АУТОПОЭЗИС НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ Зубков В.Н.

Северо-Западный институт управления - филиал РАНХиГС


Номер: 3-2
Год: 2016
Страницы: 201-210
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Демография, неблагополучие, девиантное поведение, жилой квартал, жилой массив, окраина, спальный район, наркоманизация, алкоголизация, криминализация, наркология, зависимость, созависимость, запойное состояние, администрация района, социальная защита, отдел социальной защиты, центр семьи, центр социальной помощи, профилактика безнадзорности, профилактика неблагополучия, муниципалитет, Demographics, trouble, deviant behavior, residential area, residential area, outskirts of the sleeping area, narkomanizatsiya, alcoholism, criminalization, drug and alcohol abuse, addiction, codependency, drunken state, district administration, social protection, social protection department, family center, a social assistance center, prevention of neglect, ill-prevention municipality

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В представленной статье автор использует теорию социального аутопоэзиса немецкого социолога Никласа Лумана, описанную в работе «Социальные системы» 1984 года, в попытке объяснить тенденцию на убыль населения и развитие социального неблагополучия внутри полностью застроенных жилых муниципальных округов Санкт-Петербурга. В первой части статьи автор описывает действующую систему государственных учреждений, осуществляющих деятельность, прямо или косвенно направленную на профилактику социального неблагополучия и устранение его негативных последствий. При описании этой системы и особенностей межведомственного взаимодействия внутри нее автор выделяет некоторые объективные проблемы, возникающие в ходе работы у специалистов данной сферы. В этой части автор выдвигает основные гипотезы статьи. В основной части статьи автор, используя теорию аутопоэзиса, описывает самовоспроизводство социального неблагополучия. В теоретической части речь идет о ракурсе общего видения проблемы и ее масштабе, о том, с каких позиций данная теория предлагает оценивать ситуацию. В практической части автор рассматривает самовоспроизводство девиантного поведения, лежащего в основе неблагополучия, на уровне индивида, семьи и муниципалитета. В заключении автор описывает проделанную работу, подтверждает выдвинутые гипотезы и делает обобщенные выводы, предлагая новое видение функционирования системы социальной профилактики в Санкт-Петербурге, основанное на комплексном подходе к системной проблеме неблагополучия.

Текст научной статьи

1. Социальное неблагополучие 1.1. О чем эта статья? В данной статье речь пойдет о социальном неблагополучии определенных слоев населения Санкт-Петербурга и о девиантном поведении, которое лежит в основе большинства трудностей при работе с ним. На сегодняшний день система социальной защиты населения испытывает ряд проблем при работе с некоторыми группами людей, объективно нуждающихся в оказании квалифицированной адресной помощи. Мы выделим эти проблемы и постараемся описать их корни, используя теорию социального аутопоэзиса. Цель данной статьи - сформировать новый подход к социальному неблагополучию, который бы позволил описать многие сложные социальные явления и устранить их причины. В соответствии с поставленной целью мы выделяем для себя ряд задач: 1. Кратко описать действующую систему социальной защиты населения Санкт-Петербурга и выделить ее основные проблемы, объяснить наше понимание девиантного поведения, его свойств и корней. 2. Описать объекты нашего наблюдения и исследования - среднюю петербургскую неблагополучную семью и ее членов, более сложную социальную группу, муниципалитет. 3. Продемонстрировать на реальных примерах социальной практики самовоспроизводство девиантного поведения. 4. Описать подход к функционированию системы социальной защиты населения и профилактики неблагополучия, основанный на теории аутопоэзиса. Возможно, логичнее и правильнее было бы назвать данную статью «Аутопоэзис девиантного поведения», однако, при рассмотрении вопроса о его самовоспроизводстве, мы в первую очередь ведем речь о неблагополучии, которое им порождается. 