СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ Глазкова Л.В.,Шамбилова А.М.

Российский государственный социальный университет


Номер: 10-2
Год: 2016
Страницы: 53-57
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Российское уголовное законодательство в процессе своего становления и исторического развития подходило к явлению самоубийства по-разному. В определенные исторические периоды применялись различные подходы к криминализации мер ответственности за это явление. Детальный анализ истории и происхождения данного института уголовного права принципиально важны, потому что нельзя глубоко осознать современные явления без обращения к прошлому. До принятия христианства в Древней Руси жены не хотели переживать своих мужей, так как это считалось бесчестием семьи. Так, по свидетельству Н.М. Карамзина, «…славянки не хотели переживать мужей и добровольно сжигались на костре с их трупами. Вдова живая бесчестила семейство. Думают, что сие варварское обыкновение, истребленное только благодетельным учением Христианской Веры, введено было славянами... для отвращения Тайных мужеубийств» [4, c. 65]. Впоследствии самоубийство рассматривалось православной церковью как страшный грех, то есть приравнивалось к убийству и по церковному праву наказывалось лишением погребения по христианскому канону, если только оно не случилось «вне ума» [6; 10, c. 408]. С течением времени, с образованием Русского централизованного государства возникла очевидная необходимость в создании именно общероссийского светского законодательства, которое фиксировало бы унифицированное нормативно-правовое регулирование принципиально новых общественных отношений. Таким нормативно-правовым актом стал Судебник 1497 г., при разработке которого были использованы как различные уставные грамоты, так и «Русская Правда» (в различной ее редакции). Важный этап в истории кодификации российского права того периода представляла собой «Запись о душегубстве» - правовой документ князя московского, который появился в 1456-1462 гг. [3, c. 187-189]. В этом источнике содержатся нормы, определяющие судопроизводство по наиболее тяжким преступлениям, прежде всего по убийствам («душегубству»). Под душегубством в рассматриваемое время понималось не только убийство, но и самоубийство («от своих рук утеряется»), а также внезапная («без покаяния в грехах») смерть в результате несчастного случая» [13, c. 33]. В царствование Алексея Михайловича, в 1649 г., было принято Соборное уложение, - крупнейший законодательный памятник ХVII в. (состоящий из 25 глав и 967 статей), впоследствии ставший «отправной точкой» Свода законов 1832 г., а затем и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Оно выделило в зависимости от формы вины «смертное убийство» с умышлением и без умышления, относя ко второму как случайное, невиновное (казус) [10, c. 141]. В Российской истории продолжительное время не было никаких норм, которые прямо предусматривали бы ответственность конкретно за самоубийство и доведение до него. Поэтому и наказуемость за самоубийство устанавливалась в церковных законах, а дела подобного рода рассматривались не в светских судах, а в духовных. Впервые светская уголовная ответственность за самоубийство и покушение на самоубийство на Руси появилась только во времена Петра Первого. Наказание было предусмотрено в его Артикуле воинском от 26 апреля 1715 г. Данный артикул содержал в себе отдельную 19 главу «О смертном убийстве», и по нему наказуемым стало признаваться не только лишение жизни другого человека, но также самоубийство, а вместе с тем и попытка его совершения. В артикуле 164 предусматривалась для таких случаев позорящая процедура: «Ежели кто сам себя убьет, то надлежит палачу тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам или обозу». Что касалось покушения на самоубийство, то оно наказывалось смертной казнью. В случае, если лицо покончило жизнь самоубийством в беспамятстве, болезни или в «меланхолии», то тело самоубийцы хоронили без церковных обрядов в «особливом» месте (вне кладбища), но не в «бесчестном» месте. Если покушение на самоубийство происходило по причинам «мучения и досады» или «в беспамятстве и от стыда» виновный с позором выгонялся из полка [2, c. 327-365]. Карал смертной казнью за попытку к самоубийству и Морской Устав 1720 г. Но в отличие от Устава Воинского здесь законодателем был расширен перечень обстоятельств, которые исключали