К ВОПРОСУ ОБ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ Матасова И.Н.

Карагандинский государственный университет им. академика Е.А. Букетова


Номер: 2-1
Год: 2016
Страницы: 127-130
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

юридический перевод, термин, эквивалент, исходный язык, переводящий язык, legal translation, term, equivalent, source language, target language

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена специфике юридического перевода с точки зрения эквивалентности юридических терминов двух правовых систем. В статье перечисляются основные типы юридического перевода, рассматриваются ключевые характеристики юридических понятий. Эквивалентность, играющая ключевую роль при переводе юридических текстов, рассматривается в рамках функционального подхода. Акцент сделан на употребление терминов в контексте, так как именно в таких условиях могут полностью раскрыться их значение и функция.

Текст научной статьи

Юридический перевод представляет собой перевод текстов в области права. Поэтому переводить подобные тексты обязательно должен кто-то, кто знаком с правовой системой и ее языком. В идеале этим необходимо заниматься профессиональным переводчикам, специализирующимся в юридическом переводе и имеющим соответствующее юридическое образование. Среди основных типов юридического перевода можно назвать перевод законов и нормативно-правовых актов, перевод документов по интеллектуальной собственности, перевод патентов, перевод учредительных документов, перевод договоров и контрактов, перевод свидетельских показаний, перевод апостилей и нотариальных свидетельств, перевод лицензий, перевод регистрационных документов, перевод доверенностей, перевод заключений экспертов и т.д. [1] Для целей юридического перевода, как правило, требуется, чтобы доказательственные документы и другая официальная документация были на официальном языке (-ах) юрисдикции. В некоторых странах обязательным условием работы переводчика является дача клятвы с целью засвидетельствовать, что переведенный документ представляет собой юридический эквивалент исходного текста. Иногда перевод принимается в качестве юридического эквивалента только в сопровождении оригинала документа или его заверенной копии. Порядок перевода юридических документов разнится в зависимости от страны, правовая система которой уникальна и связана с культурой этой страны. Язык права настолько закрепился в национальном правовом мышлении, что позволяет утверждать, что мы переводим не просто слова текста, а стоящую за ними правовую систему [2, 115]. Подобный подход, по мнению большинства исследователей, означает, что в результате перевода возникает новый текст, который заменяет исходный текст в другом языке и другой культуре. При этом актуальным остается вопрос об эквивалентности переведенного текста исходному. По мнению B. C. Виноградова, «эквивалентность предполагает сохранение относительного равенства содержательной, смысловой, стилистической, функционально-коммуникативной информации, содержащейся в оригинале и переводе» [3, 1]. Подобная трактовка понятия «эквивалентность» как раз отражает его полноту и многогранность. Юридические термины могут рассматриваться в качестве точек доступа к понятиям и подсказкам для осуществления концептуальных операций, активирующих соответствующие фоновые знания. Для того чтобы охарактеризовать правовое понятие, необходимо обратиться к другим когнитивным доменам, предполагаемым и включенным в подобное понятие. Например, для того, чтобы понять, что такое «Устав», мы должны обратиться к домену «компания», «корпорация», «члены», пр. Понятия взаимосвязаны и встроены в различные структурированные культурные модели, которые, в определенной степени, разграничиваются в национальном законодательстве и судебной практике. Еще одной характеристикой юридических понятий является их интертекстуальность, т.е. способ формирования и стабилизации смысла при помощи других источников. По этой причине есть все основания утверждать, что совокупность фактов и последствий редко бывает одинаковой в двух правовых системах; следовательно, термины вряд ли когда-нибудь будут обладать одинаковым семантическим потенциалом в исходном (ИЯ) и переводящем (ПЯ) языках. В целом, стратегии перевода варьируются от ИЯ-ориентированных эквивалентов до ПЯ-ориентированных эквивалентов, где первые «стремятся вызвать чувство иностранного» [4, 380], в то время как последние предполагают усвоение ИЯ-культуры и предназначены для обеспечения их немедленного понимания. Тенденция к пониманию и усвоению эквивалентов существует наряду с тем, что Пим описывает как «смена парадигм» и что способствует исследованиям в сфере описательного перевода. Переориентация в сторону переведенного текста наблюдается и в юридическом переводе: как справедливо подчеркнул Дж. Энгберг, юридический перевод воспринимается как независимый текст, который способен «функционировать сам по себе в новой для него ситуации без необходимого обращения к исходному тексту» [4, 382]. Однако поворот в сторону функционирования не всегда распространяется на юридические термины. В то время как М. Уэстон рассматривает ПЯ-ориентированную (функциональную) эквивалентность как «идеальный метод перевода» [5, 23], С. Саркевич обуславливает приемлемость ПЯ-ориентированных эквивалентов по степени их несоответствия между понятиями исходного и переводящего языков [6, 236]. Функциональный подход действительно хорошо работает на уровне текста, однако менее употребим на уровне отдельного термина, поэтому в данной ситуации при определении уровня эквивалентности следует опираться на дополнительные критерии, главным из которых является использование термина в определенном контексте, так как только в этом случае может полностью проявиться его значение, равно как и его функция. Другим препятствием, которое может ограничить применимость функциональных эквивалентов в юридическом переводе, является проблема определения целевой правовой системы и получателей. Особых трудностей не возникает при переводе, скажем, с английского языка на язык одной с ним языковой (речевой) группы, например, польский; юридический же перевод на английский язык вызывает определенные сложности. Предназначен ли текст перевода для аудитории Великобритании, США, Австралии или Канады? Если он применим для аудитории Великобритании, возникает другая проблема - какая правовая система имеется в виду - английская или шотландская? Перевод также может быть предназначен для какой-либо неопределенной европейской аудитории, для которой английский язык не является родным языком, но является лингва-франка, используемым для доступа к текстам, написанным на языках ограниченного распространения. Предпочтет ли эта аудитория юридический английский, базирующийся на общих правилах, или английский, ориентирующийся на какую-то одну правовую систему? Если трудности возникают с определением цели, они также могут возникнуть с нахождением ПЯ-ориентированных эквивалентов. Если придерживаться широкого понимания термина «юридический текст», то вряд ли можно безоговорочно согласиться с такими традиционно выделяемыми характерными особенностями юридического текста, как независимость от контекста, однозначность используемых терминов и терминологических словосочетаний, отсутствие компрессивности [7, 217]. Эквивалент термина должен отражать свойства термина, представляющего собой конкретную ссылку на соответствующую правовую систему/базу знаний, из которой и возникает его значение. Для его надлежащего функционирования в речевом сообществе должны существовать определенные условности относительно того, к чему относится данный термин. Эквиваленты живут своей жизнью: они могут усваиваться речевым сообществом, многократно использоваться и закрепляться в качестве когнитивных процедур. Подобный эквивалент называется устоявшимся эквивалентом и может быть либо ИЯ-ориентированным, либо ПЯ-ориентированным. Когда эквивалент становится устоявшимся, в большинстве случаев долгом - и показателем профессионализма - переводчика является его использование. Каждый раз переводчику необходимо проводить терминологическое исследование, находить эквивалент и проверять, насколько устоявшимся он является. Достижение эквивалентности при переводе юридического текста, понимаемого более широко, чем текст юридического документа, предполагает достаточно высокий уровень не только лингвистической, но и культурологической компетенций переводчика. Как правило, для создания эквивалентного перевода переводчик использует те или иные механизмы внутриязыковой и внеязыковой компенсации, которые позволяют ему с достаточной степенью полноты и точности передавать смысловое содержание текста оригинала.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.