И.Э. ГРАБАРЬ И СЛОЖЕНИЕ СИСТЕМЫ НАУЧНОЙ РЕСТАВРАЦИИ В РОССИИ Яхонт О.В.

Государственный научно-исследовательский институт реставрации


Номер: 11-3
Год: 2016
Страницы: 143-146
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

история реставрации, И.Э. Грабарь, культурное наследие, history of restoration, I.G. Grabar, cultural heritage

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье изложены основные этапы формирования советской реставрационной школы, показана роль И.Э. Грабаря в этом процессе, подняты проблемы, существующие в современной отечественной реставрации объектов культурного наследия

Текст научной статьи

Цель моего небольшого сообщения на XXI Лелековских чтениях в Государственном научно-исследовательском институте реставрации 18 октября 2016 г. - рассказать о том, что мы потеряли в области охраны памятников и реставрации в конце 1990-х - начале 2000-х годов и что, на мой взгляд, необходимо сделать для ее восстановления. Начну с несколько лирического воспоминания. Как-то в беседе со мной Николай Николаевич Померанцев рассказал о первой встрече с И.Э. Грабарем. Для тех, кто не знает, кто такой Н.Н. Померанцев, скажу следующее. С 1918 года он был бессменным помощником И.Э. Грабаря во всех делах по охране и реставрации памятников прошлого. Вначале И.Э. Грабарь привлек его в Коллегию по делам музеев и охране памятников при Наркомпросе, затем он становится его заместителем в Комиссии по учету памятников древнерусского искусства. Сохраняя данные позиции с 1920-го года Н.Н. Померанцев - хранитель архитектурных памятников Московского Кремля и хранитель серебра Оружейной палаты, а также созданного им Отдела древнерусской скульптуры. Помимо хранения и учета произведений искусства из серебра в Оружейной палате он активно участвует в выявлении, спасении и передаче в музеи уникальных художественных и исторических памятников прошлого, изъятых госорганами с целью продажи за границу или переплавки из закрытых церквей, монастырей и дворцов. Помимо этого он - секретарь И.Э. Грабаря, а вскоре - руководитель 19-ти экспедиций по Северу и Центру России (в том числе - закрытому Соловецкому монастырю, превращенному в концлагерь - СЛОН) с целью выявления, спасения, постановки на государственную охрану памятников древнерусского искусства, их учета и реставрации. В период массового сноса памятников древнерусской архитектуры в 1920 - начале 1930-х годов он активно участвует в борьбе за их сохранение, проводит их обмеры, учет и при возможности реставрацию. В начале 1930-х годов он был репрессирован, но даже в ссылке умудрился выявлять и описывать памятники прошлого. После войны под руководством И.Э. Грабаря он вновь организует экспедиции по выявлению, учету и вывозу на реставрацию памятников прошлого в начале в системе Комитета по делам искусства, а затем в Реставрационной мастерской - ГЦХРМ, научным руководителем которой был также И.Э. Грабарь. Там он создал Отдел реставрации скульптуры, в которой я начал свой реставрационный путь. В этой организации Н.Н. Померанцев проработал до конца жизни (прожил он 95 лет). Начну с рассказа Николая Николаевича. Незадолго до Первой мировой войны молодой Н.Н. Померанцев вместе с отцом (священником церкви святого Николая в Пыжах) шли по Большой Ордынке в сторону Кремля. Навстречу им приближалась группа людей, среди которых выделялся господин, громко говоривший и размахивающий тростью. При встрече они поздоровались с отцом Н.Н. Померанцева, а гневно шумевший господин (им был И.Э. Грабарь) высказался о причине своего бурного раздражения. Отец Николая Николаевича закончил Московский Археологический институт и был давно знаком с И.Э. Грабарем на поприще изучения древнерусского искусства. Подошедшие господа были на совещании в Московском Кремле по вопросу проводимых реставраций к 300-летию Дома Романовых. И.Э. Грабарь был разгневан результатом ряда выполненных работ. Он считал, что главной причиной неудачных реставраций в Кремле была некомпетентность чиновников, единолично руководивших этими работами, закрытость происходящего, отсутствие гласности и контроля со стороны специалистов. Именно отсутствие коллективного научного руководства специалистами и гласности, по его мнению, стали причинами произошедших просчетов. И.Э. Грабаря и его спутников удивляло то, что такие действия происходили во время активного обсуждения в научных кругах и широкой прессе проблемы методов, формы и характера ведения реставрационных работ, как на съездах Императорского Археологического общества, так и на недавно прошедшем (в декабре 1911 - в январе 1912 г.) Втором Всероссийском съезде художников. При дальнейшем личном знакомстве с И.