ответственность за покушение на самоубийство. Не считалось уголовно наказуемым покушение на самоубийство от «мучений или несносных налогов», «меланхолических» болезнях» или «в беспамятстве». Артикул воинский и Морской Устав все-таки были изначально предназначены для военных, но из-за недостатка общего уголовного законодательства в то время нормы этих законодательных актов стали распространяться и на лиц гражданского состояния. Реформирование российского уголовного законодательства не прекращалось. Так, были предприняты шаги к установлению ответственности за покушение на самоубийство и собственно самоубийство. В проекте Уголовного Уложения 1754 г., который был составлен в царствование Елизаветы Первой, люди, покушавшиеся на самоубийство, уже не приговаривались к смертной казни, а несли телесное наказание (удары плетьми) или тюремное заключение на два месяца. Позже при Екатерине Второй таких лиц понижали чином «Впредь до выслуги», а дворяне и купцы подвергались церковному покаянию на полгода. Так же в период правления Екатерины Второй стала практиковаться мера по признанию недействительными духовных завещаний самоубийц. Такая мера издавна применялась в других странах и нашла своё место так же и в законодательстве России того времени на основе прецедента. Сенатом 10 ноября 1766 г. было принято подобное решение в отношении покончившего жизнь самоубийством князя Шаховского. И хотя Сенатом позже было дано разъяснение, согласно которому пояснялось, что завещание самоубийцы считалось недействительным в том случае, если самоубийство этого лица во время составления было вызвано сумасшествием или беспамятством, суды стали объявлять завещания самоубийц недействительными повсеместно вне зависимости от состояния самоубийцы. Эта норма продолжала свое действие до 1835 г., до введения Свода законов Российской империи. Свод законов Российской империи - это первый официально принятый со времен Петра I нормативный документ, который представлял собой полное собрание действующих законодательных актов Российской империи. В нем была проведена детальная дифференциация ответственности за преступления против жизни. Содержалась норма об ответственности за самоубийство или покушение до него, Свод законов при этом исключил положение о поругании тела самоубийцы. Оконченное самоубийство влекло за собой лишь лишение христианского погребения, и только в том случае, если не было доказано, что лишивший себя жизни совершил это в состоянии беспамятства или безумия [8]. Покушавшийся на самоубийство по Своду законов Российской империи подлежал наказанию как убийца - каторжной ссылке. В дальнейшем в проекте Уголовного уложения 1843 г. каторжные работы были заменены тюремным заключением сроком от полугода до 1 года, а решение вопроса о характере погребения самоубийц было предоставлено церкви на её усмотрение. Самоубийство было выделено как самостоятельная разновидность преступлений против жизни Уложением «О наказаниях уголовных и исправительных» (1845 г.). Так, была выделена отдельная глава «О самоубийстве», предусматривающая наказание за это деяние и ряд других особенностей. За оконченное самоубийство было установлено, что лицо, лишившее себя жизни с намерением и не в безрассудстве, теряет право на завещание, а если он принадлежал к одному из христианских вероисповеданий - также право на христианское погребение. Покушение на самоубийство предавалось церковному покаянию по распоряжению духовного начальства. Если посягнувший на свою жизнь был сумасшедшим или безумным от рождения, то он заключался в дом умалишенных [12, c. 174-310]. Уложение 1845 г. установило перечень мотивов, которые исключали ответственность за самоубийство или покушение на него: «Подтверждение себя очевидной опасности или прямо верной смерти по великодушному патриотизму или ради сохранения государственной тайны» или в случае у женщин «для сохранения своей чести и целомудрия от грозившего ей насилия». Стоит обратить особое внимание на то, что Уложение «О наказаниях уголовных и исправительных» впервые объявило преступлениями подстрекательство к самоубийству или пособничество ему. Данный нормативно-правовой акт также ввел норму о побуждении лицом, который обладал какой-либо властью, к самоубийству зависимого от него лица. То есть по существу, впервые в истории уголовного законодательства произошло установление состава доведения до самоубийства. Таким образом, можно сделать вывод, что