АНАЛИЗ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВЫМ СЕКТОРОМ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН, В КОНТЕКСТЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ УТИЛИЗАЦИИ ПОПУТНОГО НЕФТЯНОГО ГАЗА Нуртаева Г.Л.,Айкумбеков Н.Р.

Каспийский общественный университет


Номер: 2-
Год: 2016
Страницы: 130-135
Журнал: Экономика, социология и право

Ключевые слова

нефтегазовая отрасль, утилизация попутного нефтяного газа, oil and gas industry, utilization of associated petroleum gas

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье детально рассматривается наличие экологических, экономических и правовых проблем, связанных с утилизацией попутного нефтяного газа, выделяемого при разработке месторождений. Проанализирован опыт Республики Казахстан в решении данной проблемы за прошедшее десятилетие, дана оценка текущему состоянию и применяемым законодательным реформам в этом направлении. В резолютивной части статьи представлено ряд предложений способствующих оптимальному и экономически целесообразному решению вопросов утилизации попутного нефтяного газа и повышению эффективности взаимодействия недропользователей, предпринимателей и государственных органов.

Текст научной статьи

Актуальность проблемы: Утилизации попутного газа, выделяемого при разработке месторождений относится к числу одной из серьезных экологических и экономических проблем нефтегазовой отрасли страны. Для Казахстана эта проблема имеет особенно глобальный масштаб в виду высокого газового фактора, содержащегося в казахстанских нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождениях. Эта проблема перекликается с мировой тенденцией по сокращению объемов сжигания попутного газа, что способствовало созданию в 2002 году Глобального Партнерства по сокращению объемов попутного газа (GGFR), участники которого нацелены на совместную работу над устранением барьеров препятствующих сокращению сжигания газа путем применения лучшего международного опыта и реализации специальных программ для каждой страны, в том числе и для Казахстана. В отличие от многих стран СНГ, для Казахстана эта проблема имеет особенно глобальный масштаб в виду высокого газового фактора, содержащегося в казахстанских нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождениях. Анализируя эту проблему, хотелось бы заметить, что если для большинства, вопросы по утилизации попутного нефтяного газа связаны с негативным воздействием на окружающую среду, то, на наш взгляд, не менее важным аспектом этой проблемы является «растрата невозобновляемых энергоресурсов». В недалеком прошлом технологический процесс добычи нефти подразумевал горящие факела, в которых сжигался попутный нефтяной газ, и все входящие в него компоненты углеводородов. Ведь попутный нефтяной газ, представляющий собой смесь газов и парообразных углеводородов, является ценнейшим сырьем для нефтехимии. Более того, 100%-ое решение этой проблемы послужит значительным вкладом в формирование энергетической безопасности страны. Обсуждение и результаты: На вопрос, что же мешает реально решить проблему утилизации ПНГ (попутного нефтяного газа) и начать использовать попутный газ без вреда для экологии, неоднократно пытались ответить эксперты, однако так и не пришли к единому мнению. На наш взгляд, комплексному решению этого вопроса мешает ряд факторов, в частности: 1) Финансовая составляющая вопроса. Организация эффективного процесса утилизации и переработки попутного газа требует больших капитальных вложений, окупаемость которых без детального анализа скважины весьма сомнительное предприятие. Особенно это касается малых, средних удаленных месторождений, скважины которых не привязаны к коммуникационным сетям, магистральным газопроводам Национального оператора, в связи с чем возрастает капиталоемкость проектов, так как это напрямую связано с транспортировкой, которая требует строительства газопроводов, газораспределительных сетей на значительные расстояния. Национальным оператором в области газоснабжения является Национальная компания - АО «КазТрансГаз». Национальная компания согласно Закону РК «О государственном имуществе» представляет собой акционерное общество, учредителем и единственным акционером которого, если иное не установлено законами Республики Казахстан, является Республика Казахстан в лице