ДОПУСТИМОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ТОЛКОВАНИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ Григорьева Н.В.

ФГБОУ ВПО «ЗабГУ»


Номер: 2-
Год: 2016
Страницы: 103-108
Журнал: Экономика, социология и право

Ключевые слова

Конституция РФ, Конституционный Суд РФ, решения Европейского суда по правам человека, противоречие решений судебных органов, политизация судебных решений, The Constitution of the Russian Federation, Constitutional Court of the Russian Federation, the decisions of the European Court of human rights, contradictions of the decisions of the judicial authorities, the politicization of the judicial decisions

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Изменения, внесенные в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» от 14 декабря 2015 г. вызвали широкий общественный резонанс, связанный с обязательствами РФ соблюдать «Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод». Такой интерес был вызван отказом РФ, исполнить некоторые решения принятые Европейским судом по правам человека. Принятые решения не соответствуют российскому законодательству и не могут быть исполнены. Принятие поправки в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» дает возможность органу конституционного контроля признавать не соответствующими Конституции РФ тех решений, которые противоречат российскому законодательству.

Текст научной статьи

В ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» [1]была внесена поправка в виде главы XIII.1. «Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека». ФКЗ от 14 декабря 2015 г. №7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» [2]внес поправки, которые позволяют рассматривать вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека (допустим это могут быть решения Европейского суда по правам человека), вынесенного по жалобе гражданина РФ. Принятию данного закона предшествовало принятие Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. - № 21-П.[3] Предметом проверки стали нормы, касающиеся признания Россией юрисдикции Европейского Суда по правам человека. Поводом рассмотрения стал вопрос о том, что Европейский Суд по правам человека дает толкование норм Конвенции, приводящее к их расхождению с Конституцией РФ. Поэтому своим решением Конституционный Суд РФ рекомендовал законодательно закрепить право толкования на предмет соответствия Конституции РФ решений Европейского суда по правам человека. Многие специалисты в области конституционного права часто спорили о содержании п.4 ст.15 Конституции РФ, в которой говорится «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы. Если же международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». В качестве такого международного договора выступает Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в 1950 году. На территории России Европейская конвенция и юрисдикция Европейского суда начали действовать с мая 1998 года. Европейский суд действует по принципу прецедентного права и часто ссылается на свои более ранние решения при разрешении новых жалоб, поступающих в суд. Не смотря на такое содержание Конституции РФ - возникает вопрос, что же будет иметь приоритет? Решение Европейского суда по правам человека или нормы национального законодательства? Данный вопрос разъясняется в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. В случае исполнения решения Европейского суда по правам человека, если возникает несоответствие с национальным законодательством, то исполнители нормы должны прибегнуть к процедуре оценки решения органом конституционного контроля.[3] Содержание ст.104.2. определяет допустимость такого запроса. «Запрос федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, допустим, если заявитель считает, что исполнение решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека невозможно, поскольку оно основано на положениях международного договора Российской Федерации в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации.»[1][2] Именно эта процедура была предложена в поправке к ФКЗ «О Конституционном Суде РФ». За принятия данной поправки проголосовали 436 из 450 депутатов Государственной Думы РФ, что говорит о значимости принимаемой нормы. В данном случае законодательный орган РФ наделил Конституционный Суд РФ правом в случае признания не соответствующим Конституции РФ считать не выполнимыми. Закон установил две формы разрешения Конституционным Судом РФ такого рода дел: 1. Федеральный орган исполнительной власти, наделенный компетенцией по защите интересов России, может направить в суд запрос о проверке конституционности законодательных норм, в которых международный суд обнаружил изъяны. При этом Федеральный орган исполнительной власти должен дать заключение о невозможности исполнить решение вследствие его расхождения с Конституцией. Такие дела могут рассматриваться без проведения слушания, если вопрос может быть разрешен на основании ранее принятых Конституционным Судом РФ постановлений.[2] 2. Президент России или Правительство РФ вправе обратиться с запросом о рассмотрении выявившегося противоречия между положениями международного договора в истолковании, данном межгосударственным органом, и положениями Конституции применительно к возможности исполнения решения соответствующего межгосударственного органа.