствует стабилизации Германии и является вкладом в дело мира между нациями». Реализация этой задачи заключалась в том, чтобы заложить экономические и моральные основы немецкой демократии, поддержать демократические усилия. В июле-августе 1945г. территория американской зоны была разделена на три федеральные земли с немецкими земельными управлениями - Гросс-Гессен, Бавария и Вюртемберг-Баден. Соответственно, были созданы и три управления военной администрации. При главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главкома по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем. В последующие месяцы происходила дальнейшая централизация немецкого самоуправления - из представителей трех земель был создан Совет федеральных земель. В переходный период командующие армиями сохраняли свою власть наряду с управлением военной администрации. С 1 января 1946 г. такой дуализм был устранен, и начальники управлений военной администрации подчинялись непосредственно главнокомандующему американскими войсками генералу Дж. Т. Макнарни. В правительственных директивах США значительное внимание уделялось проблеме организации немецкого самоуправления. Подчеркивалась необходимость оказать поддержку развитию органов самоуправления в Германии и «обеспечить передачу непосредственной ответственности немецким административным органам, передавая им законодательные, судебные и исполнительные полномочия, в соответствии, с требованиями военной безопасности и оккупации» [2,74]. Правительство США считало, что лучшим вкладом в конструктивное развитие немецкой политической жизни было бы создание во всей Германии федералистических немецких государств (земель) и создание центрального немецкого правительства с ясно определенной и ограниченной властью и функциями. Отмечалось, что США «стремятся к созданию в Германии такой политической организации, которая исходит от народа, подлежит его контролю, которая действует в соответствии с демократической избирательной системой и обеспечивает основные гражданские и человеческие права личности». Правительство США отклоняло чрезмерную централизацию правительства, которое «посредством концентрации власти в своих руках могло угрожать спокойствию соседей Германии и всего мира» [2, 79-80]. Несмотря на то, что, на своих первых заседаниях в период между сентябрем и декабрем 1945 г. Контрольный совет принял ряд согласованных решений, определявших социально-экономические структуры и пути дальнейшего развития Германии, реально политические тенденции в разных зонах развивались в прямо противоположных направлениях. Этот процесс был вызван постоянно изменявшимся соотношением сил в мире и обострением противоречий между Советским Союзом и США, претендовавшими на установление своей гегемонии, как в Германии, так и во всей Европе. Решающим политическим и экономическим событием, которое существенно обострило отношения между бывшими союзниками по германскому вопросу, стала реакция Советского Союза и его восточноевропейских союзников на план Маршалла, по которому США в течение четырех лет выделяли странам Западной Европы около 13 млрд. долларов в виде наличных денег, продуктов питания, предметов первой необходимости, готовой промышленной продукции. Предполагалось, что за этот период европейские страны достигнут предвоенный уровень производства. По этому поводу в своем выступлении 5 июня 1947 г. в Гарвардском университете Дж. К. Маршалл, заявил: «Составляя наши расчеты о потребностях Европы для её восстановления, мы правильно учли человеческие потери, видимое разрушение городов, фабрик, шахт и железных дорог. В последние месяцы, однако, выяснилось, что это видимое разрушение, вероятно, играет менее важную роль, нежели тот факт, что вся европейская хозяйственная система оказалась выведенной из строя. Здравый смысл требует, чтобы Соединенные Штаты сделали все для восстановления нормальных экономических отношений во всем мире…» [4,65]. План предусматривал, что европейцы, получая помощь, разработают собственную программу возрождения, и будут нести ответственность за её практическую реализацию. Особое внимание обращалось на восстановление немецкой экономики и указывалось, что оздоровление Германии - решающий фактор подъема Европы. Американские экономические вливания по плану Маршалла действительно сыграли роль «стартовой помощи» разоренной Западной Европе и особенно Германии, вследствие чего, помимо прочих причин, через несколько лет ФРГ вступает в фазу «экономического чуда». Однако в плане указывались стратегические цели, отвечающие американским интересам. Хаос в Европе отрицательно сказывался на экономике Соединенных Штатов, поэтому необходимо было вернуть Европе способность платить за предоставленные американские товары. Американские оккупационные власти были бесспорным лидером среди союзников в формировании послевоенной экономической политики Германии. Шепард Бёртмен, руководитель Информационного отдела Управления Германией, писал: «Эта политика на начальной стадии состояла в том, чтобы завершить демонтаж немецкой промышленности; рассматривать обвинения против нацистских военных преступников; поддерживать демократические, политические, культурные, образовательные и другие учреждения - другими словами, помогать Германии восстанавливать суверенитет и становиться здоровым, надежным членом демократического мира» [7, 239]. На практике в послевоенный период американские монополии значительно увеличили ввоз товаров в Западную Германию по сравнению с довоенным временем, когда экспорт не превышал 10% её годового импорта. В 1945-1948 гг. свыше 60% импорта Западной Германии приходилось на долю американских товаров. Необходимо заметить, что в начале оккупационного периода США выступали в качестве основного покупателя германских товаров. Основными статьями западногерманского экспорта в 1945-1947гг. были лес и каменный уголь. Представители четырех оккупационных держав обязались действовать согласно Декларации от 5 июня 1945 г., в которой ясно и недвусмысленно указывалось, что «во всей Германии должны разрешаться и поощряться все демократические политические партии с предоставлением им права созыва собраний и публичного обсуждения, с целью реконструкции общественно-политической жизни на демократической и мирной основе». В 1947г., когда все крупнейшие политические партии в основном завершили свое