ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОСТИ В РАССКАЗАХ СУЛТАНА РАЕВА Алымбаева Б.А.

Ошский государственный юридический институт


Номер: 10-1
Год: 2016
Страницы: 248-251
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

рассказ, события, нрава, идея, тема, story, developments, disposition, idea, subject

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье автор предстает перед читателем как писатель-психолог, продолжающий искать ответ на извечный вопрос Ч.Айтматова «Как человеку человеком быть?».

Текст научной статьи

После распада Советского Союза все пятнадцать республик, составлявших казалось бы нерушимое единство, как-то тихо рассыпались по своим углам. Спонтанно и повсеместно возникали проблемы, которые каждому приходилось решать в меру сил и возможностей. Коснулись эти центробежные силы и национальных литератур, многие достаточно знаковые представители которых совершенно потерялись в ... “дикого” рынка. Лишь единицы смогли в эти первые годы независимости остаться, что называется, на плаву, сохранить и продолжать дальше развивать свою творческую самобытность. Именно вслед за такими представителями старшего поколения потянулась молодая, талантливая поросль начинающих поэтов и писателей. Но здесь следует, к сожалению, отметить и тот факт, что в постсоветской литературе повсеместно стремительно возникло и махровым цветом расцвело и такое негативное явление, как появление вдруг многочисленных “поэтов” и “писателей”, большими тиражами красочно издающих на свои средства “доморощенные произведения”. Известный журналист, учредитель быстро ставшей достаточно популярной кыргызоязычной газеты “Кыргыз руху” Султан Раев в 1990 году издал книгу “Күн кармаган бала” (“Мальчик, поймавший солнце”). Ранее вышедшая книга “Чаң жол” (“Пыльная дорога”, 1987) тоже не оставила читателей равнодушными. Следует подчеркнуть и тот факт, что драма писателя “Ханышанын көз жашы” (“Слёзы царицы”) каким-то образом привлекла внимание королевы Великобритании Елизаветы II. По личному приглашению монаршей особы Султан Раев в 2002 году принял участие в торжествах, состоявшихся в Букингемском Дворце. В 2008 году писатель издал одноимённую книгу, в которую вошли рассказы “Соцреализм”, “Аял” (“Женщина”), “Пусу”, “Аптанын бешинчи күнү” (“Пятый день недели”), “Чаң жол” (“Пыльная дорога”), “Профессор, Шукшин, Манас”, повесть “Күн кармаган бала” (“Мальчик, поймавший солнце”), драмы “Ханышанын көз жашы” (“Слёзы царицы”), “Таажы” (“Корона”), “О, кыздар” (“О, девушки”) и публицистическая статья “Шуулдаба теректер, теректерим, шуулдасаң ыйлагым келет менин” (“Не шумите, тополя, тополя мои, от шума вашего хочется мне плакать”). Ниже пойдёт речь о проблемах нравственности в рассказах писателя из указанного сборника. Рассказы эти отвечают всем требованиям, предъявляемым к произведениям данного жанра. Они невелики по объему, посвящены одной проблеме. К примеру, рассказ “Соцреализм” повествует о том, как жители одного села в конце 30-х годов прошлого века обвиняют маленькую мышь в преступном посягательстве на общественное добро - расхищении социалистической собственности. В ответ на неоднократные анонимные жалобы колхозного завскладом в район, в колхоз приезжает солидная комиссия из нескольких высокопоставленных членов районного начальства. К ним присоединяются председатель колхоза, его подхалимы, работники правоохранительных органов. Задача этой комиссии - показать “кузькину мать” злостному расхитителю госсобственности. “Совсем неспроста завскладом с блаженной улыбкой вихрем носится по селу, словно сказочный персонаж - скороход Маамыт, - довольно мурлыча что-то себе под нос. Именно он, его бдительность и беспрестанные анонимки, которыми он бомбардировал районное начальство и органы НКВД, послужили причиной сегодняшнего открытого