1.2. Система социальной защиты населения Санкт-Петербурга На сегодняшний день в Санкт-Петербурге система социальной защиты населения и профилактики неблагополучия практически полностью выстроена. Помимо профильных отделов районных и местных администраций и центров социальной помощи существует целая сеть взаимодействующих друг с другом учреждений, осуществляющих профилактическую деятельность параллельно со своей основной. Фактически, создана система функционирования и комплексного взаимодействия субъектов профилактики неблагополучия на базе всех государственных учреждений, относящихся к социальной сфере. На территории любого административного района Санкт-Петербурга профилактическую деятельность, направленную на предотвращение социально-опасных ситуаций, проистекающих из неблагополучия, прямо и косвенно осуществляют: 1. Отдел социальной защиты населения Администрации района (ОСЗН Администрации района) - признает гражданина нуждающимся в бесплатном социальном обслуживании, назначает пособия, работает с социально незащищенными группами людей; 2. Центр социальной помощи семье и детям (СПб ГБУ ЦСПСиД района) - осуществляет социальное сопровождение малообеспеченных семей, находящихся в группе социального риска, осуществляет деятельность по первичному выявлению неблагополучных семей; 3. Комплексный Центр социального обслуживания населения (СПб ГБУ КЦСОН района) - назначает и оказывает населению района материальную помощь; 4. Амбулаторное наркологическое отделение (СПб ГБУЗ МНД АНО района) - осуществляет врачебную деятельность по профилю, ведет профилактическую работу с пациентами, состоящими на учете гражданами и их семьями; 5. Социально-реабилитационный Центр для несовершеннолетних района (СПБ ГБУ СРЦН района) - оказывает несовершеннолетним, оставшимся без попечения родителей, социальную помощь в стационарной форме; 6. Органы опеки и попечительства местных администраций муниципальных образований (ООиП МА МО) - определяют место пребывания несовершеннолетних, оказавшихся в социально опасной ситуации, ведут профилактическую и контролирующую работу с семьями, находящимися в трудной жизненной ситуации и имеющими несовершеннолетних детей и семьями, взявшими детей под опеку или попечительство; 7. Городской Центр «Контакт» (СПб ГБУ «ГЦСП Контакт») - осуществляет деятельность по профилактике асоциальных явлений среди молодежи и первичному выявлению несовершеннолетних и их семей, находящихся в социально опасном положении. 8. Отделы и участковые пункты полиции - осуществляют, помимо основной деятельности по профилю, профилактическую деятельность с несовершеннолетними в группе риска (на базе отдела по делам несовершеннолетних) и деятельность по первичному выявлению неблагополучных семей (на базе участковых пунктов полиции); 9. Школы и детские сады - помимо воспитательно-педагогической деятельности, осуществляют деятельность по первичному выявлению неблагополучных семей, имеющих несовершеннолетних детей; 10. Районные поликлиники - помимо основной врачебной деятельности по профилю, осуществляют деятельность по первичному выявлению неблагополучных семей в ходе работы участковых врачей терапевтов и педиатров. Несмотря на столь плотную систему взаимодействия с населением и комплексную работу с социальным случаем, обусловленную межведомственным взаимодействием, остаётся немало проблем, связанных с первичным выявлением и донесением своевременной квалифицированной социальной помощи до адресата. Во исполнение принципа добровольности, закрепленного в ст. 4 ФЗ № 442 «Об основах социального обслуживания граждан Российской Федерации» от 28.12.2013 г., субъекты профилактики испытывают объективные трудности при работе с социальным неблагополучием, в основе которого, согласно нашему видению, лежит отклоняющееся поведение. 