формирование, правительство США направило Директиву военной администрации в Германии, где было сказано: «Не переносить свои собственные исторически развивавшиеся формы демократии и социального порядка на Германию. Нужен порядок, исходящий от немецкого народа, который обеспечил бы основные гражданские права»[3,170]. Относительно деятельности политических партий в директиве говорилось следующее: «В Контрольном совете необходимо добиваться признания общегерманских политических партий, одинакового обращения со всеми во всех зонах, за четырехсторонний контроль над политической деятельностью и выборами» [3, 171]. Предполагалось проведение политики поддержки тех политических партий, чьи программы, деятельность и структура доказывали их приверженность демократическим принципам. Партии должны были признавать принцип соревнования и основываться на добровольном объединении граждан. Любая политическая партия должна пользоваться правом, свободно распространять свое мнение и представлять своих кандидатов избирателю [3,168]. Однако, свои политические программы, вновь созданные партии должны были согласовывать с оккупационными властями, отчитываться о своей деятельности, о поступлении денежных средств, а личное прошлое руководителей проверялось тщательным образом. Именно с этой точки зрения можно объяснить «замедленную» реализацию западными оккупационными властями Потсдамских решений о «поощрении и поддержании» всех демократических политических партий и, соответственно, запаздывание официальных решений об организации партийно-политической жизни. Б. Монтгомери издал соответствующее указание 6 августа 1945 г. Конечно, Соединенные Штаты не допустили бы деятельность партий, носящих открыто правый характер, например милитаристские, пангерманистские или расистские, нацизм также оставался запрещенным. Ведущие политические партии периода Веймарской республики СДПГ и КПГ (Центристы и либеральные партии восстановились позднее) были восстановлены сразу же в послевоенный период, несмотря на существовавший запрет политической деятельности в американской зоне. Быстрое восстановление партий Веймарской республики препятствовало формированию новых политических объединений, так как их легальная деятельность формально была разрешена на уровне округов лишь в августе 1945г. Шепард Бёртмен писал: «Недостаток соревнования из-за отсутствия новых источников вначале позволил старым партиям удобно погрузиться назад в свои старые структуры, идеологии и традиционную конкуренцию» [7, 240]. В весьма разнообразном по своему социальному составу послевоенном общественно-политическом движении на первый план выдвинулась католическая церковь, представлявшаяся многим «скалой среди бушующих волн» и взявшая на себя роль организующий силы партийно-политического движения. Общественное положение церкви создавало благоприятную почву для использования религии в целях перестройки социально-политической жизни. В отношении религии, в американской зоне продолжала обеспечиваться свобода вероисповедания, на церковные институты не распространялся запрет политической деятельности, также не предусматривалось вмешательство властей в «конфессиональные дела» и гарантировалась религиозная свобода. Не случайно, что одна из ведущих немецких партий - Христианско-демократический союз возник, вначале как одна из религиозных организаций. Однако, американское правительство, считало, что «необходимо предпринимать меры направленные на предотвращение возрождения национал-социализма или милитаризма под маской религиозных программ или организаций» [5,65]. В сфере образования и культуры действия американских оккупационных властей были направлены на перевоспитание немецкого народа и усиление международных и культурных отношений, что в дальнейшем поможет преодолеть духовную изоляцию. Образование же считалось «первичной мерой воспитания демократической и мирной Германии». Задачей оккупационных властей было помогать развивать программы и методы направленные на создание демократических наклонностей и привычек с помощью образования. «Правительство США считало, что перевоспитание немецкого народа является неотрывной частью политики, направленной на оказание помощи в развитии демократических форм правительства и восстановлении стабильной и мировой экономики» [5, 83]. Директива требовала не разрывать насильно культурное единство Германии, но признавать ценность местных традиций, выступать за преодоление духовной изоляции Германии, вовлекать её в семью народов, с помощью образования создавать условия для развития демократических наклонностей и привычек у молодого поколения. В судебной и законодательной сферах, американские позиции были, на наш взгляд, двойственными. Поощряя независимость немецкого законодательства и судопроизводства, американское правительство оставляло за собой право вмешательства в эти сферы в случае противоречий с политикой военной администрации. Контроль осуществлялся над немецкими судами, которые необходимы были для того, чтобы предотвратить возрождение национал-социалистических доктрин, запретить расовую, религиозную или политическую дискриминацию. Главной целью оккупации являлось восстановление законности в Германии, и важно было, чтобы все учреждения воздерживались от арбитражных и репрессивных мер, за исключением случаев, когда арест необходим для безопасности оккупационных войск. Также в документах указывалось, что использовать право на отмену немецких законов возможно только в случаях, если они противоречат законам или политике военной администрации [5,147]. Таким образом, оккупационные власти имели право принимать законы только по вопросам регулирования финансов, бюджета, управления транспортом (железнодорожным, морским и т. д.). В заключении можно сделать вывод, что в сложившихся исторических условиях лишь оккупационный режим был способен наладить экономическую и общественную жизнь в побежденной и разрушенной морально и политически стране. Сумев избежать политических крайностей, немцы при непосредственном участии американских оккупационных властей, имевших свои политические взгляды и предпочтения, не выходившие, впрочем, за рамки традиционных западных демократических ценностей, создали стабильную партийно-политическую и экономическую систему, успешно существующую до настоящего времени.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.