ОСОБЕННОСТИ СИМВОЛИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ У ЛИЦ С АДДИКЦИЕЙ К SELFIE-ФОТОГРАФИИ Демидов Д.Л.,Цветкова Н.А.,Цветков А.В.

ООО «Единство», г. Москва


Номер: 3-2
Год: 2016
Страницы: 184-187
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

аутокоммуникация, selfie, символическое мышление, auto communication, selfie, symbolic thinking

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Социальный феномен новейшего времени - девушки и юноши, делающие фотографии самих себя, до сих пор изучался с позиций теоретико-аналитических. В данной работе проведено эмпирическое исследование символического, опирающегося на не описываемые набором слов образы, мышления у лиц со склонностью делать и размещать в сети Интернет т.н. selfie. Показано, что хотя количественно и качественно символическое мышление у них развито лучше, чем в группе сравнения, структура представлений о мире (добро, зло, мораль) в обеих группах далека от гармоничной. Так, любители selfie воспринимают добро, зло и мораль как независимые переменные, а группа сравнения выделяет лишь силу и зло.

Текст научной статьи

Среди феноменов Интернет-коммуникации «селфи» занимает особое социально-психологическое место. Оксфордский словарь трактует селфи как «фотографию самого себя, сделанную, как правило, при помощи смартфона или вебкамеры и распространенную при помощи социальных медиа» [8]. Интерес исследователей к селфи обусловлен несколькими причинами. Во-первых, скоростью и масштабами его распространения среди самых разных категорий населения многих стран мира. Так, за 2015 год только в сети Instagram появилось более 34 миллионов фотографий с тегом «selfie». В США даже появилась даже «Национальная галерея Selfie» [7], поскольку практически у каждого пользователя социальной сети есть хотя бы один автопортрет. В России в статистике поисковой системы Яндекс в 2015 году слово «селфи» опередило по частоте запросов слово «любовь». Во-вторых, масштаб распространенности селфи делает эти «автопортреты в цифровых технологиях» своеобразным «термометром» скрытых устремлений, желаний, потребностей больших социальных групп. Следовательно, изучение этого феномена позволяет оценить психологические изменения, порождаемые современной технологической революцией в социуме и конкретном субъекте. Нами селфи рассматривается в качестве средства аутокоммуникации, понимаемой в традиции неклассической гуманистической психологии как взаимодействие элементов личности [3]. По К. Р. Роджерсу [4] этот вид «общения» является способом достижения интегрированной «Я - концепции». С одной стороны, слишком высокая вариабельность «Я-концепции» неблагоприятна для психического здоровья, поскольку свидетельствует о фрагментарности и отсутствии единого «ядра Я». С другой стороны, вариативность самопредставления (а образы себя формируются каждый раз, когда человек обретает новую социальную роль) необходима, поскольку обеспечивает гибкость реакций и приспособления к различным ролевым требованиям. Как известно, еще У. Джемс [1] разделил личность на «Я познающее» и «Я познаваемое», в его теории человек выступает одновременно субъектом и объектом познания, постоянно перераспределяющим активность между частями «Я». Таким образом, селфи - вынесенное вовне орудие аутокоммуникации, имеющее символическую (т.е. не сводимую к набору точных определений) природу, используемое в ходе «общения с собой» для самопознания. Иными словами - орудие мышления. Символическое мышление как один из этапов становления мышления в целом имеет богатую история изучения, восходящую к Л.С. Выготскому, Ж. Пиаже, Л. Леви-Брюллю и К. Леви-Строссу [6], но достаточно однобокую и сосредоточенную на онтогенетическом аспекте, либо на антропологических различиях культур. Представленная работа направлена на изучение символического мышления у лиц с разной склонностью к использованию селфи. В исследовании приняли участие 40 человек, из них 26 женского пола и 14 мужского. Среднегрупповой возраст респондентов составил 23,9±5,25 лет, а малый разброс указывает на то, что исследуемая выборка однородна относительно возраста. Выявлено, что среди опрошенных респондентов 60% составили лица с высшим образованием, 18% - со средним специальным и 23% - со средним образованием (что в целом отвечает российским социальным реалиям). Разделение опрошенных на подгруппы (основная, делающая много «селфи» и группа сравнения, не прибегающая к «селфи») проводилось на основе опроса. Для выявления особенностей символического мышления любителей делать «селфи», были использованы методики: конструирование рисунка человека из геометрических фигур А.