уголовное законодательство того времени продолжало предусматривать наряду с уголовными и гражданскими мерами ответственности и церковные, тем самым подтверждая авторитетность государства в сфере религиозных ценностей. С развитием рыночных отношений и обострением классовой борьбы, потребовалось создание новых законов, соответствующих новым условиям жизни общества и способных решать проблемы борьбы с преступностью В связи с этим 22 марта 1903 г. императором Николаем II был утвержден проект нового Уголовного уложения. Благодаря исследованиям института самоубийства многими отечественными юристами, социологами и литераторами того периода, в обществе постепенно стало изменяться отношение к явлению самоубийства. Так, например, Н.С. Таганцев отмечал, что «самоубийство есть деяние не только ненаказуемое, но и не преступное, так как в нем нет существенного элемента преступления - правонарушения. Всякое преступное посягательство направляется на правовой порядок, на юридические отношения, охраняемые государством» [11]. Отказавшись от преследования самоубийства и покушения на него, от побуждения к самоубийству зависимого от виновного лица, Уложением 1903 г. была введена ответственность за содействие самоубийству путем доставления средства и за подговор к нему. Так же законодатель исключил доведение до самоубийства из числа преступлений. Данное уложение ввело ответственность за самоубийство, явившееся вследствие соглашения с виновным «в зависимости от жребия или иного условного случая», если результатом такого соглашения последовал акт самоубийства. Наказывались такие деяния сроком до 8 лет. После Октябрьского переворота 1917 г. новым революционным правительством России было полностью отменено всё ранее действовавшее царское законодательство и в послереволюционный советский период проблема борьбы с самоубийствами разрешалась отдельно издаваемыми нормативно-правовыми актами. Так, например, сотрудникам милиции предписывалось незамедлительно сообщать о каждом отдельном случае самоубийства ближайшему следственному или розыскному органу, который затем, руководствуясь «революционным правосознанием» разбирался в происшедшем [7]. Первый советский УК РСФСР 1922 г. не криминализировал доведение до самоубийства, а предусмотрел лишь ответственность за содействие или подговор к нему, причем применялась эта норма только при совершении самоубийства несовершеннолетнего или же лица, заведомо не способного понимать значение совершаемого. Самоубийство как действие противоречило социалистической морали, но всё же ответственность за сам суицид Кодексом не устанавливалась. УК РСФСР 1926 г. ввел норму, которая предусматривала уголовную ответственность за доведение до самоубийства. По новому Уголовному Кодексу преступное деяние осуществлялось путём жестокого обращения с потерпевшим или иным подобным путём, при этом потерпевший находился в материальной или иной зависимости от другого лица. Так же указанный УК РСФСР предусмотрел разные формы причастности к самоубийству. Это подговор к нему, т.е. разного рода деяния, которые вызвали решимость у человека, ранее не помышлявшего о суициде, лишить себя жизни. И второе - содействие самоубийству, когда человек сам, без постороннего вмешательства принял решение расстаться с жизнью, но ему была оказана помощь в лишении себя жизни. Потерпевшими в таких ситуациях, как указывало законодательство, могли оказаться несовершеннолетние или лица, заведомо не понимающие и не могущие руководить своими поступками. В УК РСФСР 1960 г. система преступлений против жизни претерпела некоторые изменения. В частности, в число таких преступлений вошли: - умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, - убийство без отягчающих обстоятельств, то есть простое убийство, - убийство при превышении пределов необходимой обороны, - неосторожное убийство, - доведение до самоубийства [9]. Рассматриваемый нами состав преступления был закреплен статьей 107 УК РСФСР. В качестве потерпевшего в данном составе выступало физическое лицо, находившее в материальной или иной зависимости от виновного. По Уголовному Кодексу 1960 г. к способам доведения до самоубийства относились жестокое обращение и систематическое унижение личного достоинства. Стоит обратить внимание, что в отличие от УК РСФСР 1926 г., ст. 107 вместо признака «иным подобным путем», законодатель определил новый признак - это систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего. УК