Э. Грабарем, в годы работы под его руководством, Николай Николаевич узнал, что Игорь Эммануилович многие годы в процессе обучения и путешествия по России и странам Западной Европы внимательно изучал вопросы технологии произведений изобразительного искусства и, в первую очередь, живописи, старения материалов и современный реставрационный опыт. Он посетил ведущие государственные и частные реставрационные лаборатории и мастерские, анализируя виденное и, нередко, освещая свои впечатления в печати. После падения царского режима И.Э. Грабарь, как и многие отечественные ученые, художники, деятели науки и культуры, был вынужден активно участвовать в спасении и сохранении памятников искусства и истории, разрушаемых и уничтожаемых восставшим народом. Императорские дворцы, помещичьи усадьбы, все, где веками накапливались произведения искусства, литературы, истории и культуры, были подвергнуты массовым разорениям и пожарам. Даже небольшие сельские дома в Михайловском, когда-то принадлежавшие А.С. Пушкину и ставшие мемориальным музеем памяти поэта, были сожжены местными крестьянами. Наибольшую остроту эти события приобрели после Октябрьского переворота 1917 года. Это был страшный период, наполненный безграничным числом утрат памятников истории культуры, массовыми расстрелами людей искусства и науки, религии и бывшей власти. Этим годам посвящены миллионы книг, воспоминаний, научных трудов. Об этом можно говорить бесконечно. Я бы хотел отметить несколько моментов в деятельности И.Э. Грабаря в первое десятилетие Советской власти. Как известно, на основе Всероссийской комиссии по сохранению и реставрации памятников живописи, организованной 26 мая 1918 года при Государственной коллегии по делам музеев, охраны памятников искусства и старины, в 1924 году были созданы Центральные государственные реставрационные мастерские (ЦГРМ), директором которых стал И.Э. Грабарь. На работу в мастерские были приглашены ведущие отечественные профессиональные реставраторы - А.И. Брягин, Е.И. Брягин, П.И. Юкин, Г.О. Чириков, В.О. Кириков, А.И. Тюлин и другие мастера, ученые - Ю.А. Олсуфьев, Д.П. Сухов, В.Т. Георгиевский, Н.Д. Лихачев, П.И. Нерадовский, А.И. Анисимов, Н.Д. Протасов и др. Деятельность мастерской, героически и успешно проработавшей до 1934 года, была уникальной и колоссальной по результатам. Сотни тысяч памятников изобразительного искусства прошлого были выявлены и спасены от уничтожения, отреставрированы и поступили в существующие и вновь созданные музеи. Были открыты ранее неизвестные шедевры византийских мастеров, Феофана Грека, Андрея Рублева, Дионисия, Симона Ушакова и других древнерусских живописцев, произведения русских и западноевропейских мастеров прошлого. Рассказывать подробно о деятельности ЦГРМ в нашем кратком сообщении не имеет смысла. Я уверен, что многим присутствующим этот вопрос известен. В то же время мне хотелось бы напомнить, что успешной деятельности этой организации содействовали не только колоссальный труд его сотрудников, но уникальные стратегические способности И.Э. Грабаря, сумевшего найти покровителей и защитников в лице наркома А.В. Луначарского, а главное - Наталии Ивановны Троцкой (Седовой). Она была женой Льва Давидовича Троцкого - второго после В.И. Ленина и реального руководителя советского государства до 1927 года. В то время она по рекомендации И.Э. Грабаря возглавляла систему музейного дела и охрану памятников в Наркомпросе. Как свидетельствовали очевидцы, именно ей, пользуясь диктаторской властью мужа, удавалось защитить от тюрем и расстрелов многих сотрудников ЦГРМ и других подчиненных ей организаций. Это наиболее стало понятно после утраты Л.Д. Троцким своего руководящего положения в государстве и высылки Н.И. Троцкой следом за супругом из страны (со своего поста она была вынуждена уйти в 1927-м году). Вскоре начались массовые аресты сотрудников ЦГРМ и других подчиненных Н.И. Троцкой организаций, отправка их в тюрьмы («Дело Грабаря»), концлагеря, в ссылку, нередко заканчивавшаяся расстрелом. В 1930-м году И.Э. Грабарь был вынужден оставить руководство ЦГРМ, а в 1934-м году организацию ликвидировали. Я остановился на деятельности ЦГРМ только потому, что для И.Э. Грабаря, его сотрудников и единомышленников эта деятельность сыграла огромную практическую роль в решении задач в будущем. Судя по воспоминаниям Н.Н. Померанцева и других сотрудников ЦГРМ, там существовала иная структура организации работы, в основе которой лежал принцип демократического научного руководства. Это же подчеркивает И.