Если суд примет постановление о невозможности исполнения решения межгосударственного органа, какие-либо действия (акты), направленные на исполнение этого решения, не могут осуществляться (приниматься).[18][2] Одной из причин принятия подобных поправок является политическая ситуация, вызванная европейскими санкциями, по мнению многих специалистов в области европейского права значительное влияние данных санкции на принимаемые решения. В данном случае просматривается влияние политических тенденции на принятие судебных решений. Так же в качестве аргумента в пользу национального права приводятся многочисленные примеры не исполнения решений Европейского суда по правам человека многими европейскими государствами. Отказ от обязательного исполнения решений Европейского Суда по правам человека закреплен в правовых позициях Конституционных Судов некоторых европейских стран: Германии, Италии, Австрии, Англии. Основным условием применения решения Европейского Суда по правам человека является соответствие последнего Конституции государства, а в случае Англии - также основополагающим материальным и процессуальным нормам национального права. [4] Например, дело Абу Катады в Великобритании. А так же ряд решений, по законодательству о защите прав человека. Например, Великобритания не позволяет осужденным голосовать во время отбывания приговора. В 2004 году в своем решении по делу «Херст против Великобритании» суд признал, что заключенные имеют право голосовать. Великобритания отказалась исполнять этот вердикт. В РФ заключенные, так же лишены избирательного права - постановления суда по делу «Анчугов и Гладков против России» от 4 июля 2013 года. По данному решению специалисты Конституционного Суда РФ заявляли, что оно противоречит Конституции РФ, согласно которой граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права избирать и быть избранными. Так же Европейский суд по правам человека постановил, что Великобритания нарушила права нескольких массовых убийц, которых приговорили к пожизненному заключению из-за масштаба и жестокости совершенных ими преступлений.[5] Одним из самых громких дел с участием России, которое рассматривал Европейский суд по правам человека, стал иск экс-акционеров ЮКОСа. В июле 2014 года суд обязал Россию выплатить им €1,86 млрд.[6] Россия не согласилась с этим решением, в итоге некоторые российские активы в Европе были арестованы. Однако после разъяснения Конституционного Суда РФ о том, что Россия может не выполнять некоторые вердикты Европейского суда по правам человека, в Минюсте заявили, что будут руководствоваться этим решением при рассмотрении вопроса о выплате компенсации по делу ЮКОСа.[7] Европейский суд по правам человека ежегодно принимает огромное количество решений. В своей работе он использует систему «изменяемого прецедента», то есть пытается решать дела на основе своих предыдущих решений, применяя их каждый раз, когда возникают аналогичные ситуации, но время от времени может признать нужным отойти от предустановленного подхода. Важным является то, что практика Европейского Суда по правам человека предоставляет конкретную форму принципам и гарантиям Европейской конвенции по правам человека. Нельзя должным образом понять Конвенцию, если не обращаться к практике Страсбургского суда, но эта практика подлежит «эволюционному» толкованию со стороны Суда.[8] На современном этапе появилась тенденция снижения качества юридического обоснования, лежащего в основе решений суда, а выводы судей политизировались. Судьи во многом косвенно владеют нормами национального законодательства, по которому выносятся решения. Поэтому назвать справедливыми принимаемые решения сложно.[9] Следовательно, тенденция осуществления дополнительного контроля государствами, то есть Конституционными судами государств является необходимой. В данном случае будет рассматриваться соответствие принятого решения национальному законодательству.[17] В решениях Европейского суда по правам человека, безусловно, лежит опыт, анализ сложившейся ситуации, но часто решения приобретают политический и эмоциональный характер. Чаще всего это ситуации массового нарушения прав человека, ситуация в Югославии и многие другие. Важно, что одним решением суда такая политическая ситуация не может быть разрешена, поэтому вполне уместно использовать национальное законодательство. На сегодняшний период (февраль 2016) поступил Запрос Минюста в Конституционный Суд РФ, представителем которого по этому делу назначен замминистра юстиции и уполномоченный РФ при Европейском Суде по правам человека Георгий Матюшкин, зарегистрирован под № 928/15-01/2016 и находится на предварительном изучении в секретариате суда, сообщается в электронной базе поступивших обращений Конституционного Суда РФ.