РСФСР 1960 г. отказался от установления уголовной ответственности за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего лица, заведомо не способного отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Ст. 110 УК РФ 1996 г. несколько по-другому раскрывает состав такого преступления, как доведение до самоубийства. Здесь законодатель существенно внес изменения относительно признаков этого преступления по сравнению с УК РСФСР 1960 г. Новация рассматриваемого уголовного закона 1996 г. заключается в том, что в отличие от прежней нормы, здесь законодатель не связывает уголовную ответственность за это преступление с состоянием материальной или иной зависимости потерпевшего от виновного. В ст.110 УК РФ отсутствует упоминание о материальной зависимости, что на практике расширило рамки ее применения по сравнению с применением нормы ст. 107 УК РСФСР. Наличие такого условия, как материальная и иная зависимость потерпевшего от виновного лица ограничивало возможности привлечения к уголовной ответственности за доведение до самоубийства. В тот период в печати неоднократно выпускались сообщения о случаях доведения до самоубийства, когда отсутствие «материальной или иной зависимости» лица, покончившего жизнь самоубийством, от лица, совершившего общественно опасное деяние, исключало уголовную ответственность последнего [1, c. 297-298]. Так же законодатель дополнил объективную сторону преступления, которая состоит в совершении виновным конкретно определенных действий, толкающих потерпевшего на совершение самоубийства. По ранее действующему УК к таким действиям относились только жестокое обращение или систематическое унижение личного достоинства. Уголовный кодекс 1996 года в статье 110 к этим способам добавил так же угрозы. Таким образом, современный уголовный закон значительно расширил область применения рассматриваемого состава в интересах защиты жизни населения. Сам суицид, как совокупность явлений и психических процессов, так и покушение на него не представляет особого интереса для современного уголовного права. В связи с именно юридической природой самоубийства, оно не является преступлением и по содержанию уголовно-правовых норм не попадает под категорию разновидности убийства, потому что здесь смерть причиняется потерпевшим в отношении самого себя без какого-либо психического, физического или иного влияния со стороны другого человека. Российское уголовное законодательство хоть и отказалось от наказуемости за суицид и попытку его совершения, но это всё-таки не означает, что данный феномен одобряется обществом и государством. С позиции морали самоубийство заслуживает серьезного порицания. В общепризнанных мировых религиях желание человека лишить себя жизни осуждается, считается греховным, запрещается как богопротивное и безнравственное. В исламе самоубийство прямо запрещено Кораном: в Суре 4 «Женщины(Ан-Ниса)» Всевышний говорит: «О те, которые уверовали! ... Не убивайте самих себя, ведь Аллах милостив к вам» [5, c. 68]. Православие считает самоубийство одним из тяжелейших грехов по тем причинам, что человек таким поступком совершает двойной грех - грех убийства и отчаяния, в которых уже нельзя покаяться; самоубийцы и сейчас в православии лишаются права на отпевание перед погребением. На протяжении веков самоубийство вызывало ужас, осуждение обществом и порицанием им, и существующие сейчас масштабы суицида создают серьезную опасность выхода самоубийства с уровня индивидуальных случаев на уровень социальной практики как действительной проблемы общества. Поэтому современному социуму необходимо повысить эффективность профилактики и предупреждения случаев самоубийств. Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что общество и государство на протяжении столетий относилось к явлению самоубийства и покушению до него отрицательно, закрепляя разного рода ответственность за это деяние. Позиция уголовного законодательства России претерпевала изменения, сначала устанавливая ответственность за суицид и покушение до него, за содействие и пособничество к нему, но с совершенствованием и развитием общего законодательства все же отказалась от криминализации самоубийства и традиционно стала рассматривать в качестве преступного деяния именно доведение до самоубийства или покушение до него и установила за это общественно опасное деяние уголовную ответственность.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.