1.3. Отклоняющееся поведение Вопросы отклоняющегося поведения рассматриваются в профессиональной среде под совершенно разыми углами. Обобщенно говоря, каждому из специалистов, представляющих различные ведомства социальной сферы, свойственно определенное отношение к индивидам, замеченным в девиантном поведении: полиция пытается оказывать на них давление, психиатры - лечить корни их девиантности, специалисты социальных служб - помогать устранять последствия, образовательные учреждения - учить избегать социально опасных ситуаций, и так далее. В абсолютном большинстве работа ведется с конкретным социальным случаем, но не с самим явлением. Если же внимательно рассмотреть карту любого санкт-петербургского муниципального округа с жилой застройкой, нанести на нее социальную инфраструктуру и разметить зоны неблагополучия, то становится понятно: девиантное поведение является комплексным, системным явлением, а не свойством личности отдельного индивида. Это утверждение является базисом, на котором будут строиться все дальнейшие рассуждения в данной статье. Актуальность данного вопроса обусловлена демографической и социальной ситуацией внутригородских муниципальных образований. Если городские и районные показатели рождаемости, смертности и прироста населения находятся на приемлемом уровне, то даже при беглом анализе динамики численности населения муниципальных округов, в которых преобладает жилая застройка и нового строительства не ведется (а, значит, на демографическую ситуацию влияют только внутренние факторы), становится очевидна тенденция на убыль населения. В этой статье речь пойдет о самовоспроизводстве отклоняющегося поведения индивидов. Теоретические основы подхода, который мы используем при нашем анализе и оценке, определены в концепции социального аутопоэзиса, предложенной немецким социологом Никласом Луманом в работе «Социальные системы». Для использования подобного подхода на практике необходима разработка определенной терминологической базы, которую необходимо вынести в начало работы. 1.4. Глоссарий Аутопоэзис - свойство биологических и иных систем воспроизводить самих себя и своих членов, увеличиваясь в объеме и усложняясь в структуре; Социальный аутопоэзис (Н. Луман) - аутопоэзис общественных систем. В его основе лежит коммуникация, переплетение социальных связей. Согласно подходу Лумана, коммуникация является единственным носителем смысла и имеет свойство воспроизводить социальную ситуацию, размножая и преувеличивая ее подобно аутопоэзису биологической живой системы: к примеру, подобно делению клеток организма; Аутопоэзис неблагополучия - негативный аспект социального аутопоэзиса, самовоспроизводство низкого качества жизни, обусловленного девиантным, отклоняющимся поведением вовлеченных индивидов; Девиантное поведение - поведение индивида, свойственное алкоголизированным, наркоманизированным или криминализированным социальным группам, не соответствующие нормам жилищно-бытовые условия, недобросовестное исполнение родителями своих обязательств и подростковая безнадзорность. Понятия «девиантное поведение», «отклоняющееся поведение» и «асоциальное поведение» в данной статье тождественны; Первичный информационный триггер (триггер) - социальный случай, лежащий в основе формирования девиантной поведенческой модели индивида. Мы рассматриваем как триггер только такой социальный случай, который поддается выявлению со стороны субъектов профилактики. Вполне очевидно, что истинным триггером девиантного поведения является тяжелый психоэмоциональный случай или некий продолжительный процесс, формирующий в человеке отклоненную поведенческую модель, однако в нашем контексте подробный анализ подобных вещей не представляется возможным; Инкубационный период - время, необходимое для воспроизводства триггера внутри индивида, семьи или другой социальной группы и перехода девиантного поведения на новый, более социально опасный уровень. 2. Теория аутопоэзиса неблагополучия 2.1. Территория В этой работе речь пойдет о самовоспроизводстве социального неблагополучия внутри жилых, спальных, окраинных, полностью заселенных муниципальных округов Санкт-Петербурга. Жилой массив в таких территориальных образованиях представляет собой панельно-кирпичную застройку позднего советского периода, средней этажностью 5-9-14 этажей. Территория округа разделена основными и более мелкими улицами на 12-16 жилых кварталов. В каждом округе - поликлиника, в каждом квартале - школа, рядом со школой - детский сад. Округ также обслуживают несколько районных отделов полиции, имеющих в совокупности 4-5 участковых пунктов на территории образования. В