ИСТОРИЯ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ НА ТЕРРИТОРИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАЗАХСТАНА В 1930-1950-е ГОДЫ Абдрахманова К.К.,Сакабай Т.К.

Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова


Номер: 12-1
Год: 2016
Страницы: 163-165
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

депортация, спецпереселенцы, советская власть, Центральный Казахстан, deportation, special immigrants, the Soviet powerCentral Kazakhstan

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена изучению истории депортации народов в Центральный Казахстан в 1930-1940-е гг., а также исследованию условий жизни и труда спецпереселенцев. Автор приходит к выводу, что многие этносы, оказавшись на «чужой земле» были брошены на произвол судьбы и выживание.

Текст научной статьи

Одним из наиболее ярких проявлений курса национальной политики советской власти являлась депортация народов во внутренние районы Советского Союза, в том числе и в Казахстан. С начала 1930-х годов переселение носило социальный характер - раскулачивания, затем политика приняла принудительный характер и получила новый этнический аспект. Применение депортации как метода национальной политики было обусловлено общим курсом власти, и в частности Сталина, на формирование основ тоталитарного политического режима в стране. Уже с начала 1930-х гг. Карагандинская область стала местом ссылки для многих депортированных народов - русских, украинцев, немцев, поляков, чеченцев, ингушей и т д. Для организации перевозки столь значительной массы людей применялась «Инструкция начальникам эшелонов по сопровождению переселенцев», руководствуясь которой начальник эшелона был обязан обеспечить переселенцев питанием, медицинской помощью и сохранить контингент в полном составе [1, 18]. Однако эта инструкция практически не исполнялась. На территории республики для депортированных были созданы спецпоселения. Одним из постоянных центров приема спецпереселенцев в 1930-1940-е гг. стал Осакаровский район [2, 58]. Учет спецпереселенцев был возложен на новый орган при ОГПУ - комендатуры [3, 11]. Согласно протоколу закрытого заседания Бюро Карагандинского Горкома ВКП (б) от 25 января 1933 г. прибывшие спецпереселенцы в количестве 1846 человек были распределены по шахтам трест «Каруголь», обеспечены углем, нарами и кипятком [4, 22 ]. Всего в Осакаровский район было расселено 15140 человек, из них: 6480 немцев, 7460 чеченцев. Больше всего были заселены с. Осакаровка, с. Батпак и с. Крестовка. [5, 89-90]. В 1947 г. в Карагандинскую область численность спецпереселенцев из Северного Кавказа (чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы, калмыки и т.д.) достигла 7676 семей или 30744 человек, в 1948 г. - 7569 семей или 31197 человек [6, 48]. Расселение спецконтингента в колхозы, совхозы и промышленные предприятия происходило строго по списку. До приезда спецконтингента на обозначенное место проживание местные органы власти осуществляли подготовительные мероприятия: подготовка жилой площади (т.е это бараки при рудниках, шахтах); дезкамер, бань, вопросы обеспечения питанием, мылом, топливом и т.д. [7, 38]. Многочисленные архивные документы и воспоминания говорят о крайне тяжелых условиях жизни. Нерешенные хозяйственные проблемы вызвали продовольственные проблемы. Депортация была проведена в сжатые сроки, и практически весь урожай остался на полях. Люди приехали на места поселения, не имея ничего, кроме личных вещей. Продукты питания, заготовленные дома и взятые с собой, быстро закончились. Согласно колхозному законодательству того времени активы, после выплаты долгов, должны были распределяться между колхозниками по трудодням, в том числе и оплата за сданную сельскохозяйственную продукцию «с последующей передачей этих фондов колхозу». Неубранный урожай должен был оплачиваться колхозу за вычетом 30% расходов на уборку, хранение и транспортировку. Подобным же образом осуществлялось распоряжение иным колхозным имуществом (скотом, денежными средствами и т.д.), кроме неделимых фондов - все имущество, после удовлетворения требований кредиторов подлежало распределению между колхозниками пропорционально заработанным трудодням. К сожалению, упоминаний о проведении данной процедуры в архивах не обнаружено. Воспоминания спецпереселенцев, также не подтверждают проведение каких либо выплат. Не был проведен и расчет за выработанные в течение года трудодни [8, 23]. Перед переселенцами встала проблема выживания. Из письма Председателя Осакаровского района следует, что практическая часть спецконтингента являлось остронуждающейся - 1173 человек «Помимо того, что среди много семей без достаточного количества трудоспособных, сказывается и то обстоятельство, что большинство из них не имеет собственного скота» [9, 1-2]. Переселенцам не выделялось никаких «специальных фондов» зимней одежды и обуви, что привело к острым затруднениям у значительного количества переселенцев. «Часть семей впала в бедность и влачит полуголодное существование. Многие семьи занимаются нищенством, используют в пищу лебеду, крапиву, щавель и другие суррогаты, на работу ходят полуголые, одеты в «рубище», а спят на соломе, часто подолгу не получают заработной платы» [8, 341]. Подобные факты вынуждали органы, отвечавшие за вверенный им контингент, ходатайствовать перед партийными и советскими структурами об улучшении положения спецпереселенцев. Органы МВД признавали: «Среди спецпереселенцев больше, обнищавших семей, которым не оказывается достаточной помощи» [10, 18-19]. Руководство МВД просило обком дать указания и обязать председателей райисполкомов «добиться создания спецпереселенцам сносных жилищных условий, принять меры к развертыванию индивидуального жилищного строительства» [10, 22]. Воспоминания спецпереселенцев подтверждают отсутствие помощи со стороны властных структур. Переселенные по несколько лет не видели сахара, конфет, чая, отмечается полное отсутствие продажи или выделения материалов для шитья, одежды и обуви, полугодичные и более задержки заработной платы и т.п. Анализируя хозяйственное положение спецпереселенцев, можно утверждать, что постановления правительства и решения местных органов власти об обеспечении жильем, скотом, зерном и т.п. практически не были выполнены. 7 февраля 1944 г. было введено в действие «Положение о районных и поселковых спецкомендатурах НКВД с указанием прав и обязанностей спецпереселенцев», исходя из которого, спецкомендатуры объявлялись аппаратами НКВД по обслуживанию спецпереселенцев. Положение закрепляло, что спецпереселенцы «пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением ограничений», предусмотренных этим Положением и другими актами государственной власти. В первую очередь ограничения налагались на свободу передвижения, для чего в паспортах переселенцев делалась отметка действителен для проживания только в таком-то районе или городе. Впрочем, большинство спецпереселенцев не имело на руках никаких документов. Передвижение переселенных проводилось по маршрутным листам с указанным в них разрешенным маршрутом передвижения. Самовольное оставление мест расселения, в том случае если оно превышало одни сутки, рассматривалось как побег и влекло за собой ответственность в уголовном порядке. Согласно исследуемому Положению переселенцы в обязательном порядке привлекались к общественно-полезному труду, за уклонение от которого также предусматривалась уголовная ответственность [8, 131]. Таким образом, положение спецпереселенцев было крайне тяжелым. Правовое ограничение спецконтингента на местах, насильственная и бесплатная работа в совхозах и на промышленных объектах физически и морально уничтожала людей.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.