ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Жумабеков З.А.

Национальная академия наук Кыргызской Республики


Номер: 3-3
Год: 2016
Страницы: 37-40
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

прокуратура, указ, политика, надзор, коррупция, банковская тайна, совет, prosecutor, decree, policies, supervision, corruption, bank secrecy, advice

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Автор исследовал необходимостью поиска, выработки эффективных административно-правовых «рычагов» противодействия коррупции в органах прокуратуры Кыргызской Республики.

Текст научной статьи

Учитывая тематику нашей работы, отметим, что принятие Указа Президента Кыргызской Республики «О Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики и мерах по противодействию коррупции» от 2 февраля 2012 года в значительной степени активизировало данную работу, проводимую на уровне силовых ведомств, в том числе органов прокуратуры Кыргызской Республики [1]. В настоящее время в целях обеспечения выполнения государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики и мерах по противодействию коррупции, утвержденного Президентом Кыргызской Республики, разработан Генеральной прокуратурой совместно с другими правоохранительными органами (АКС ГКНБ, ГСБЭП, МВД КР) межведомственный план мероприятий по противодействию коррупции на 2012-2014 годы [2]. При этом пунктами 1-3 данного плана предполагается разработка нормативно-правовых актов, организационно-распорядительных документов, направленных на определение координирующей роли органов прокуратуры по вопросам коррупции. По нашему мнению, именно плановый характер реализации антикоррупционных мер на уровне Прокуратуры Кыргызской Республики будет своеобразным залогом их эффективного исполнения. Показательно, что отдельные положения государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики и мерах по противодействию коррупции в плане «нашли» конкретных исполнителей (Управление по противодействию коррупции и надзору за соблюдением законов), которые, в свою очередь, имеют необходимый потенциал для их реализации. Кроме того, к положительным моментам можно отнести тот факт, что в изложении плановых мероприятий конкретизирована внутриведомственная антикоррупционная составляющая. Например, Управлению по надзору за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (ОРД) и следствие, Управлению организационного обеспечения и взаимодействия со СМИ предписывалось принять участие в доработке и сопровождении тогда еще проекта закона «О противодействии коррупции» в части введения ограничений и запретов, связанных с прохождением службы в органах прокуратуры, а также предоставления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера граждан при поступлении на службу в органы прокуратуры. А также в целях повышения эффективности выявления коррупционных преступлений и источников нелегальных доходов коррупционеров, необходимо снять нормативные препоны, установленные законом Кыргызской Республики «О банковской тайне», Налоговым и Таможенными кодексами КР, для получения необходимой информации в рамках доследственных проверок. Перспективные наработки Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики по совершенствованию администрирования сферы борьбы с коррупционными проявлениями в собственных рядах можно проследить на примере п. 1.2. где речь также идет о внесении изменений в ключевые ведомственные нормативные правовые акты. С учетом того, что в межведомственном плане мероприятий по противодействию коррупции на 2012-2014 годы, помимо внутриведомственных административно-правовых, предусмотрен комплекс мероприятий надзорного порядка, можно говорить о разноплановом, упреждающем подходе органа к решению данного вопроса, следовании основным установкам антикоррупционной политики Президента Кыргызской Республики [3]. Так, Президент Кыргызской Республики 30 января 2012 года на заседании Совет обороны сказал: «Согласно действующей Конституции, да и по всем ранее действовавшим, должностными преступлениями в первую очередь, должна была заниматься Генеральная прокуратура. И сейчас в п.6 ст. 104 Конституции записано, что на прокуратуру возлагается «уголовное преследование должностных лиц государственных органов». А ведь уровень коррупции напрямую зависит от коррумпированности госслужащих» [4, www.kremlin.ru]. Генеральной прокуратуры продвинулось гораздо дальше. Здесь мы выделяем приоритетные направления. В частности, в 2012 году были возбуждены 4 коррупционных дела в отношении трех депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики -Н.