В. Либина [2], тест разработки символа (в адаптации А.В. Цветкова и С.В. Гаврилова [5]) и метод личностного дифференциала в авторской модификации. Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с помощью пакета Statistica 10.0, в частности проверка распределения полученных данных на «нормальность» с помощью критерия Колмогорова-Смирнова; оценка различий между группами респондентов с помощью параметрического t-критерия Стьюдента и непараметрического U-критерия Манна-Уитни; Результаты исследования. При использовании описательной статистики обнаружено, что респонденты, предпочитающие делать «селфи», при конструировании человека используют большее количество элементов разной степени сложности, особенно это касается элементов высокой и средней сложности - треугольника и круга, количество которых в рисунках респондентов основной группы (5,06±5,03 и 8,72±10,25) почти в 2 раза больше, чем в рисунках респондентов группы сравнения (2,45±3,26 и 4,32±3,94). Доминирование круга в рисунках респондентов основной группы указывает на то, что они склонны к сочувствию и мягкости в большей степени, чем респонденты из группы сравнения. При анализе количества используемых геометрических элементов в зависимости от пола выявлено, что в группе любителей «селфи» фотографий у девушек наблюдается большее количество используемых элементов средней сложности - кругов, при более низких показателях использования остальных элементов. У юношей же наблюдается практически одинаковое использование, как треугольников, так и кругов, что, во-первых, указывает на более развитое символьное мышление, а, во-вторых, на то, что проявляющаяся склонность к сочувствию и мягкости сочетается у них с повышенной ранимостью и сомнениями в себе. В группе сравнения, меньше всего элементов используют лица мужского пола, что может свидетельствовать о их менее развитом символическом мышлении. Однако девушки в этой группе чаще (U=25 при р=0,0197) пользуются квадратами. Поскольку это самый простой элемент, оказывается, что девушки из группы сравнения стоят на последнем месте в развитии символического мышления. Это подтверждает итоговый показатель конструирования человека: у любителей «селфи» символическое мышление лучше развито, причем у молодых людей данный показатель в 1,5 раза выше, чем у девушек. Далее проанализируем результаты теста разработки символа. Эта методика была впервые опубликована в 1950г. [5], в качестве стимульного материала в нем используются абстрактные графические знаки, с инструкцией испытуемому дорисовать изображенные объекты до каких-то реально существующих предметов или ситуаций с обозначением оных. Дескриптивная статистика показала, что у респондентов, предпочитающих делать «селфи», уровень оригинальности мышления (68,11±6,59) выше, чем у респондентов из группы сравнения (52,45±25,63). Также выявлено, что по большинству заданий значимо больший уровень оригинальности мышления у девушек основной группы. В группе сравнения уровень оригинальности мышления у девушек и молодых людей практически одинаков. Для изучения символического мышления в вербальной форме использовался личностный дифференциал. В качестве слов-стимулов были выбраны три сказочных образа (Илья Муромец, Змей Горыныч и Баба Яга), три религиозных (Бог, Мария Магдалина и Дьявол) и три реальных человека (президент России, президент США и канцлер Германии), оценивавшиеся по стандартному списку качеств личностного дифференциала. Полученные оценки по каждому из образов сводились в интегральный балл по факторам «Оценка», «Сила» и «Активность». Так было установлено, что для респондентов, предпочитающих делать «селфи», большей привлекательностью и симпатией (27,08±4,39), а также активностью и импульсивностью (33,29±5,93) обладают сказочные образы, а большей силой и самоконтролем - реальные лица (35,31±6,1). В группе сравнения же большая привлекательность и симпатия свойственны религиозным образам (27,75±4,39), а сила и самоконтроль (33,59±8,58), а также активность и импульсивность (30,68±9,68) - реальным людям. Для выявления различий между респондентами по уровням выраженности показателей в каждом факторе, был проведен параметрический t-критерий Стьюдента, так