среднем в таком округе проживает от 70 000 до 120 000 человек, что приблизительно равняется населению Ялты. В Санкт-Петербурге подобных территориальных образований более тридцати. Наиболее типичные примеры подобных муниципалитетов - округа Пискарёвка, Прометей, Гражданка, Северный, Автово, Георгиевский, Балканский, Остров Декабристов (№ 11), Введенский (№ 58), муниципальные образования Звездное, Волковское, Гагаринское, Купчино и другие. На примере таких округов проще понять развитие неблагополучия, его самовоспроизводство. Во-первых, люди живут на этой земле давно и обзавелись большим количеством социальных связей, обусловленных территориальной близостью. Во-вторых, новые жильцы приезжают хаотично и не оказывают прямого влияния на социальную систему, ассимилируются в нее. В-третьих, большая часть всего санкт-петербургского неблагополучия сосредоточена именно в подобных жилых кварталах. 2.2. Семья Средние условия проживания типичной петербургской неблагополучной семьи - неприватизированная двухкомнатная квартира общей площадью 30-40 квадратных метров. Номинальным собственником жилплощади по договору социального найма чаще всего является пожилой человек, нередко склонный к злоупотреблению алкоголем, которому эта квартира перешла еще в советскую эпоху. Вместе с ним проживает и ведет совместное хозяйство семья среднего возраста - сын с женой или дочь с мужем. Один из них также склонен к злоупотреблению спиртным, или освободился из мест лишения свободы, или является потребителем психоактивных веществ. Второй либо составляет ему компанию, либо провоцирует регулярные конфликты. Разумеется, неполные семьи также часто являются неблагополучными. У них есть дети - по большей части двое, с разницей в 5-10 лет. Дети обычно плохо учатся, состоят на учете в отделениях по делам несовершеннолетних районных отделов полиции, много времени проводят на улице, склонны примыкать к асоциальным компаниям, распивать алкогольные напитки, употреблять психоактивные вещества, вступать, по незнанию и непониманию, в околоэкстремистские сообщества. Помимо полиции, их пытаются выявлять и контролировать органы опеки и попечительства местной администрации, социальные педагоги школ, участковые педиатры, специалисты районных центров семьи и подростково-молодежных досуговых центров, специалисты центра «Контакт». Средний доход такой семьи состоит из зарплаты одного из родителей, либо трудоустроенного неофициально, либо занятого на низкооплачиваемой работе (не более 15 000 рублей), пенсии бабушки/дедушки (не более 7 000 рублей), пособий на несовершеннолетних детей (от 750 до 1500 рублей на каждого) и пенсии по инвалидности кого-либо из членов семьи (до 10 000 рублей) и составляет, таким образом, не более 35 000 рублей. По факту подавляющее большинство рассматриваемых семей имеют более низкий месячный доход, не превышающий 20 000 рублей. При таком уровне месячного дохода семья считается малообеспеченной. Стоит отметить, что очень многие добропорядочные семьи в Санкт-Петербурге имеют сходный уровень дохода и при этом не являются ни социально-опасными, ни неблагополучными, живут полноценной, активной, общественно полезной жизнью. Они умеют распоряжаться своими деньгами и жить по средствам, так как не имеют проблем с алкоголем, наркотическими веществами или законом. Но в данной статье речь идет не о них. 2.3. Масштаб В городском масштабе описанные выше неблагополучные семьи представляют собой сеть социальных связей, которая является самой благоприятной почвой для воспроизводства асоциального поведения. Если представить гипотетическую карту Санкт-Петербурга с отмеченными на ней адресами проживания всех неблагополучных семей, то становится понятно, что объектом профилактики является целый социальный слой, состоящий, по большей части, из вполне трудоспособных людей, являющихся потенциальными налогоплательщиками. Это еще раз подчеркивает актуальность данной темы. Обладая как статистическими данными, так и опытом индивидуальной работы с семьями, мы наблюдаем динамику развития сложных социальных случаев на любом интересующем нас иерархическом уровне и временном отрезке. На уровне индивидуального развития личности отчетливо виден психоэмоциональный аутопоэзис девиантного поведения индивида, на семейном уровне - генетическое самовоспроизводство асоциальности и ее развитие в рамках семьи. Если мы рассматриваем социальную обстановку муниципальных образований, то наблюдаем как влияние асоциального поведения отдельных индивидов на их окружение, так и самовоспроизводство асоциального поведения на уровне институтов социализации, подвергнутых проблеме. 