АНАЛИЗ ПРАКТИКИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ Медведева С.В.,Чуриков А.В.

Тамбовский государственный технический университет


Номер: 11-2
Год: 2016
Страницы: 83-87
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

оперативно-розыскная деятельность, суды общей юрисдикции, практика, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, operatively-search activity, the courts of General jurisdiction, practice, the code of Criminal procedure of the Russian Federation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется практика использования результатов оперативно-розыскной деятельности судами общей юрисдикции.

Текст научной статьи

В зависимости от особенностей отражения в результатах оперативно-технического мероприятия фактических данных, имеющих значение для уголовного дела, они могут входить в уголовное судопроизводство и использоваться в доказывании согласно различным процессуальным режимам. Поэтому, вопросы, которые рассматриваются в судах предопределяют изменения, происходящие в законодательстве и представляют определенный научный интерес. Проведем анализ некоторых решений судов общей юрисдикции относительно использования результатов оперативно-розыскной деятельности. В частности, рассмотрим проверку законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые вызывают процесс по оспариванию законности и обоснованности их проведения. Так, Ф.А.О. обратился в суд заявлением о признании необоснованным и незаконным распоряжения и.о. начальника УМВД России по Архангельской области К.М.В. от 26.01.2012 года № 7 о проведении гласного оперативно - розыскного мероприятия «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств». Кроме того, просил признать незаконным изъятие 28 телефонных аппаратов, процессора и документов в торговом отделе «Мобил Сервис», а также обязать УМВД России по Архангельской области возвратить все изъятое имущество. В обоснование заявления Ф.А.О. указывал, что рассматриваемое распоряжение является незаконным, так как в нем не указаны поводы и основания для проведения оперативно - розыскного мероприятия. Кроме того, изъятие имущества и документов проведено незаконно, поскольку сотрудниками полиции нарушены требования приказа МВД РФ № 249 от 30.03.2010 года, а именно были изъяты мобильные телефоны не имеющие товарных знаков «NOKIA» и «VERTU» (далее «Нокиа» и «Верту») и признаков контрафактности, один из понятых носит фамилию Никитин (аналогичную фамилии сотрудника полиции проводившего оперативно - розыскное мероприятие), а соответственно может быть заинтересован в исходе дела. Указывает также, что в протоколе изъятия отсутствует время окончания мероприятия, его участники не были заранее предупреждены о применении при производстве изъятия технических средств, в частности видеосъемки, присутствующим не были разъяснены права и обязанности, с изъятых документов не были сделаны копии, а также не была предоставлена возможность изготовить копию информации находящейся на изъятом электронном носителе, результаты оперативно - розыскного мероприятия не были зарегистрированы в КУСП. Судом установлено, что в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 10.02.2009 года, в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, могут быть оспорены действия должностных лиц, совершенные ими при осуществлении оперативно - розыскных мероприятий и не подлежащие обжалованию в порядке уголовного судопроизводства. Заявление Ф.А.О. подлежит рассмотрению судом в порядке предусмотренном главой 25 ГПК РФ, поскольку заявление не может быть рассмотрено в порядке уголовного судопроизводства, так как оперативно - розыскное мероприятие проводилось сотрудниками полиции не на основании поручения следователя, руководителя следственного органа или органа дознания и не в рамках возбужденного уголовного дела. Оспариваемые действия совершены сотрудниками полиции в соответствии с Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий явились ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, при недостаточности данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. То есть, оспариваемые действия не связаны с процессуальной деятельностью, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления в рамках уголовно - процессуального законодательства. Из материалов дела, пояснений сотрудников полиции, а также самого распоряжения № 7 от 26.01.2012 года усматривается, что основанием для проведения обследования была информация о возможной организации ИП Ф.А.О. торгового предприятия «Мобил Сервис» по реализации контрафактных сотовых телефонов под обозначениями с товарными знаком, не имея права на использование указанного товарного знака. Изъятию, соответственно, согласно распоряжения, подлежали также лишь сотовые телефоны под обозначениями с товарным знаком. Доводы сотрудников полиции о том, что они имели право на изъятие сотовых телефонов других марок на основании прав предоставленных им Законами РФ «О полиции» и «Об оперативно - розыскной деятельности» не могут быть приняты во внимание, так как действующее законодательство действительно в принципе предоставляет сотрудникам полиции право на изъятие имущества и документов, но с соблюдением при этом установленной процедуры, которая в данном случае, по мнению суда, в этой части была нарушена. Из материалов дела и пояснений Н.Д.А. и П.С. усматривается, что все сотовые телефоны, изъятые 27.01.2012 года у ИП Ф. А.О. переданы для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ в ОМВД России «Приморский». По состоянию, на момент рассмотрения дела какого-либо решения по данным материалам не принято, проверка продлена до 30.04.2012 года. На основании вышеизложенного, заявленные требования в части признания незаконным изъятия телефонных аппаратов, не имеющих товарных знаков в ходе оперативно-розыскного мероприятия проведенного 27 января 2012 года в помещении торгового предприятия подлежат удовлетворению. Так как вышеуказанные телефонные аппараты не находятся в распоряжении УМВД России по Архангельской области и были переданы в установленном законом порядке самостоятельному юридическому лицу - ОМВД России «Приморский», суд полагает возможным обязать данное заинтересованное лицо возвратить ИП Ф. А.О. телефонные аппараты, не имеющие товарных знаков, изъятые в ходе гласного оперативно - розыскного мероприятия проведенного 27 января 2012 года в помещении торгового предприятия «Мобил Сервис» [3]. Другой аналогичный пример. ООО «К.» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным распоряжения о проведении гласного оперативно- розыскного мероприятия, признании незаконными действия сотрудников полиции. В обоснование своих требований заявитель указал на незаконность изъятия документов без соблюдения требований УПК РФ, относящихся к деятельности учреждения, незаконность удержания этих документов. Решением Свердловского районного суда города Иркутска от 6 июня 2012 года в удовлетворении заявления отказано. В апелляционной жалобе представителя ООО «Э.», ООО «Р.», ЗАО «А.», ООО «К.» Д.Н. М. поставлен вопрос об отмене решения по мотивам его незаконности и необоснованности. Изучив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со ст. 347 ГПК РФ, судебная коллегия не нашла оснований для отмены постановленного по делу решения. Как следует из материалов дела и установлено судом, исполняющим обязанности заместителя начальника полиции по оперативной работе ГУ МВД России по Иркутской области полковником полиции К.О.А. изданы распоряжения о проведении гласного оперативно- розыскного мероприятия- обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Основанием для издания данных распоряжений явилось письмо из ИФНС по Правобережному округу г. Иркутска об оказании содействия, что подтверждается представленным письмом за подписью исполняющего обязанности руководителя ИФНС А.Г.В. и адресованное начальнику полиции ГУ МВД по Иркутской области К.А.Е. При проведении оперативно- розыскных мероприятий, сотрудниками полиции были составлены протоколы обследования помещений, зданий, участков местности, транспортных средств, других объектов, документов и предметов, при этом также составлен протокол об изъятии документов (копий) ООО «Э.». Приказом МВД России от 30 марта 2010г. №249 утвержден перечень должностных лиц ОВД, уполномоченных издавать распоряжения о проведении гласных оперативно розыскных мероприятий в данный перечень входит и должность заместителя начальника полиции. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что обжалуемые распоряжения изданы уполномоченным лицом, форма распоряжения соответствует требованиям установленные инструкцией, основания для признания их незаконными отсутствуют. По факту проведения оперативно-розыскного мероприятия, сотрудниками органов внутренних дел были составлены протоколы проведения гласного оперативно-розыскного мероприятия, а также протокол изъятия документов ООО «Э.»., т.е в установленный пятидневный срок, бухгалтером ООО «Э.» получена часть изъятых документов, о чем составлена расписка. Судом установлено, что часть изъятых документов возвращена, остальные документы не возвращены по той причине, что в настоящее время проводится проверка. В связи с чем, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии основания для удовлетворения заявленного требования о возложении обязанности на ГУ МВД России по Иркутской области в лице межрайонного отдела по борьбе с налоговыми преступлениями Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Иркутской области, по устранению допущенных нарушений прав и законных интересов ООО «Э.», ООО «Р.», ЗАО «А.», ООО «К.» путем возврата изъятых документов, указанных в описи изъятых документов и невозвращенных документов. При этом суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые заявителями действия сотрудников ОРЧ №8(ЭБ) были осуществлены указанными лицами в целях выполнения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и при наличии оснований, указанных в ст. 7 указанного Закона, то есть в полном соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», должностные лица действовали в пределах предоставленных полномочий, их действиями права, свободы и законные интересы заявителей не нарушались, препятствия к осуществлению их прав и свобод не создавались, какая-либо обязанность незаконно на заявителей не возлагалась, незаконно к ответственности они не привлекались. Утверждение о том, что проведение оперативно- розыскных мероприятий осуществлялось с нарушением требований Уголовно-процессуального законодательства не заслуживает внимания, поскольку указанные обстоятельства для разрешения заявленных требований об оспаривании действий должностного лица в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правового значения не имеют. Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется [4]. Рассмотрим судебную практику использования присвоения псевдонима для проведения ОРМ, которая, по-нашему мнению, не является нарушением закона, а наоборот способствует раскрытию преступления. Чаще всего, лицо, оказывающее конфиденциальное содействие оперативным работникам - псевдоним, выступает по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков. Правильно и законно проведенные мероприятие не могут повлечь отмену приговора. Так, одним из доказательств вины подсудимого по уголовному делу в отношении Б.А.А. явились показаниям, оглашенные в судебном заседании свидетеля под псевдонимом «И», из которых следовало, что протяжении нескольких месяцев он был знаком с Б.А.А., который имеет отношение к незаконному обороту наркотических средств, а именно употребляет наркотическое средство, а так же за денежные средства продает наркотическое средство. 27 ноября 2015 года в дневное время, он добровольно обратился в ОМВД России и пояснил, что может оказать содействие в документировании преступной деятельности Б.А.А., занимающегося сбытом наркотического средства, такого как марихуана и выступить в ОРМ в роли «покупателя» наркотического средства. В связи с этим, он избрал себе псевдоним «И. « Так же он пояснил, что договорился с Б.А.А. о встрече 27 ноября 2015 года около 12 часов 30 минут, в ходе которой он приобретет у Б.А.А. наркотическое средство - марихуана за денежные средства в сумме 800 рублей….[5]. Подводя итог, необходимо отметить, что в большинстве случаев суды положительно относятся к использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, однако оперативные сотрудники в некоторых случаях допускают ошибки, что в дальнейшем влечет признание доказательств недопустимыми. Практика использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в деятельности судов общей юрисдикции отвечает современным потребностям борьбы с преступностью.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.