Э. Грабарь в предисловии к каталогу Ш выставки ЦГРМ, прошедшей в апреле-мае 1927 года: «Реставрационные мастерские, будучи производственным органом Главнауки, направляются в своей деятельности Ученым Советом, являющимся Научным Институтом Реставрационных дисциплин. Все работы осуществляются по директивам Ученых Советов соответствующих Секций или постановлением Объединенного Совета Секций» (подчеркнуто мною. - О.Я.) [1, 8]. Такая демократическая форма научного руководства самими специалистами, хотя не соответствовала и противоречила системе государственного диктаторского управления того времени, оказалась наиболее успешной в решении стоявших многочисленных проблем. Ценность такой организации работ И.Э. Грабарь объяснил в предисловии ко второму сборнику «Вопросы реставрации». Он писал: «10 лет непрерывной дружной коллективной работы (подчеркнуто мною. - О.Я.) привели к созданию совершенно особого типа научного учреждения, наделенного производственными функциями. Ставя себе целью научное исследование, Реставрационные Мастерские в то же время преследуют задачу охраны памятников искусства, их ремонта и раскрытия, или - что тоже - реставрации. Научная и производственная стороны теснейшим образом между собой связаны, ибо, если с одной стороны реставрация не может иметь места без предварительного научного исследования памятника, то с другой стороны - самое исследование последнего приобретает особенную убедительность и исключительную ценность, когда оно подкреплено данными, добытыми в процессе реставрации» [2, 3]. В 1930-е годы, заполненные массовыми репрессиями, как бы лишили перспективы решение вопросов охраны памятников истории и культуры. Но уже в конце этого десятилетия И.Э. Грабарь, обладая стратегическим даром, уловил изменение государственных ориентиров правительства: переход в политике от вопроса интернационализма и победы мирового пролетариата (утверждаемых В.И. Лениным и его соратниками в 1917-1920-х гг.) на решение проблемы патриотизма и защиты собственной страны в предстоящей войне. В государственной политике проблемы патриотизма естественно были связаны с вопросами сохранения и восстановления национальных памятников прошлого, приобретая важное пропагандистское значение. И.Э. Грабарь и его коллеги, понимая актуальность данной проблемы, ставят перед правительством вопрос о воссоздании Реставрационной мастерской. В 1941 году они добиваются положительного решения на июль этого года. Нагрянувшая война передвинула сроки до 1944 года. Массовая гибель национальных памятников во время Великой Отечественной войны вынудило создать 7 июня 1942 года Государственную Комиссию по учету и охране памятников искусства и музейных собраний на освобожденных от оккупантов территории (членом которой был назначен И.Э. Грабарь). Для созданной Государственной центральной художественной реставрационной мастерской (ГЦХРМ), научным руководителем которой стал И.Э. Грабарь, в период войны были поставлены достаточно злободневные задачи. Помимо констатации и учета огромного числа памятников архитектуры и музеев, разоренных и разрушенных немецкими оккупантами в европейской части страны, необходимо было проведение значительного количества реставрационных и ремонтных работ, выявление и сбор на освобожденной земле расхищенных произведений искусства, организация и воссоздание утраченных музеев и т.д. Сразу же стало понятным, что силами небольшого коллектива мастерской невозможно было решать вопросы реставрации большого числа архитектурных памятников, пострадавших в период войны. В связи с этим уже с 1944 года в центре и в областных городах стали создаваться архитектурно-реставрационные организации (в Ленинграде, в Новгороде, в Пскове, во Владимире, Калуге и т.д.). Для подготовки необходимых кадров: лепщиков, форматоров, штукатуров, столяров, плотников, позолотчиков и других специалистов были открыты специальные училища и техникумы. В Ленинграде стало работать Высшее художественно-промышленное училище, готовившее также и реставраторов. В эти годы массовым тиражом издаются новые и переиздаются ранее вышедшие учебные пособия и книги по технике и технологии различных ремесел: лепке, формовке, отливке из гипса, бронзы и других материалов, столярному, слесарному делу, золочению и другим видам ремесла. Подготовке таких кадров способствовали также запросы формирующейся архитектуры, так называемого «сталинского неоклассицизма». Именно во второй половине 1940-х годов И.Э. Грабарь, А.В. Щусев и их единомышленники стали понимать необходимость создания новой структуры по охране и реставрации памятников прошлого. Они предполагали создание системы из трех направлений: 1. История искусства, охраны и реставрации памятников, 2. Теории и методологии этой деятельности, 3. Практики этих работ. Первое направление решалось созданием в 1944 году Института истории искусства и охраны памятников Академии наук СССР, директором которого был назначен И.