Правительства Республики Казахстан, созданное для эффективного управления акциями национальных компаний и иных акционерных обществ и долями участия в уставном капитале товариществ с ограниченной ответственностью» [1]. На экономическую целесообразность такого проекта влияет также компонентный состав попутного нефтяного газа. Так в зависимости от содержащихся в попутном газе компонентов, таких как сероводород, пропан, бутан, шфлу (широкая фракция легких углеводородов) - он может быть «богатым» или «бедным», что отражается на его привлекательности для сервисных компаний. К примеру, в качестве альтернативного способа решения вопроса по утилизации всегда рассматривался вопрос о привлечении специализированных сервисных, инжиниринговых компаний полного цикла, так называемые ЕРС-контракторы, которые могут реализовать проект по утилизации без привлечения средств недропользователей. Но в этом случае, окупаемость проекта для тех же сервисных компаний заключается в компонентном составе попутного газа, то есть при наличии соответствующих технологий и финансовых вложениях, если попутный газ с конкретного месторождения «богат на углеводороды», то проект будет рентабельным. Так как, у компании будет возможность довести эти компоненты до готовой товарной продукции и реализовать их. В случаях же когда компонентный состав попутного газа «бедный», не содержащий пользующиеся спросом углеводороды, то экономическая и инвестиционная привлекательность таких проектов является очень низкой, и реализация программы по утилизации ПНГ в таком случае рассматривается недропользователями как тяжкое бремя, с нулевой окупаемостью. ЕРС контракт это способ контрактования в строительной отрасли включающий инжиниринг (изыскательные, проектные работы), снабжение - выбор, закуп материалов и оборудования для проекта, строительство - строительные, сборочные и пусконаладочные работы [2]. 2) Неподготовленность инфраструктуры и проблема с наличием оборудования. Суда также можно отнести отсутствие организованного рынка сбыта/потребления продуктов переработки ПНГ. В самом начале реализации программ по утилизации и переработки ПНГ (это период 2005-2008, 2009 гг.) проблема с оборудованием стояла остро, так как на тот период из необходимого для строительства установок комплексной подготовки газа, газотурбинных установок, компрессорных станций и т.д. практически ничего не производилось в Казахстане. Тогда в связи с появившимся спросом на рынок хлынули различные производители такого оборудования и посреднические компании, роль которых заключалась в том, чтобы поставить (продать) недропользователям оборудование различных производителей, начиная от американского, включая российское и китайское и т.д. Соответственно диапазон цен на рассматриваемое оборудование был значительно выше того уровня который существует в данное время на рынке. Ситуация в этом направлении существенно улучшилась, в ходе реализации Правительственной Программы по развитию отечественного машиностроения на 2010-2014 годы, утвержденной Постановлением Правительства РК от 30.09.2010 г. №1002. Инициатором разработки и принятия этой программы стало Министерство индустрии и новых технологий. В 2009 году был подготовлен анализ машиностроительной индустрии страны, в ходе которой были сделано два неутешительных вывода: 1) существующий в Казахстане спрос на машиностроительную продукцию преимущественно удовлетворяется за счет импорта, который превосходит внутреннее производство и экспорт более чем в 5 раз. Тогда же анализ показал, что в структуре импорта более 40% составляло оборудование для нефтегазового, горно-шахтного, металлургического секторов; 2) значительная зависимость от импорта машиностроительной продукции наглядно указывает на низкое развитие отрасли в целом. Внешнеторговый оборот машиностроительной продукции, как показатель развитости и конкурентоспособности производства, свидетельствовал о слабой экспортоориентированности отрасли [3]. На основании этой Правительственной Программы, компанией Казмунайгаз была разработана собственная Программа содействия развитию нефтегазового машиностроения в РК на 2011-2013гг. В рамках этой программы, утвержденной и согласованной с Министерством нефти и газа, Казмунайгаз совместно с Союзом машиностроителей Казахстана стали размещать свои заказы на отечественных