СЛЕДСТВЕННЫЙ СУДЬЯ КАК ВОЗМОЖНЫЙ УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Комов А.В.

Белгородский юридический институт МВД России имени И.Д. Путилина


Номер: 2-3
Год: 2016
Страницы: 187-189
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

следственный судья, судебный следователь, уголовный процесс, участник уголовного судопроизводства, investigating magistrate, a forensic investigator, criminal proceeding, member of the criminal justice

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье указывается на различие сути и содержания понятий «судебный следователь» и «следственный судья». Появление на существующем этапе именно следственного судьи как участника уголовного судопроизводства выглядит наиболее перспективным.

Текст научной статьи

В настоящее время остро ведутся дискуссии по поводу появления института «судебных следователей» в российском уголовном процессе. По сообщениям, возникающим в СМИ, создается мнение о том, что введение данного института позволит создать в постсоветской России суд «скорый и правый». В тоже время происходит оперирование терминами «судебный следователь» и «следственный судья» как синонимичными, что не является таковым. Так, по мнению А.В. Пиюк, следственным судьей следует считать судью, который осуществляет функцию судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства [8]. Если обратиться к действующему уголовно-процессуальному законодательству, то органу предварительного расследования для проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан (обыски, прослушивание телефонных переговоров и т. д.), необходимо соответствующее разрешение суда (судьи). Суд (судья) также рассматривает ходатайства органов предварительного расследования о применении ареста как меры пресечения, а также разрешает жалобы в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ [1]. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается только на основании судебного решения [2]. Исходя из вышеизложенного, представляется возможным сделать вывод о том, что следственный судья в настоящее время в российском уголовно-процессуальном судопроизводстве существует, хотя так и не называется. Все его предполагаемые функции выполняет обычный судья. Может возникнуть предложение о том, чтобы этот самый судья исполнял функции следственного судьи и именовался таковым, но не выполнял бы функции по отправлению правосудия. Этой позиции также придерживается А.В. Пиюк, но согласиться с этим достаточно сложно. Судья, давая свое разрешение на проведение того или иного следственного действия, уже на досудебных стадиях знакомится с материалами уголовного дела, что дает ему возможность более полно изучить сам ход расследования. Затем, в судебном заседании, судья уже более детально изучает материалы уголовного дела и может заняться объективной оценкой доказательственной базы. Для более полного понимания статуса судебного следователя как участника уголовного судопроизводства необходимо совершить исторический экскурс. О судебных следователях в России заговорили с момента издания Александром II именного указа Правительствующему Сенату об Учреждении судебных следователей от 8 июня 1860 г. [3]. Б.Л. Бразоль связывал данный указ с крестьянской реформой, которой должны были предшествовать преобразования в полиции. Это подтверждает и преамбула именного указа: «Желая дать полиции более средств к успешнейшему исполнению её обязанностей, столь важных для порядка и спокойствия жителей всех состояний и определить точнее свойство и круг её действий, Мы признали за благо отделить от полиции вообще производство следствий по преступлениям и проступкам, подлежащим рассмотрению судебных мест» [5]. Появление нового института Б.Л. Бразоль охарактеризовал следующим образом: «Явившись провозвестником начал 20 ноября 1864 г., став первым звеном в длинном ряду правительственных мероприятий, созидавших и укреплявших в России величественное здание обновлённого суда, Учреждение судебных следователей врезывалось клином в отживший, но всё ещё живой строй дореформенной юстиции, вызывая недоумение, а иногда и недоверие у судей, стряпчих и заседателей старого типа. Вместо деятельной и твёрдой поддержки, судебные следователи нередко встречали в дореформенных судебных коллегиях явное противодействие вполне законным и разумным своим действиям; вместо доброго совета и слова ободрения, старые суды рассылали следователям бездушные указы и придирчивые предписания, не всегда согласные с духом и разумом закона. Такое неблагожелательное и, в лучшем случае, безразличное отношение судебных коллегий к судебным следователям не могло, разумеется, содействовать упрочению и правильному устройству на местах следственной части» [6]. Главным образом, правовое положение судебного следователя было закреплено в Уставе уголовного судопроизводства [4], значительная часть которого была позаимствована из наполеоновского Кодекса уголовного следствия. В статье 249 данного Устава указано, что предварительное следствие о преступлениях и проступках, подсудных окружным судам, производится судебными следователями при содействии полиции и при наблюдении прокуроров и их товарищей. Судебный следователь был вправе производить целый ряд процессуальных действий: наложения ареста или запрещения на имущество обвиняемого (ст. 268); осмотр и выемка почтовой или телеграфной корреспонденции (ст. 368); сыск обвиняемого по публикации (ст.386); признание обвиняемого лишённым здравого ума (ст. 354); прекращение предварительного следствия (ст. 277) и др. Судебный следователь в соответствии с нормами Устава уголовного судопроизводства «предпринимает собственной властью все меры, необходимые для производства следствия, за исключением тех, в которых власть его положительно ограничена» (ст. 264), а также «законные требования судебного следователя исполняются как полицией, так и присутственными местами, должностными и частными лицами без замедления» (ст. 270). В тоже время судебные следователи находились как под прокурорским надзором (ст. ст. 278, 280, 281, 283, 286), так и под судебным надзором (ст. 268, 274, 275, 277) . Таким образом, появляется очередное поле для дискуссий по поводу процессуальной самостоятельности судебного следователя, а также сравнения его процессуального статуса со статусом следователя. Подвергая анализу полномочия судебного следователя с полномочиями ныне закрепленного в УПК РФ следователя, напрашивается вывод о их явном совпадении. Следовательно, вводить институт судебных следователь стоит вместо ныне закрепленных в УПК РФ следователей, что связано с дублированием функций. Но по факту ныне существующие проблемы в предварительном расследовании не разрешатся, а лишь наоборот, рискуют усилиться. К тому же возможно повторение уже ранее существовавших противоречий, о которых писал Б.Л. Бразоль. Поэтому появление судебных следователей выглядит бесперспективным и маловероятным. В тоже время, по мнению В.Д. Зорькина [7], введения института следственных судей позволит продвинуться в решении системных проблем (по которым граждане либо суды регулярно направляют обращения в КС), таких как: нарушение разумных сроков судопроизводства в части предварительного расследования; чрезмерная длительность содержания под стражей; неэффективность судебной проверки действий (бездействия) органов предварительного расследования в порядке статьи 125 УПК РФ; нарушение права потерпевшего на доступ к правосудию и защиту его интересов; злоупотребление органами уголовного преследования тайной предварительного расследования; ограничение права обвиняемого на защиту на досудебных стадиях процесса, в т.ч. на своевременный допуск защитника; возвращение дела судом прокурору для исправления недостатков предварительного расследования в порядке статьи 237 УПК РФ; использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве.. Таким образом, удалось установить, что понятие «судебный следователь» и «следственный судья» не тождественны, и именно появление последнего более вероятно на существующем этапе развития уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.