3. Практика аутопоэзиса неблагополучия 3.1. Индивид Многие закрывают глаза на первые проявления девиантного поведения, не замечают их. Однако в действительности не бывает «раз оступившихся», любое проявление отклоняющегося поведения прямо указывает на склонность индивида к такому поведенческому паттерну. В рамках развития индивидуальной психики человека разовое проявление отклоняющегося поведения, если не провести должную профилактическую работу, непременно повлечет за собой и следующие, скорее всего более опасные для общества действия. Это произойдет спустя определенное время, необходимое и достаточное для воспроизводства уже отработанных поведенческих триггеров, стимулирующих асоциальное поведение. Это время мы будем называть инкубационным периодом. Разберем в качестве примера вполне типичный социальный случай. За вполне благополучной девочкой, ученицей начальных классов, классным руководителем замечены симптомы детской клептомании: она кладет в рюкзак чужие карандаши и другую канцелярию, вытаскивает из карманов курток своих одноклассников мелкие деньги, берет чужие тетради и подписывает их своим именем. На данном этапе мы наблюдаем первичное проявление девиантной поведенческой модели, которая заложена в девочке - разумеется, на базе семейных проблем, которые мы в данном контексте целенаправленно не рассматриваем, фокусируясь на личностном уровне. Если не провести должную профилактическую, социально-педагогическую и воспитательную работу на базе институтов социализации и субъектов профилактики, то этот первичный триггер самовоспроизведется и, спустя требуемое время, пройдя вместе с девочкой определенные этапе взросления и развития, проявит себя в более тяжелом проявлении асоциального поведения - скажем, в магазинной краже. И так, развиваясь по экспоненте, асоциальное поведение будет размножаться внутри одной личности, постепенно полностью подчиняя ее себе. Если девочка предпочтет сдерживать себя, подавляя «инстинкты», она, скорее всего, будет погружена в глубокую затяжную депрессию; если ее рассудок не сможет сопротивляться, и начнет потакать им - она окажется, в конечном счете, в казенном учреждении на полном государственном обеспечении. Этот пример иллюстрирует гипотетический аутопоэзис асоциального поведения в рамках развития одной личности на определенном временном отрезке: от первичного выявления проблемы до ближайшей обозримой критической точки. На деле же, благодаря слаженной работе субъектов профилактики, этот случай был проработан, а вероятность негативного развития событий существенно снижена. 3.2. Семья В рамках семьи вероятность последующих, более сильных отклонений возрастает. Семья - гораздо более сложная система, чем индивид, и аутопоэзис социального неблагополучия на данном уровне фактически имеет больше «выходов», больше возможностей проявления. При этом вовсе не обязательно вовлечение всех членов семьи в первичный триггер девиантного поведенческого паттерна; наоборот, асоциальное поведение на этом этапе свойственно, чаще всего, кому-то одному. Тем не менее, абсолютно очевидно - проблемы любого порядка и характера, которые будут спровоцированы подобным поведением, всегда ложатся на всю семью, включая несовершеннолетних детей. После каждого нового инкубационного периода, асоциальное поведение воспроизводит само себя в поведении членов семьи, либо произрастая на основе их психических проблем, либо просто копируя первичный триггер. Приведем типичный пример семейной десоциализации. В однокомнатной квартире проживает многодетная семья: родители и трое малолетних детей. Отец, являющийся кормильцем семьи, не может обеспечить переезд в более комфортное жилье в силу своих личностных качеств, а очередь на получение жилья от государства подойдет не раньше, чем через