машиностроительных предприятиях. То есть, Казмунайгаз по необходимости ежегодно корректируя и пополняя список заказов нефтегазового оборудования, в котором нуждается группа компаний КМГ - гарантировал закуп у отечественных заводов. Необходимо отметить, что в 1998 году, когда программа КМГ по содействию развитию машиностроения в стране была только введена, отечественными производителями было освоено всего 20 наименований нефтегазового оборудования, в котором нуждалась группа компаний КМГ. По состоянию на 01.12.2012г. отечественными машиностроительными предприятиями республики освоено 370 наименований нефтегазового оборудования, тогда как общее количество размещенных компанией заказов соответствует 420 наименованиям. По оценкам КМГ освоение 420 наименований нефтегазового оборудования планируется к 2015 году [4]. Таким образом, в ходе реализации всех этих мер, ситуация с оборудованием необходимым для утилизации, подготовки и переработки ПНГ значительно улучшилась. На текущую дату зарегистрировано 53 казахстанских предприятия, которые занимаются выпуском широкого спектра нефтегазового оборудования. Все они включены в Реестр потенциальных поставщиков Фонда Самрук-Казына. Соответственно, существенно снизился диапазон цен на необходимое оборудование. Налажены производства компрессоров, газонаполнительного и иного газового оборудования. В рамках прошедшего в сентябре 2012 года в городе Актау Инвестиционного Форума, направленного на создание новых производств для удовлетворения потребностей крупных нефтегазовых проектов, было подписано более 15-ти меморандумов о создании новых производств в Западном Казахстане. В их числе: строительство завода по выпуску нефтегазовых сепараторов, модульных блоков для переработки нефти и газа и т.д. Далее уже 23.01.2013г. в рамках международного Форума EXPO-2017: региональные инициативы, был подписан меморандум, согласно которому к 2015 году на территории Мангистауской области планируется поставить завод по производству газовых турбин с низким коэффициентом выбросов. Меморандум был подписан между компанией General Electric в тесном сотрудничестве с КазАтомПромом и Акиматом Мангистауской области. К подписанию также планировался проект, предусматривающий строительство при содействии Акимата Мангистауской области завода по производству Газовых и Газопоршневых двигателей. 3) Отсутствие механизмов поддержки предпринимательских инициатив, направленных на реализацию программ по утилизации ПНГ на месторождениях. Подлежащие сжиганию огромные объемы ПНГ можно было эффективно использовать и обернуть это в предпринимательскую деятельность по переработке и реализации ПНГ. Такой подход позволит рассматривать реализацию программ по утилизации ПНГ не как проблему, а как перспективную деловую возможность для отдельных категорий предпринимателей либо как сопутствующую предпринимательскую деятельность для самих недропользователей. К примеру, проанализировав все государственные Программы по содействию и поддержке бизнеса[5] - мы нигде не нашли упоминания о том, что проекты по утилизации ПНГ могут льготно кредитоваться, либо рассчитывать на налоговые преференции и т.д. Анализируя недавнее прошлое, следует констатировать, что все мы стали очевидцами бессистемности принимаемых государством мер, направленных на сокращение объемов сжигания ПНГ. Резкое введение запрета на сжигание газа в факелах при наличии неподготовленной инфраструктуры, отсутствия производимого оборудования в РК, внедренной практики добычи при которой факельное сжигание являлось составляющим элементом технологического процесса - было изначально невозможной задачей для недропользователей. Особенно затруднительным это стало для малых, средних недропользователей, так как помимо прочих причин для них еще актуальным являлся вопрос о финансовых вложениях. Ведь организация эффективного процесса утилизации ПНГ, его переработка требовали значительных капиталозатрат - которые повышали стоимость проекта почти вдвое. Вместе с тем, на некоторых месторождениях из-за слабого и неоднородного притока ПНГ невозможно было реализовать стандартные подходы в решении проблем утилизации, в таких случаях требовалось дополнительное детальное исследование скважины, и внедрение иной схемы утилизационного проекта, специально разработанного с учетом отдельных особенностей месторождения - а это плюс ко всему требовало еще и времени - которого у них не было. Впервые «запрет на сжигание попутного газа» был обозначен 1 декабря 2004 года путем внесения поправок в Законы «О недрах» и «О нефти», тогда запрет вводился в действие с 1 января 2005 года. То есть, государство без учета специфики решения вопроса утилизации ПНГ и необходимости более продолжительного периода для внедрения проектов по утилизации, нежели 1 месяц, практически запретило промышленную разработку скважин без утилизации ПНГ, исключениями являлись только аварийные ситуаций и угрозы жизни персоналу компаний. В дальнейшем вникнув в сложность процесса, и приняв во внимание критику и обращения недропользователей в уполномоченные органы, вплоть до президента страны, сроки стали откладываться и растянулись почти на 10 лет. Первоначально срок перенесли на 1 июля 2006 года, затем 2008-го, 2010-2011 г. и наконец, срок, утвержденный как окончательный для тушения всех факелов и введение в действие запрета на сжигание попутного газа - это 2015 год. Этот срок обозначен в рамках внесенных изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам энергосбережения и повышения энергоэффективности. Фактически последние 7 лет ситуация с утилизацией ПНГ складывалась следующим образом: недропользователи разделились на две группы, те у кого на момент введения запрета вообще отсутствовали технологий по утилизации и те у которых они были, но у них объемы добычи газа на месторождениях превышали текущие возможности его утилизации. Ускоренно решая проблему, в основном с целью уменьшения штрафных санкций, часть компаний пытались уменьшить объем сжигания путем увеличения объемов ПНГ закачиваемых в пласты для поддержания давления, то есть ушли в сторону «консервации газа», часть пыталась увеличить мощность существующих установок по утилизации. Ну и отдельно следует отметить, ряд крупных компаний, которые капитально начали вкладывать и решать эту проблему полностью, в числе которых следует отметить компанию «Тенгизшевройл». На наш взгляд, при введении реформы нацеленной на запрет сжигания ПНГ, государством были допущены две стратегические ошибки: Первая - это отсутствие (не предоставление) официально утвержденного первоначального переходного периода, то есть, введя законодательный запрет на сжигание, необходимо было отложить вступление его в действие и определить переходной период сроком на те же 5-7 лет, которые итак впоследствии были предоставлены путем периодического оттягивания сроков. Вторая - это запрет на сжигание ПНГ необходимо было вводить в привязке к этапам реализации программы развития отечественного нефтегазового машиностроения, тогда большая часть средств недропользователей была бы вложена в казахстанскую экономику, в укрепление позиций отечественных заводов-производителей оборудования. А так как, эти вещи развивались разнопланово, то на первом этапе выполнения программ утилизации ПНГ - недропользователями было закуплено иностранного оборудования на миллиарды долларов. Таким образом, в ходе необдуманного и бессистемного подхода к решению проблем утилизации ПНГ и развития отечественного машиностроения - мы практически выкинули из экономики страны миллиарды долларов и вложили их в экономику других стран. Основными импортерами нефтегазового оборудования в рассматриваемый период стали Россия, Китай, США и пр. Не предоставив недропользоватеям законодательно гарантированный период для постепенного внедрения проектов по утилизации ПНГ, мы практически заставили их в спешке скупать иностранное оборудование, обогащая при этом иностранных производителей и посреднические компании, заполнившие на наш рынок. Общий объем финансов потраченных недропользователями на импортную продукцию, на мой взгляд, просчитать практически невозможно. Только в 2007 году объем рынка нефтегазового оборудования по экспертным оценкам составил 4-5 млрд. долларов США, при этом отечественными производителями спрос на эту продукцию был удовлетворен на 3,1%, или на 65 млн. долларов США[6]. Последующие годы потребность снижается и, тем не менее, на 2012 год она все еще составляла 1,4 млрд. долларов. Но ведь в 2012 году ситуация с производством нефтегазового оборудования значительно лучше, более 53 казахстанских заводов производят большую часть необходимого недропользователям оборудования