суда над мышью. Давно уже между ним и амбарной мышью сложились неприязненные отношения. Уже многие годы мышь эта тоннами таскала зерно из колхозного склада, но с этим возмутительным фактом завскладом ещё как-то мирился, но один давний случай сделал их непримиримыми врагами. А дело было так. Живёт в соседнем селе Мойнок красавица-молодуха, обычно про таких говорят: “Ни в сказке сказать, ни пером описать”. Давно уже воспылал к ней нешуточной страстью завскладом, так и эдак подбивал клинья, дарил дорогие подарки ей втайне от благоверного мужа. Наконец в один благословенный день прислала весточку неприступная красавица о том, что муж её уехал на несколько дней на джайлоо, а она до смерти боится спать одна. Под покровом ночи прокрался завскладом к молодухе в дом, разделся догола при свете ночника и только полез под одеяло в предвкушении долгожданного блаженства в обьятиях красавицы как она, дико взвизгнув, вскочила и бросилась в угол, продолжая кричать. До смерти перепуганный завскладом подумал, что вернулся её муж, схватил в охапку свою одежду и забегал по комнате, ища укромное местечко. Оказалось, это мышь, откуда ни возьмись, залезла раньше него под одеяло и пробежала по бархатному телу лежащей в неге красавицы, вызвав такой переполох. До самого рассвета и так, и эдак подлаживался завскладом к молодухе, пытаясь проявить свою мужскую доблесть, но всё безуспешно: уж очень он был напуган...” (1, с. 14-15). О многом может рассказать этот короткий фрагмент из рассказа. Ну, во-первых, о том, что в советские времена не было нынешней открытости, свободы слова, демократии и потому люди частенько были вынуждены какие-то сигналы о творимых безобразиях отправлять власть имущим анонимно, не подписываясь. Конечно, много стало в те времена лихих людей, которые из зависти, неприязненных отношений отправляли жалобы с из пальца высосанными фактами на самые верха. В те годы появилась и пышным цветом расцвела такая “профессия” как анонимщик. В нашем рассказе анонимные письма пишет завскладом. Интересно то, что он пишет анонимку не на человека, а на мелкого грызуна - мышь. Этим автор критикует уровень нравственности анонимщика, который, не зная на кого повесить свои грехи, избрал виновником бессловесную мышь. В рассказе много здорового юмора. Из райцентра приезжает грозная комиссия из нескольких представителей НКВД, жители села, конечно, сильно напуганы. Автор подробно и с большим юмором описывает безуспешные попытки сельчан найти красный флаг, чтобы повесить над крышей колхозного амбара для комиссии. Старый флаг, который много лет лежал на складе, как на грех, оказался выцветшим и в прорехах: изъеден мышью. В конце-концов они вывешивают этот флаг, как ещё одно обвинение мыши в антисоветизме. А как безнравственен и низок здесь завскладом, который долгое время писал анонимки! Который подарками и посулами попытался совратить жену советского гражданина, по делам выехавшего на джайлоо, и который стал смертельным врагом мыши, случайно помешавшей ему насладиться в постели с чужой женой. “Сколько они с председателем колхоза составили фиктивных актов о том, что мышь съела всё зерно на складе. И вот результат: над мышью идет следствие и должен состояться суд. Прошла целая неделя с того дня, как по анонимке приехали люди из органов, которые поймали мышь и увезли в район. Завскладом очень возмущался, что на допрос одной простой мыши районный суд тратит целую неделю. То ли дело прежде органы работали! Вон, старые люди помнят, как жителя этого же села по имени Черикчи, которого обвинили во вредительстве, несмотря на плач детей и вопли жены, без суда и следствия отвели в местечко Машырап-Сай и застрелили, как собаку. А тут с какой-то мышью столько возятся!? Но после некоторых размышлений завскладом решил, что следствие долго тянется, вероятно, по