ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО М.А. БУЛГАКОВА КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ Шамсутдинов Д.И.

Башкирский государственный университет


Номер: 12-5
Год: 2016
Страницы: 61-63
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

В рамках антропоцентрической парадигмы современного языкознания язык понимается как «дом бытия духа» и «пространство мысли» [8, 30], то есть становится в глазах учёных вместилищем «осмысления, переживания и оценки мира тем или иным этносом» [2, 111]. В этой связи закономерным является возрастание интереса со стороны филологической науки к проблеме языковой личности, представляющей собой «сложное, многогранное явление», требующее «глубокого анализа и всестороннего наблюдения» [6, 173]. Такое исследование возможно в рамках лингвоперсонологии, обратившейся к изучению языковых личностей «выдающихся членов языкового коллектива, деятельность которых признана успешной» [5, 12]. В ряд таких личностей, по нашему глубокому убеждению, можно включить и М.А. Булгакова как общепризнанного мастера художественного слова, языковую личность, обладающую системой уникально подобранных единиц, человека, чья слава сохранила его имя в веках. Михаил Афанасьевич Булгаков (1891 - 1940) - один из самых ярких представителей отечественной литературы и культуры XX века. Творческое наследие М.А. Булгакова вызывает большой интерес с точки зрения различных областей знания - литературоведения, лингвистики, культурологии, философии, стилистики. В современной науке интерес к М.А. Булгакову, обрётшему заслуженную любовь читателей уже после своей смерти, постоянно растёт, учёные активно занимаются изучением его творчества, вошедшего в фонд классической отечественной литературы. Некоторые особенно значимые для культуры России произведения М.А. Булгакова включены в школьную программу по литературе [4], входят в перечень элементов содержания, проверяемых на ЕГЭ по литературе [3], отдельные фрагменты текстов предлагаются в заданиях части «С» ЕГЭ по русскому языку и литературе. Творчество писателя снискало большую популярность в широких читательских кругах, ключевые произведения Михаила Афанасьевича стали частью общемирового культурного фонда. В связи с этим возникает, на наш взгляд, необходимость исследования языковой личности М.А. Булгакова, а также, в последующем, комментирования и выработки методических рекомендаций по изучению его личности и творчества в стенах учебных заведений. В настоящей статье предлагается постановка означенной проблемы, а также описание возможных путей её решения. В филологической науке изучением жизни и творчества М.А. Булгакова в большей степени занимаются учёные-литературоведы. Такая ситуация выглядит естественной, поскольку для исследований особенностей идиостиля писателя, его языковой личности необходимо широкое освещение творчества, биографии этого писателя литературоведческой наукой. В настоящем времени такая исследовательская база существует, и лингвисты начинают интенсивнее не только изучать отдельные явления на материале текстов Михаила Афанасьевича, но и обращаться к его языковой личности. Пока не существует фундаментальных исследований языковой личности М.А. Булгакова, а разработки этого вопроса, являющегося, несомненно, большой лингвокультурологической проблемой, представлены малочисленными и разрозненными трудами. Нами была предпринята попытка исследования языковой личности Михаила Афанасьевича в эпистолярном тексте, в рамках которого мы отметили особенности его языка и соотнесли полученные выводы с идеальной моделью элитарной языковой личности. Результаты наших наблюдений позволяют утверждать, что писатель обладает многими качествами, характерными для элитарной языковой личности, а его тексты представляют культурную ценность [11, 25]. Для элитарной языковой личности, или носителя полнофункционального типа речевой культуры, характерно, в первую очередь, «владение всеми функциональными стилями литературного языка» [9, 344]. Мы обратились к художественному тексту Михаила Афанасьевича, чтобы определить уровень его владения различными функциональными стилями, проанализировав рассказ «Стальное горло», входящий в цикл рассказов «Записки юного врача»; впервые опубликован в 1925 году (журнал «Красная панорама», №33) [1]. 6 апреля 1916 г. М.А. Булгаков закончил обучение на медицинском факультете Императорского университета Св. Владимира. 