несколько лет. Вследствие тяжелой психоэмоциональной нагрузки и изначальной предрасположенности отец семейства начинает от случая к случаю злоупотреблять алкоголем, в дальнейшем появляются запойные состояния. При этом его жена совершенно не склонна к злоупотреблению и не имеет предрасположенности к созависимости. К началу учебного года старший ребенок семьи, ученик 6 класса, перестает посещать спортивную секцию, так как за ним не ведется должный присмотр. Родители начинают позже обычного забирать из детского сада дочь, объясняя это воспитателям трудовой занятостью. У отца начинаются проблемы на работе. В конечном счете, мать несовершеннолетних детей, испытывая сильнейший психоэмоциональный стресс, вызванный осознанным ощущением деградации своей семьи, находясь в состоянии аффекта, совершает крупную магазинную кражу: она, совершенно не прячась и не пытаясь скрыться, крадет из супермаркета несколько бутылок дорогостоящего спиртного и попадается с поличным охране магазина. Тем самым она совершает уголовное преступление, предусмотренное ч.1 ст.158 УК РФ. Суд учитывает все обстоятельства и назначает ей наказание в виде лишения свободы сроком 1,5 года условно. Этот пример иллюстрирует аутопоэзис асоциального поведения в рамках развития семьи на определенном временном отрезке. Изначальная генетическая и личностная предрасположенность отца семьи, являющегося единственным кормильцем, спровоцированная жилищно-бытовыми проблемами, самовоспроизвелась, после определенного инкубационного периода (того времени, когда он выпивал эпизодически) в крайне асоциальное поведение - запойные состояния и снижение трудового потенциала. Затем, уже развитое в рамках индивида, девиантное поведение оказало влияние на образовательно-воспитательный маршрут детей, тем самым нанеся удар по их социализации. В итоге, уже окрепшее и развитое, асоциальное поведение членов семьи самовоспроизвелось в поведении матери, до последнего пытавшейся сохранить доброе имя себя и своих близких. Оно затмило ей разум, введя в состояние аффекта, и фактически вынудило совершить уголовное преступление. В дальнейшем с целью оказания содействия в разрешении трудной жизненной ситуации семья была направлена на полное социальное сопровождение в соответствующее государственное учреждение. Специалистами был организован досуг несовершеннолетних, отцу семейства было оказано содействие в прохождении лечения от алкогольной зависимости, с матерью была проведена комплексная психологическая работа. В данный момент ситуация стабильная и позитивная. Однако, уголовная судимость навсегда останется в биографии матери темным пятном. 3.3. Муниципалитет Если мы рассматриваем более сложные социальные группы, то вероятность массовой десоциализации возрастает еще сильнее. Чем больше социальная группа, и чем сложнее в ней коммуникативные связи - тем выше вероятность проявления ее членами девиантного поведения и тем большее количество ее членов будет в него вовлечено. Прямая пропорциональная зависимость между размером группы и количеством ее асоциальных членов обусловлена не количественными факторами, а инфраструктурой социальных связей. Проще всего это продемонстрировать на примере алкоголизации, так как из всех других проявлений девиантного поведения она наиболее ярко выражена и заметна. Помимо генетических факторов, обуславливающих изначальную склонность определенных людей к злоупотреблению алкоголем, присутствуют и иные: негативные свойства петербургской погоды, снижение общего уровня жизни россиян, отсутствие оздоравливающего развития социальной инфраструктуры. Представим себе индивида, находящегося в обозначенных социальных рамках и имеющего подобную предрасположенность. При наличии нужного повода (от бытовой семейной ссоры до новогоднего корпоратива), она непременно проявит себя. Однако триггером в этом случае выступит не сам повод, и не единичный факт злоупотребления, а первый случай опохмеления. Представим, что он случился. У большинства есть «друзья», обусловленные территориальной близостью - соседи, уличные знакомые «из местных». Спустя необходимый инкубационный период после первого опохмеления, непременно наступит следующая стадия - формирование компании, объединенной