[10] В качестве предмета рассмотрения выступает решения Европейского Суда по правам человека по делу «Анчугов и Гладков против России». (Европейский суд по правам человека установил, что запрет лишенным свободы участвовать в выборах не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод). В данном деле снова поднимается вопрос о возможности голосования заключенных, но законодательство РФ ограничивает заключенных в голосовании. Соответственно, исполнение данного решения не возможно из-за особенностей нашего законодательства. Поэтому запрос Минюста по данному вопросу в Конституционный Суд РФ внесет ясность в данную проблему. Конституционный Суд РФ в РФ выступает в качестве органа конституционного контроля, главная задача которого, заключается в обеспечении верховенства и стабильности Конституции, сохранении конституционного разделения властей и гарантировании защиты основных прав и свобод граждан. Проблема конституционного контроля была теоретически обоснована как гарантия действенности Конституции, что дает возможность беспрепятственного аннулирования противоречащих ей актов.[11] В основе такого толкования лежат уже ставшие классикой идеи Г. Кельзина который, считал государственную систему права системой единства всех норм права, определенную иерархию и верховенство Конституции. Государство, в котором есть Конституция, стремиться к тому, что она выступает правообразующим ядром, центром правовой системы. Поэтому, существующие нормативно-правовые акты должны будут соответствовать содержанию самой Конституции. Принятие конституционных законов является своеобразным механизмом, который позволяет учесть процесс политических и социально-экономических изменений в обществе, но при этом не изменять самой сути содержания Конституции. Учение Г.Кельзена оказало глубокое воздействие на теоретические представления и юридическую практику в странах Запада. Под влиянием нормативизма правоведы стали больше уделять внимания противоречиям в праве, формированию стройной системы законодательства. С концепциями нормативизма связано также широкое распространение в современном мире идей верховенства международного права над законодательством государств, учреждение институтов конституционного контроля.[12] Г.Кельзен выступал против вмешательства специальных судов конституционной юрисдикции в решение политических вопросов, это доказывает правильность поправок внесенных в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ». Поскольку РФ не отказывается от исполнения международных обязательств, но при этом сохраняет за собой право на проверку решений международных судов на соответствие Конституции РФ.[15] В российском праве не утихают споры взаимозависимости и взаимодействие права и политики, политического и юридического. То есть можно утверждать, что политические вопросы, имеющие конституционное значение, могут быть решены юридическими средствами, и, следовательно, между судебным постановлением и политическим решением нет противоположности, которую было бы невозможно преодолеть. При этом, однако, предметом разрешения в конституционном судопроизводстве является юридическая форма, в которой выражается тот или иной акт политического волеизъявления, и именно в этом смысле Конституционный Суд «не рассматривает политические вопросы».[14] Доктрина «политического вопроса» активно развивается во всех странах независимо от того, какой модели конституционного правосудия они придерживаются - американской, в которой конституционное правосудие не выделяется из общего правосудия; смешанной, или модифицированной американской, модели, для которой характерно конституционное (законодательное) закрепление полномочий верховных судов по разрешению конституционных споров (Швеция, Япония и другие страны); европейской (австрийской) модели с характерной для нее организационной и юрисдикционной самостоятельностью конституционной юстиции. При этом, однако, параметры этой доктрины, содержание и практические выводы из нее существенно различаются в разных государствах. Иначе говоря, все суды, осуществляющие конституционный контроль, едины в том, что они не рассматривают «политические вопросы», но само понятие «политического вопроса» интерпретируется неоднозначно и может меняться, в том числе в течение довольно краткого периода. Так, Верховный Суд США к числу политических относит все вопросы, затрагивающие внешнюю политику, вопросы войны, вопросы формальной действительности законодательных актов и конституционных поправок, определения статуса индейских племен. Конституционный Суд РФ выступает в качестве важного элемента политической системы, является частью механизма, ее саморегуляций и саморазвития, служит обеспечению политической стабильности, развитию политических процессов в рамках Конституции. Роль Конституционного Суда в преодолении политических конфликтов в России, несмотря на не всегда удачный опыт на первом этапе его деятельности, потенциально чрезвычайно велика, особенно в связи с федеративным устройством России и заложенной в самом устройстве государства возможности конфликта властей, являющегося отражением конфликта экономических, политических и других интересов в условиях конституированной в России плюралистической демократии.[13] Таким образом, Конституционный Суд не оценивает целесообразность принятия того или иного акта, а решает лишь один главный вопрос - о законности такого акта по отношению к нормам Конституции. Такое содержание закона во многом исключает толкования Конституционного Суда РФ как политическое решение, поскольку в толковании затрагиваются только вопросы права, соответствия решений международных органов Конституции РФ.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.