и являются конкурентоспособными. А это цифры из официальной статистики, которые значительно меньше тех, которые подсчитаны независимыми экспертными организациями, но и здесь проглядывается низкий уровень восполнения общей потребности отечественной продукцией: «по данным МНиГ РК в 2008 году при общем объеме рынка в 168 млрд. тенге, потребность в нефтегазовом оборудовании на 150 млрд. тенге была удовлетворена за счет импорта, следовательно, продажа отечественной продукции от общего объема составила 12%»[7]. Статистика говорит сама за себя. Выводы: Проанализировав проблемы, стоит перейти к перспективам, предложениям по улучшению ситуации. В этом контексте мы считаем нужно учесть мировой опыт в стимулировании предпринимательских инициатив и развивать рынок ПНГ, предоставив предпринимателям, максимальное количество возможных преференций, мер поддержки. 1) Государственная поддержка могла бы осуществляться за счет Дорожных карт - поддержки бизнеса, Фонда «Даму», Группы компаний Казмунайгаз и т.д. В рамках такого проекта можно было бы сформировать несколько программ, отдельно для малых, удаленных от транспортной инфраструктуры и средних недропользователей, затрудняющихся в финансировании программы по утилизации ПНГ. А также для тех предпринимателей либо компаний, которые согласны и хотят заниматься проектами по переработке ПНГ в готовую товарную продукцию и организации ее реализации либо экспорта. 2) В процессе переработки ПНГ при внедрении соответствующих технологий можно получать несколько видов углеводородов в готовом, подлежащем реализации виде. Это может быть как сухой отбензиненный газ, так и пентан-гексановая фракция, бутан, шфлу (широкая фракция легких углеводородов) и т.д. Все эти составляющие ПНГ в доведенном до товарного состояния виде крайне востребованы как в РК, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья, в особенности для развивающейся у нас нефтехимической отрасли. 3) Государство могло бы в рамках специально созданной компании либо одной из дочерних компаний ФНБ Самрук-Казына содействовать в этому процессу путем решения вопросов транспортной инфраструктуры (подвода газопроводов, сетей к месту выработки), организации надлежащего рынка сбыта полученной в ходе переработки продукции, попытаться предоставить необходимое отечественное оборудование в обмен какого-нибудь % участия в предприятии (доли акций), либо долгосрочными обязательствами закупа сырья и т.д. Вариантов соглашений может быть тысячи, в каждом конкретном случае под каждый проект можно было бы составить приемлемые для обеих сторон условия. Не факт конечно, что большинство недропользователей либо предпринимателей пошло бы на этот шаг, но сам факт наличия такой перспективы уже свидетельствовал бы о внедрении государством не только карательных, но и поощрительных, поддерживающих мер в этом вопросе. 4) Предусмотрев вышеуказанные поощрительные, поддерживающие механизмы в вопросах утилизации ПНГ, государство решило бы сразу три проблемы: уменьшение объемов сжигания ПНГ в факелах, улучшение экологической обстановки и поддержка бизнеса, предпринимательских инициатив. Конечно же, наличие мер стимулирования не означает отмену либо сдерживание карательных мер за несанкционированное сжигание ПНГ либо не соблюдение требований законодательства. Но ведь применение метода «кнута и пряника» не раз подтверждало свою эффективность, тогда как, по настоящее время, основным инструментом, используемым государством в этом направлении является карательный метод, предусматривающий санкции, штрафы и т.д. Все эти вопросы и сегодня нельзя снимать с повестки дня. Ведь в настоящее время у недропользователей осталось еще много проблем, к примеру, установив газотурбинные электростанции, установки по подготовке и осушке газа - большинство не может найти рынок сбыта производимой электроэнергии, либо газа, и это с учетом удовлетворения своих технологических нужд и потребностей. Это результат неразвитой инфраструктуры электро- и газораспределительных сетей, неразвитости рынка сбыта и потребления товарной продукции, полученной в ходе переработки ПНГ и т.д. Учитывая большой количественный показатель сопутствующих утилизации ПНГ проблем, полагаю, что рассмотрению механизмов их решения необходимо посвятить отдельную статью.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.