общим незамысловатым интересом. Люди в такой компании удивительным образом находят друг друга, просто выходя на улицу. В этом случае проявляется такое свойство аутопоэзиса неблагополучия, как центростремительность: они собираются там, где им удобнее и ближе друг к другу, формируя внутри жилых кварталов зоны ярко выраженного асоциального поведения. Учитывая малообеспеченность и низкое качество образования этих людей, такими зонами становятся скамейки уличных дворов и детские площадки - подальше от жен и детей, но в пешей доступности к жилью. И, так как практически у каждого из действующих лиц есть семьи, значит, алкоголизировались не просто индивиды, а базовая социальная группа, как мы и разбирали во втором примере. Стоит заострить внимание на том, что даже однократное злоупотребление во дворе спиртным даст в рассматриваемой социальной среде некий импульс, который позволит его участникам (как ни странно, порой и не вовлечённым в распитие) рассмотреть эту ситуацию как ситуацию нормы. Спустя два-три месяца периодических встреч во дворе в месте, которое станет для алкоголизировавшихся местных жильцов за это время «родным», начнутся первые случаи совместного опохмеления. В дальнейшем алкоголизация воспроизведет саму себя в стадию, для которой уже будут характерны продолжительные запойные состояния. Хочется еще раз подчеркнуть: речь идет не о тех семьях, в которых кормилец мало зарабатывает и эпизодически выпивает с друзьями. Это - ситуация из разряда первичного выявления. Речь идет о той стадии, когда единственные кормильцы страдают продолжительными запойными состояниями и, вследствие этого, исполняют свои родительские обязанности ненадлежащим образом. В таких семьях часто встречаются домашнее насилие и ранние признаки криминализации. Дети в такой обстановке часто думают: «лучше бы его вообще не было, лучше бы он умер, нам с мамой было бы проще». Это - ярчайшее проявление социальной аберрации. Перенесемся на пять-десять лет вперед. Кто-то из «компании» умрет, у некоторых родятся дети, у других - вырастут и уедут подальше, или алкоголизируются сами. Десоциализируются новые семьи, некоторые закодируют своих кормильцев, некоторые - переедут в другие районы. Но в общем и целом, если не изменится системный подход к проблеме неблагополучия, ситуация только ухудшится: во-первых, в обозначенных условиях вырастет еще одно поколение, во-вторых, как видно из примеров, чем больше времени алкоголизация будет самовоспроизводиться, тем большей силой она будет обладать и тем больше индивидов сможет себе подчинить. Помимо алкоголизации, нельзя обойти вниманием также и два других фактора, лежащих в основе множества примеров социального неблагополучия - наркоманизацию и криминализацию. Их аутопоэзис развивается сходным образом, однако стоит отметить, что семьи с этими проблемами гораздо труднее поддаются первичному выявлению, так как склонны скрывать свою асоциальность и зачастую ведут тихий, незаметный образ жизни. Однако по прошествии инкубационного периода, неизбежно выявление и подобных случаев - с помощью полиции, так как, в отличие от алкоголизации, эти две проблемы находятся за рамками легального правового поля и подразумевают уголовную ответственность. В конечном счете, за счет обилия и сложности социальных связей внутри муниципального округа, а так же центростремительной силы аутопоэзиса неблагополучия, процент десоциализировавшихся семей значительно увеличивается. Неблагополучие, проявляющееся в наших примерах, расползается по муниципалитету, бесконечно, изо дня в день самовоспроизводя само себя. 3.4 Внешнее влияние Аутопоэзис неблагополучия также имеет свойство оказывать и внешнее влияние. Качество жизни невовлечённых в алкоголизацию жителей муниципалитета, которых в любом случае гораздо больше, также значительно ухудшается. Вокруг квартиры злоупотребляющих спиртным жильцов царит соответствующая атмосфера: регулярный шум, частые асоциальные компании, засоренный мусоропровод, дурной запах на лестничной клетке. Все это создает общий негативный эмоциональный фон для граждан. Это влияет на их настроение, а оно, в свою очередь, влияет на трудоспособность, отношения с близкими, самоощущение в жизни. Они объясняют для себя возникшую ситуацию территориальными условиями и, в конечном счете, стремятся сменить место жительства, переехав в более комфортное и благополучное место. Это серьезнейшим образом подогревает тенденцию на убыль населения в рассматриваемых муниципалитетах и портит общий демографический фон Санкт-Петербурга. 