Э. Грабарь. Ныне это Институт искусствознания в Москве. Второе направление было оформлено в 1948 году приказом за подписью И.В. Сталина по созданию Научно-методического совета по охране памятников культуры при Президиуме Академии наук СССР, председателем которого был опять же И.Э. Грабарь. Одновременно принимается решение о создании в ГЦХРМ и в музейных реставрационных отделах Реставрационных советов, решающих вопросы руководства, контроля и качества проводимых реставрационных работ. Третье направление, как уже говорилось, было решено созданием ГЦХРМ для реставрации движимых памятников (картин, икон, скульптур, произведений прикладного искусства), а также реставрационных отделов в ведущих музеях СССР - в Эрмитаже, в Русском музее, в Третьяковской галерее, в Историческом музее, в ГМИИ им. А.С. Пушкина. В 1957 году - Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации произведений изобразительного искусства при Министерстве культуры СССР (ныне - Государственный научно-исследовательский институт реставрации). Так как для этих учреждений вопрос кадров имел определенную остроту, в ГЦХРМ в 1955 году были организованы двухгодичные курсы подготовки реставраторов. А также с этого времени осуществляется систематическое повышение квалификации на базе ведущих реставрационных организаций. Со временем их выпускники стали ведущими специалистами страны. Для решения проблем реставрации архитектурных памятников, как уже говорилось, были созданы центральные и областные архитектурно-реставрационные организации. В 1954 году была сформирована Комиссия по аттестации реставраторов из ведущих и опытных реставраторов и музейных работников с целью контроля качества реставрационных работ, определения задач и прав реставраторов музеев и реставрационных учреждений. Все эти созданные структуры, как единая система и каждая в отдельности функционировали на демократической основе научного руководства специалистами через Ученые и Реставрационные советы. Таким образом к середине 1950-х годов И.Э. Грабарю и его единомышленникам удалось сформировать успешно действующую во второй половине ХХ века государственную структуру по охране и реставрации памятников истории, искусства и культуры. Ее не удалось разрушить даже в «хрущевский» период борьбы «с украшательством» и «церковным мракобесием» (по выражению Н.С. Хрущева). Наибольший успех эта система принесла в 1970-1980-е годы, когда было осуществлено колоссальное число уникальных и сложных консервационно-реставрационных исследований и работ. Ряд из них были высоко отмечены как за рубежом, так и в нашей стране, в том числе государственными наградами. К сожалению, во второй половине 1990-х - 2000-х гг. на государственном уровне произошло намеренное разрушение этой структуры. В 2004 г. была ликвидирована Аттестационная комиссия. Научно-методический совет в настоящее время функционирует достаточно вяло, если вообще не работает. Реставрационные советы во многих учреждениях или отсутствуют или превратились в формальный административный придаток. Недавно восстановленная Аттестационная комиссия стала странным учреждением, где решающее последнее слово остается за министерскими чиновниками, а не специалистами. Введенная система тендера для распределения исполнителей реставрационных работ противоречит сути научной реставрации. Эта закрытая форма выбора исполнителей реставрационных работ, практически зависящая от «неведомых» чиновников, привела многочисленным негативным результатам: выдавливанию из реставрационной отрасли высокопрофессиональных специалистов и массовым порчам уникальных памятников прошлого и искусства неподготовленными людьми. Таким образом, произошла утрата важнейшей составляющей структуры в научно-реставрационной деятельности: возможность открытого демократического обсуждения и принятия решений профессиональными специалистами - учеными и реставраторами. Был уничтожен тот самый, по словам И. Э. Грабаря, «Объединенный Совет - Научный Институт Реставрационных дисциплин» по всем вопросам в области охраны и реставрации памятников искусства, истории и культуры. В этой ситуации нашей задачей является воссоздание той успешной государственной структуры научной охраны и реставрации памятников, которая была создана И.Э. Грабарем и его единомышленниками и прошла проверку в течение пятидесяти лет практической деятельности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.