Тюлеев («Ата-Журт»), осужден Ленинским районным судом Бишкека на 11 лет, Нурлан Сулайманов («Ата-Журт») и Эльмурат Обдунов («Республика»). «Основной проблемой при привлечении к уголовной ответственности лиц этого ранга является отказ Жогорку Кенеша в даче согласия на привлечение их к уголовной ответственности, при этом, свой отказ зачастую мотивирует отсутствием достаточных доказательств и невиновностью депутатов (Исхак Пирматов («Республика»), Садыр Жапаров («Ата-Журт»), Эльмурат Обдунов («Республика»). По данным Генпрокуратуры, в Кыргызстане за 9 месяцев 2012 года было возбуждено 947 дел коррупционной направленности. Из данного количества уголовных дел 83,5% были возбуждены органами прокуратуры. «Также были возбуждены 6 уголовных дел в отношении депутатов Жогорку Кенеша и 15 дел в отношении судей. По коррупционным делам сумма, нанесенного ущерба государству превысила 800 млн сомов» (http://kg.akipress.org/ news:565252/). Однако данная статистика отражает только «верхушку» реальной коррупции в Кыргызской Республике, так как преступления этой категории в силу целого ряда объективных и субъективных причин являются латентными. Негативные последствия этого явления определяют появление деструктивных процессов функционирования нашего государства. Законодательство Кыргызской Республики предусматривает ответственность лишь за уже совершенные правонарушения, но при этом упускает возможность административно-правового регулирования профилактики недобросовестного служебного поведения и коррупции. «Расширяется» теневая экономика, нарушаются конкурентные рыночные механизмы, неэффективно используются бюджетные средства, закрепляется и увеличивается имущественное неравенство среди населения, дискредитируется право, увеличивается социальная напряженность в обществе, уменьшается доверие к власти, падает престиж государства на международной арене. Отдельным направлением здесь выступает коррумпированность правоохранительных органов. Именно это явление несет в себе повышенную опасность, поскольку способствует укреплению организованной преступности, ее сращиванию с коррумпированными группами чиновников и предпринимателей, проецирует принципы противоправного поведения, дестабилизирует нормальное функционирование всех органов власти. Вопрос о причинах противоправного поведения сотрудников различных правоохранительных ведомств, в том числе прокуратуры, в юридической и научной литературе изучен достаточно хорошо [4, c.23]. Тем не менее, имеющиеся обобщения как комплексных, так и отдельных проблемных аспектов выявления и предупреждения данного вида коррупционного поведения, чаще всего не заканчиваются конкретными предложениями по изменению ситуации. В ее основу целесообразно положить программно-целевой подход к предупреждению коррупционного поведения. В программе предупреждения коррупции в органах прокуратуры должны быть определены: - понятие и виды коррупционного поведения; - субъекты коррупционных правонарушений; - причины и условия, способствующие коррупции; - меры общей профилактики коррупции (связанные с реализацией положений антикоррупционного законодательства); - меры индивидуальной профилактики по пресечению коррупционных правонарушений в криминогенных ситуациях; - меры служебной и психологической реабилитации лиц, подвергшихся коррупционному воздействию, повлекшему необоснованные обвинения в коррупции; - ответственность за коррупционные правонарушения; - меры по устранению последствий коррупционных правонарушений; - профессиональный отбор, обучение и воспитание кадров. Для совершенствования надзорной деятельности органов прокуратуры Кыргызской Республики, повышения качественных характеристик осуществляемой работы необходимо организовать целенаправленный сбор информации по наиболее важным направлениям борьбы с коррупционными преступлениями. Кроме того, в предупреждении «профессиональных» преступлений в правоохранительных органах значима роль прокурорского надзора. Это связано с тем, что прокурор наделен широкими полномочиями, используя которые он выявляет и устраняет различные нарушения закона и тем самым предупреждает совершение сотрудниками органов внутренних дел преступлений [5, С. 92]. Подводя итоги данного научного исследования автор предлагает создать в Кыргызской Республике института антикоррупционного административного законодательства, с этой точки зрения изучен потенциал надзорной деятельности органов прокуратуры, как своеобразного административно-правового средства пресечения коррупционного (либо потенциально коррупционного) поведения сотрудников правоохранительных органов.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.