РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ РОССИИ Султыгова А.А.,Кунцман М.В.,Султыгова Л.А.

Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ)


Номер: 3-2
Год: 2016
Страницы: 91-94
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

государственники, либералы, либертарианские трактовки, неравномерность экономического развития, неоиндустриальные преобразования, statists, liberals, libertarian interpretations, uneven economic development, neo-industrial transformation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются взгляды государственников и либералов по вопросу о том, кто правит нашим государством. Обосновывается мнение, что главным локомотивом планомерного рывка в великое будущее должно стать российское государство.

Текст научной статьи

В условиях существенного падения цен на нефть на мировых рынках и политики санкций многие страны мира, в том числе и Россия, оказались в сложной ситуации как с точки зрения пополнения федерального бюджета и выполнения социальных программ, так и проведения внутри и геополитической жизни, контролирующей основную часть капитала и технологий. Превращение «мировой экономики в глобальную монополию вовсе не означает всеобщего экономического развития» [1, 232]. Прежде всего «...оно ведет к одновременному выделению высокодинамичных экономических систем, и росту числа слабых, находящихся в состоянии стагнации» [1, 232]. Главная проблема такой дифференциации между странами состоит «в неадекватности западной экономической модели капитализма изменившимся за последние полвека условиям функционирования мирового капитала... Речь идет не об очередном кризисе капитализма, а о глобальном комплексном кризисе, охватившем самые разнообразные сферы жизни - от экономики до экологии » [2, 128; 3, 28]. Бесспорно, суть глобализационных процессов состоит в формировании новой «капиталистической экономики» [4, 91] и «соответствующих ей ... производственных отношений» [1, 230]. Поэтому, «говоря о капиталистическом развитии, необходимо... иметь в виду производственные отношения, т.е. отношения, связанные с развитием института частной собственности, рынка рабочей силы и конкуренции... Степень развития капитализма должна определяться, «степенью развития внутреннего рынка»..., которая, добавим от себя, должна зависеть от масштабов производства отечественных товаров на внутренний рынок, а вовсе не от избытка на этом рынке иностранных товаров, как это происходит в России» [5, 24; 6, 109; 7, 60; 8, 176; 9, 222-227]. Сегодня вокруг обсуждения проблем о так называемом «захвате государства номенклатурно-олигархическими кланами» сталкиваются две школы экономистов: одни - либералы, а другие - государственники. Между тем не стоит забывать, что тезис о «захвате государства номенклатурно-олигархическими кланами» был сформулирован государственниками раньше либералов. Нет ничего удивительного в том, что оценка данного тезиса зависит от идеологической позиции тех или иных авторов или групп ученых. В частности Н. Елецкий ровно за два года до Ю. Нисневича написал следующее: «Если Конституцию страны рассматривать как … «форму «социального контракта», то нельзя не признать, что захватившая экономическую, политическую и идеологическую власть криминальная олигархия и выполняющий ее волю государственный аппарат не выполнили условий этого контракта» [10, 63]. Можно утверждать, что, по крайней мере, в вопросе о том кто правит нашим государством, принципиальных разногласий между государственниками и либералами нет. По мнению экономистов, государство в нынешнем его виде не годится ни в качестве субъекта рыночной экономики, ни в качестве организатора и направителя неоиндустриального преобразования страны. С позицией либералов можно соглашаться или нет, но в их подходе к рассматриваемой проблеме есть «железная логика». Критика либералов государственниками, сводящаяся зачастую к констатации того, что нынешний экономический строй России есть результат либерального проекта, опирающаяся на догмы неоклассики, что либералы одни и виноваты во всех наших бедах, что чисто рыночной модели экономики сегодня нигде в мире нет и что, напротив, государственное участие во всех странах, т.н. цивилизованном мире неуклонно возрастает - эта критика бесспорно понятная, но она ничего не меняет в природе нашего сегодняшнего государства. Либералы, «признавая необходимость реформирования нынешней экономической модели, по-прежнему строят свои предложения на базе т.н. мейнстрима - неоклассической модели А. Маршалла, А. Пигу и др. как известно, в центре этой теории находится абстрактный, «экономический человек», который, действуя в условиях неограниченной рыночной конкуренции, озабочен только одним - сокращением затрат и ростом дохода. Присутствие в этой упрощенной конструкции рынка каких-либо иных сил, в том числе государства считается вредным, т.к. они нарушают отечественный процесс выживания сильнейших. Наши либералы объясняют провалы нынешней модели не ее врожденными пороками, а как раз политикой правительства ограничивающую рыночную конкуренцию и усиливающую нерыночные механизмы, что привело к созданию в стране неэффективной экономики спроса» [11, 132]. Вместо нее «... они выдвигают в качестве критерия эффективности их новой модели роста («экономики предложения») более высокие, чем в развитых странах темпы экономического роста, но сам переход к этой модели советуют растянуть бесконечно во времени, пытаясь медленно, мелкими шажками «совершенствовать то, что у нас есть», т.