причине того, что мышь не говорит по-человечьи. Конечно, ни на один вопрос следствия мышь не смогла ответить. Органы решили привлечь мышь к ответственности, руководствуясь принципом: “Молчание - знак согласия”. Позже рассказывали, что после допросов с пристрастием, когда огромные кулаки следователей прошлись по рёбрам и почкам мыши, она призналась в том, что много лет занималась хищением социалистической собственности в виде зерна из колхозного амбара. И вот теперь решили провести открытый суд в самом селе в назидание другим. Поэтому с утра здесь царила суматоха, и собирался народ. Сегодня будет решена судьба мыши” (1, с. 15-16). Мы видим в этом отрывке авторскую критику предельной безнравственности двуногих существ - истинных расхитителей государственной собственности. Писатель предстаёт перед нами глубоким сатириком. С юмором он рисует перед читателями характеры, психологию, малограмотность жителей отдалённого киргизского аила 30-х годов прошлого века. В рассказе “Пусу” из этого же сборника повествуется о том, как дочь простых колхозников Пусу и Зыйнат по имени Перигуль уезжает в столицу учиться. Через несколько лет родители получают известие, что их дочь, на которую они возлагали столько надежд, родила без мужа. В рассказе с большим мастерством передана психология главных персонажей и их односельчан. “- Бесстыдница! - прохрипел Пусу, шевеля усами и бросая скомканное письмо в угол. - Опозорила нас”. - Опозорила?! - испугалась Зыйнат. - Что она сделала? - Родила, что ещё могла сделать твоя дочь! - выкрикнул Пусу, продолжая глядеть одним глазом в пустоту. - Как родила? - всплеснула руками женщина. - От кого родила? Написала? - Откуда мне знать, от кого, наверное, от какого-нибудь городского пройдохи. Нет в письме ни имени, ни фамилии, - грубо съязвил Пусу. - О-уу! - взвыла Зыйнат. - Бесстыжая! Как нам теперь смотреть людям в глаза! Позор на мою седую голову! - Вот я её! - с криком одноглазый Пусу вскочил на ноги. - Убью! Вот я её! - заскрежетал он зубами. Обычно тихий и рассудительный, в гневе он был скор на расправу. Если бы дочь была рядом, конечно, ей бы не поздоровилось. Он сорвал со стены большое фото улыбающейся дочери в раме и швырнул на пол. - Нет у меня такой дочери! Ещё улыбается, бесстыдница!” (1, с. 48-49). В этом отрывке можно заметить, какие большие надежды возлагали родители на свою дочь, в какое психологическое состояние ввело их письмо дочери с сообщением, что она родила без мужа. Простых сельчан, кажется, вовсе не заботит, как эта неожиданная новость отразится на них, их семье. “Что скажут люди? Как им смотреть в глаза!?” - вот главное, что не дает им покоя. Это сейчас подобные случаи - не редкость среди киргизов, а 30 - 40 лет назад, такие случаи покрывали позором весь род. Проблемы нравственности, поведения юных девушек поднимаются не только в повествовании автора рассказа, но и в диалогах персонажей. К примеру, в сцене беседы за чаем, когда в дом Пусу, который привёз новорожденного внука из города, приходят соседки Пашакан и Саламат. “- В городе женщин намного больше, чем мужчин, - вклинился в разговор Пусу, чтобы как-то обойти опасный для их семьи разговор. - Все такие красивые. Беленькие. Глаз не оторвать. Вот вы, хоть в два слоя лица свои намажьте, не станете такими беленькими, как они. Ха-ха-ха...” (1, с. 51). Пусу здесь уже не тот ошеломлённый от неожиданного известия и от того взбешённый отец, обманувшийся в своих ожиданиях, а человек, обретший надежду и смысл жизни после поездки в город и возвращения с младенцем-внуком, совсем по другому воспринимает случившийся факт. Здесь автор предстаёт перед читателем как писатель-психолог, продолжающий искать ответ на извечный вопрос Чингиза Айтматова “Как человеку человеком быть?”

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.