16 июля того же года он как врач резерва был откомандирован в распоряжение смоленского губернатора. Здесь, в Смоленской губернии, с 27 сентября 1916 г. по 18 сентября 1917 г. М.А. Булгаков работал в Никольской больнице [10, 58], а затем, с 20 сентября 1917 г. по 22 февраля 1918 г., - в больнице города Вязьмы [10, 62]. В «Записках юного врача» уездный период жизни М.А. Булгаков обрисовал в довольно светлых тонах: главный герой несёт крестьянам просвещение, спасает их жизни, служба в земстве для него - благородная миссия. Но, по мнению Б.В. Соколова, Михаил Афанасьевич не собирался идеализировать прошлое, показав в цикле рассказов «темноту, нищету, необразованность смоленских крестьян» [7, 302]. Работа была очень напряжённой: «за период с 29 сентября 1916 года по 18 сентября 1917 года Михаил Афанасьевич принял 15361 амбулаторного больного, а на стационарном лечении пользовал 211 человек» [7, 85]. Свой врачебный опыт М.А. Булгаков перенёс на страницы «Записок юного врача». Так, проведённый им поворот на ножку нашёл отражение в «Крещении поворотом», ампутация бедра - в «Полотенце с петухом», трахеотомия - в «Стальном горле», а удаление осколков раздробленных рёбер после огнестрельного ранения было описано в «Пропавшем глазе». В проанализированном нами рассказе «Стальное горло» продолжается профессиональное становление доктора, герой спасает жизнь девочки, умирающей от дифтерийного крупа. Молодой врач предстаёт перед нами тоскующим по свету электрических лампочек, мечтающим о совете опытных коллег, сомневающимся в своих силах, и, тем не менее, отважно идущим на операцию. Текст выполнен в рамках прозаического жанра рассказа, выделяемого в рамках художественного функционального стиля, характеризуется образностью и эмоциональностью речи, выполняет эстетическую функцию. В рассказе отсутствуют речевые штампы, но имеет место профессиональная лексика: «дифтерийный круп» [1, 302,303], «дифтерит» [1, 304], «камфара» [1, 304,308], «шприц» [1, 304], «трахеотомия» [1, 305,308], «ущемлённая грыжа» [1, 301]. Автор передаёт эмоциональную напряжённость героев синтаксическими конструкциями, свойственными разговорной речи: - инверсия («удавлюсь я, если она помрёт» [1, 303]); - неполные и односоставные предложения («О чём думала?» [1, 303], «Он в городу» [1, 305], «Помрёт» [1, 303], «Соглашаются!» [1, 305]); - восклицательные предложения, передающие ощущение напряжённости ситуации, имитирующие устную речь: «Замолчи!» [1, 303], «Что ты! Не давай резать!» [1, 304], «Уйди, бабка!» [1, 304]. Автор подчёркивает непросвещённость Лидиных бабушки и мамы тем, что они настаивают на лечении «каплями», которые в глухом селе, по-видимому, считаются универсальным лекарством: «Дай ей капель, - сказала она и стукнулась лбом в пол…» [1, 303], «Дай ей, помоги! Капель дай!» [1, 303], «Каплями согласна лечить, а горло резать не дам» [1, 305]. Используются фразеологизмы разговорного характера: «Сердце сжалось» [1, 302], «Что прикажешь делать?» [1, 303], «Выросла из-под земли» [1, 308]. Текст наполнен средствами выразительности, что характерно для художественного стиля: - метафоры («странная муть гнездилась на дне её глаз» [1, 302], «хищно рванулась» [1, 307]); - сравнения («глаза как у дикого зверя» [1, 307], «как бес, летала и шаркала метель» [1, 305], «закутанная, как тумбочка, девчонка» [1, 308]); - эпитеты («молящие глаза» [1, 302], «божественные книги» [1, 302], «насторожившееся молчание» [1, 303], «чёрная ярость» [1, 303]); - метонимии («лежал Додерляйн» [1, 301,308], «Дай ей капель» [1, 303]). М.А. Булгаков соединяет в художественном тексте лексику разных стилей, что подчинено авторскому замыслу и выполняет эстетическую функцию, а также использует сниженную лексику в экспрессивных, художественно-изобразительных целях. В результате лингвистического анализа текстов, позволившего нам выявить некоторые черты художественного языка писателя и уровень его мастерства, было установлено, что Михаил Афанасьевич обладает многими качествами, характерными для элитарной языковой личности. В дальнейшем такая работа может рассматриваться как часть изучения большой лингвокультурологической проблемы «М.А. Булгаков как языковая личность». Таким образом, М.А. Булгаков как объект изучения представляет огромный интерес для филологической науки и смежных ей областей знания, так как является уникальной языковой личностью, играет большую роль в отечественной и зарубежной литературе, а слава писателя, зародившаяся ещё в середине 60-х годов XX века, становится всё громче.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.