е. «дикость, коррумпированность, слабосильность». И только потом, более или менее цивилизовавшись, нацелиться на такой тип западного общества, который еще не сложился и сам нуждается в идентификации» [12, 134]. «Нельзя, утверждают они, сформировать новую модель роста. Без опоры на частную инициативу, без развития институтов рыночной экономики…» [13, 4]. По мнению либералов у современного российского государства нет шансов стать великим. Дело в том, что «за 10 месяцев этого года российский ВВП сократился на 3,7 процента» [14], а ее доля в мировом ВВП всего 3% - и в силу этого не может оказывать существенное влияние на положение дел в мире. Попытка же увеличить это влияние путем наращивания мышц, т.е. за счет милитаризации экономики приведет, в конечном счете, к печальному итогу, как в случае с СССР. Где же выход, что советуют либералы? Они рекомендуют отказаться от идеи великой России. Выше мы отмечали, что либералы очень своеобразно понимают «постиндустриальное» общество - у них речь идет о так называемой экономике (экономике знаний, услуг, дизайна, развлечений и т.д. и т.п.). С таким экономическим базисом без новейшей индустрии страна естественно не может претендовать на лидерскую роль в мировых делах. Либералы и не видят Россию в такой роли. Им вполне достаточно, если Россия ограничивается ролью региональной державы. Вот как видит ситуацию, например, М. Урнов. Рассмотрев «потенциал жесткой и мягкой силы» России, т.е. весь природно-ресурсный, человеческий и социальный потенциал страны, он приходит к выводу: «… в течение ближайших десятилетий Россия, скорее всего, уступит статус великой державы. Наилучшее из реальных возможностей будущих позиций страны - положение региональной державы, сохраняющейся в нынешних границах и достаточно комфортной для жизни своих граждан» [15, 46]. Признавая Россию пока еще великой державой, т.е. «устойчиво и направлено влияющей на набор», либералы с удовольствием предсказывают России утерю статуса великой державы и откат ее на позиции региональной державы, стоящей в стороне от мировых событий. Но будет ли это уже Россия - вот в чем вопрос? Государственники по сути своей доктрины не могут смириться с такой либертарианской трактовкой исторической перспективы для России. У них в ходу другой лозунг: Россия может быть только великой! И это сложно оспорить! «Решение этой проблемы зависит не от того, где проходят границы между субъектами нашей федерации, а от наличия в них современного кадрового потенциала и эффективных рыночных институтов, от инвестиционного климата и притока капитала, от политики стимулирования производства, от господства закона, а не бюрократии и т.д.» [16, 14]. Так, «начиная с 1999 года, ВВП на душу населения практически удвоился. Расходы федерального и консолидированного бюджетов увеличились не на какие-то проценты, а в 2,6 раза. Государственный долг по отношению к ВВП страны сократился практически в десять раз: с более чем 100 процентов ВВП (по-моему, 120-125 процентов у нас было) до 10 с небольшим процентов, при этом 2,5 процента - только внешний долг. Темпы инфляции снизились в шесть раз. В 1999 году было 36,5 процента, в прошлом году - 6,1 процента, в этом будет чуть побольше, но все равно меньше семи, 6,5 примерно» [17]. История не раз доказывала, что неравномерность развития - «это объективное явление, обусловленное рядом факторов» [18 ,66]. «Ни одна экономика в мире никогда не развивалась равномерно. Даже плановая социалистическая экономика развивалась в разные периоды с разной скоростью. Неравномерность может усиливаться или ослабевать в зависимости от конкретных социально-экономических условий. Что касается капитализма, то неравномерность развития отдельных... регионов, стран усиливается до такой степени, что можно говорить о законе неравномерности развития, в основе которого лежит жестокая конкуренция за рынки сбыта» [5, 18-19]. При капитализме, как писал Ленин, хорошо изучавший эту проблему, «различные отрасли промышленности, служащие рынком» друг для друга, развиваются неравномерно, а обгоняют друг друга...» [7, 56, 60]. И далее: «...капитализм может развиваться лишь скачками...» [7, 592]. Неравномерность развития - имманентная черта капитализма» [19, 106]. Поэтому «неравномерность в экономическом и политическом развитии... - реальность» - это не аномалия вовсе, а естественное явление» [5, 19; 16, 106; 20, 63-65]. Представляется, что применительно к российскому капитализму, базирующемуся «на частной собственности, конкуренции и демократии» [21, 110; 22, 163-168] главным локомотивом планомерного рывка в великое будущее должно стать российское государство. «Государство - далеко не идеальный институт и никто не знает вообще, какое государство является идеальным. Достаточно того, что любое государство управляется и направляется все-таки людьми, а людям свойственно ошибаться и даже грешить. Государство - это институт с определенными целями и задачами. Если оно им соответствует, то общество может его улучшать, совершенствовать и или... построить новое» [23, 167].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.