как проведенная проверка показала нормальность распределения переменных. В ходе сравнения девушек и молодых людей в основной группе выявлено: девушки ассоциируют в большей степени реальный образ с проявлением силы и самоконтроля (t=2,6 при р=0,01842). А в группе сравнения обнаружено, что для молодых людей реальные образы обладают большей привлекательностью, чем для девушек (t=-2,2 при р=0,04281). Таким образом, были выявлены половые различия в обеих группах респондентов. К тому же, исходя из результатов дескриптивной статистики, можно предположить, что структура восприятия изучаемых образов у двух групп будет различна. Для доказательства выдвинутого предположения был проведен факторный анализ с использованием метода главных компонент и вращения варимакс. Для определения количества необходимых факторов был использован графический метод «каменистой осыпи», а также в модель включались только те факторы, у которых собственные значения были больше 1. В связи с тем, что факторные нагрузки свыше 0,7 считаются наиболее значимыми, было принято решение оставлять в факторе только те переменные, у которых факторные нагрузки будут 0,7 и выше. В ходе анализа было принято решение в основной группе оставить 3 фактора, а в группе сравнения - 2 фактора. К тому же оказалось, что общий процент объясненной дисперсии у респондентов, предпочитающих делать «селфи» несколько больше (89,1%), нежели у группы сравнения (74,2%), что указывает на более четкую структуру восприятии символических фигур разного рода, а также на большую полноту и адекватность интрапсихической модели мира. Далее рассмотрим и опишем факторы, которые были выявлены в двух исследуемых группах респондентов. Стоит отметить, что все факторные нагрузки переменных, вошедших в факторы, имеют только положительный полюс. В основной группе первый фактор имеет наибольший вес и наибольшую информативность (51,2%). В данный фактор вошли как сказочные образы, Баба Яга (0,84) и Змей Горыныч (0,91), так и реальные люди, представленные президентом США (0,83) и канцлером Германии (0,91). Второй фактор (информативность 25,6%) объединяет в себе только религиозные образы: Бог (0,92), Мария Магдалина (0,94), Дьявол (0,89). Третий фактор (информативность 12,3%) объединяет в себе сказочный образ Ильи Муромца (0,85) и реальный образ президента России (0,92). Таким образом, респонденты, предпочитающие делать и публиковать «селфи» фотографии, реальные образы людей ассоциированы со сказочными образами, проявляя эмоциональное отношение к реальным людям. Немаловажно, что «добро» (третий фактор), «зло» (первый фактор) и «моральные ценности» (фактор №2) оказались у любителей селфи разделенными. Интерпретация данного деления может варьировать, и для ее полного осознания необходимы дальнейшие исследования, но уже сейчас понятно, что восприятие этих факторов как независимых друг от друга переменных модифицирует как личность, так и социально-ролевое поведение респондентов из группы «любителей селфи». У группы сравнения первый фактор имеет наибольший вес и наибольшую информативность (54,5%). В данный фактор вошли такие сказочные образы, как Илья Муромец (0,85) и Змей Горыныч (0,83), реальные образы, представленные президентом России (0,85) и религиозные образы, такие, как Бог (0,83) и Мария Магдалина (0,9). Второй фактор (информативность 19,7%) объединяет в себе как реальные образы, представленные президентом США (0,94) и канцлером Германии (0,82), так и религиозный образ Дьявола (0,73). С точки зрения качественной оценки, первый фактор представляется «силой», а второй - «злом». Такую модель мира нельзя счесть сколько-нибудь адекватной, и ассоциация реальных людей одновременно со сказочными и религиозными образами не может не тревожить. Подводя итоги проведенного исследования, можно сделать следующие выводы: а) у респондентов, предпочитающих делать и публиковать «селфи», лучше как по количественным, так и качественным показателям развито символическое мышление; б) ассоциация тех или иных символических образов у обеих групп респондентов имеет своеобразие - разделение добра, зла и морали у основной группы и отсутствие положительного полюса оценки у контрольной группы; в) ассоциации группы сравнения идут по достаточно шаблонному пути: «плохой человек = дьявол, хороший человек = бог», а у основной группы имеют более абстрактный характер.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.