4. Аутопоэзис неблагополучия как теоретический базис для новых методов стратегического управления социальной сферой 4.1. Проделанная работа В попытке описать негативную демографическую, общественную и эмоциональную обстановку, которая царит на петербургских окраинах и крайне негативным образом влияет на качество жизни петербуржцев, в данной статье была видоизменена и переложена на современную российскую социальную действительность теория социального аутопоэзиса выдающегося немецкого социолога Никласа Лумана. Во-первых, мы сделали попытку показать, каким образом существующая, работающая и самовоспроизводящаяся система социальной защиты населения и профилактики неблагополучия работает в целом, и как ее субъекты взаимодействуют друг с другом при работе с частным социальным случаем. В рамках рассмотрения этого вопроса мы выдвинули гипотезу, от которой отталкивались в дальнейших рассуждениях: основная проблема в донесении квалифицированной социальной помощи до адресата кроется в его девиантном поведении. Во-вторых, мы описали наше системное видение самого факта неблагополучия, его корней и импульсов внутри социальной среды, дающих ему возможность прогрессировать и расти. Согласно нашей гипотезе в этом вопросе, девиантное поведение является комплексным системным явлением. В-третьих, применяя лумановскую теорию, мы переложили ее на более частный социологический аспект и описали, с ее помощью, развитие девиантного поведения индивида, семьи и более сложных социальных групп на ограниченной территории и рассматриваемом временном отрезке. В основе наших рассуждений по этому вопросу лежит основная гипотеза статьи: девиантное поведение, являющееся базисом социального неблагополучия, в обособленных муниципальных образованиях имеет свойство воспроизводить само себя. Выводы Как мы показали в начале статьи, в настоящее время функционирующая система социальной защиты населения направлена, в первую очередь, на работу с конкретным социальным случаем. Это положение закреплено в ст. 4 ФЗ № 442 «Об основах социального обслуживания граждан Российской Федерации» от 28.12.2013 г. и определено в нем как адресность социальной помощи. Учитывая еще одну основу современной российской социальной политики, - добровольность социальной помощи, перед учреждениями выделенной сферы встает проблема донесения социальной помощи нуждающимся в ней людям, проявляющим признаки девиантного поведения. Разумеется, поддержка и помощь при этом им необходима - не только в их интересах, но в интересах их ближних и во благо всего общества. Мы применили теорию социального аутопоэзиса к неблагополучию и девиантному поведению, лежащему в ее основе, в первую очередь ради формирования новых методов управления системой социальной защиты населения. Стратегия Во-первых, основываясь на том, что девиантное поведение - комплексное системное явление, и что именно оно лежит в основе самовоспроизводящегося неблагополучия, необходимо разработать системный подход социальной защиты населения. Такой подход должен по-прежнему находиться в рамках ст. 4 ФЗ № 442 и соответствовать принципу адресности, однако, учитывая комплексный, системный характер проблем, с которыми работает социальная сфера, неизбежна его корректировка и видоизменение. Используя этот подход как руководство к действию, и основываясь на том, что неблагополучие имеет свойство самовоспроизводится, необходимо обеспечить все институты социализации таким инструментарием, который бы позволил им самовоспроизводиться быстрее и эффективнее, чем неблагополучие. Это можно сделать, только используя передовые технологии наукоемкой отрасли, проведя масштабную социальную программу, в результате которой все проживающие на интересующей нас территории люди будут иметь круглосуточный бесперебойный доступ к современным каналам связи.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.