МЕСТО И РОЛЬ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СИСТЕМЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Донских Н.И.

Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова


Номер: 3-3
Год: 2016
Страницы: 29-31
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

история, разделение властей, президент, конституционные полномочия, history, division of the authorities, president, Constitutional authority

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается исторический аспект становления законодательного закрепления разделения властей, а также особое место Президента в Российской модели разделения властей.

Текст научной статьи

Одним из главных принципов конституционализма, согласно которому единая государственная власть подразделяется на независимые и самостоятельные друг от друга ветви, а именно: законодательную, исполнительную и судебную, - является принцип разделения властей. Ещё древние римляне предпринимали попытки разделить власть на исполнительную и законодательные ветви. Это делалось в целях того, чтобы государственное управление обществом не было сосредоточено в руках одного лица или органа. Таким образом они пытались увести государственное управление от диктатуры монархов и деспотизма [1, 13]. Принцип разделения властей был чужд Российскому государству на протяжении почти всей его истории. Этот принцип отвергался и самодержавной природой власти монарха. Также данный принцип не был полностью воспринят в эпоху советской власти, т.к. она мыслилась и строилась как носительница формального «полновластия» Советов[2]. К полноценному становлению идеи разделения властей привел поиск возможностей преодоления политического режима в СССР только лишь во второй половине 80-х годов. Но лишь введение института президента в СССР и РСФСР, а также провозглашение суверенитета РФ повлекло за собой конституционное, а соответственно и нормативное, закрепление принципа разделения властей в России. Однако, попытка ограничить самодержавие и разделить власть была предпринята ещё в начале XX века. В манифесте от 17 октября 1905 года, который был принят и разработан по приказу Николая II, согласно которому все законы должны были рассматриваться и утверждаться государственной думой. Иначе говоря, принятие манифеста ослабляло единовластие императора и передавало законодательную ветвь власти в руки государственной думы. Долгое время сама модель разделения властей рассматривалась советской наукой как буржуазная и поэтому отвергалась. Объяснялось это тем, что в основу советской модели государственной власти заложены взгляды Маркса и Энгельса, которые рассматривали механизм государственной власти в качестве «работающей корпорации, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» [1, 14]. По мнению основоположников марксизма-ленинизма, государственная власть являлась единым целым, а систему органов должны были возглавлять полновластные Советы, в работе которых происходит «слияние управления с законодательством». Государственная власть, которая реализовалась как единое целое, приводила к усилению позиции исполнительной власти и ее аппарата, и сосредоточению в последнем всех функций государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной). И лишь 12 декабря 1993 года была принята действующая на данный момент Конституция Российской Федерации. Согласно 10 статье настоящей Конституции РФ: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Данное положение полностью и однозначно разделяет власть в Российской федерации на 3 самостоятельные ветви, при этом не оставляя лазеек, как это было в манифесте 1905 года. Однако, на основании 4, 5, 6, и 7 глав конституции, которые описывают полномочия Президента РФ, Федерального Собрания, Правительства РФ и судебной власти соответственно, можно сделать вывод, что пусть власть и разделена, но существует явный перекос властных полномочий в сторону Президента. В 11 статье Конституции, Президент позиционируется как лицо, осуществляющее государственную власть в РФ, что несколько противоречит принципу разделения властей, т.к. президента РФ нельзя отнести ни к одной из существующих в РФ ветвей власти, потому что ни в одной из статей Конституции Президент не причисляется к какой-либо ветви власти. Согласно же 80 статье Конституции Президент Российской Федерации является главой государства и гарантом Конституции, а также лицом, определяющим основные направления внутренней и внешней политики государства. Мы разделяем позицию, согласно которой, президент России обладает более широкими властными полномочиями, нежели отдельные органы ветвей государственной власти[3, 15-32]. А особое положение Президента в системе государственной власти, не относящее его ни к одной из ветвей власти, позволяет ему легко вести надзор и осуществлять регулирование действий органов государственной власти. Также, основываясь на 83, 111, 112, 116, 117 статьях Конституции РФ, Президент обладает решающими полномочиями в сфере как исполнительной власти в целом, так и отставки Правительства. На основании данных статей можно сделать вывод что Президент, помимо своих исключительных прав, имеет возможность воздействия на формирование и работу органов исполнительной власти. Дабы Президент полностью не перетянул на себя контроль над властью, на Конституционный Суд была возложена задача вести надзор за деятельностью Президента. Согласно 125 статье Конституции РФ, Конституционный суд имеет право разрешать споры относительно соответствия Конституции нормативных актов Президента РФ. Таким образом орган одной из ветвей власти ведёт надзор за деятельностью Президента, который в свою очередь ведёт надзор за остальными ветвями власти. Это наглядно описывает систему «сдержек и противовесов», которую согласно классической модели разделения властей должны образовывать законодательная, исполнительная и судебная ветви власти. Однако в Российской же системе разделения властей это систему «сдержек и противовесов» дополняет президент, находящийся над органами власти, и при этом не являющийся их частью, что позволяет ему централизованно координировать и направлять деятельность всех трёх ветвей власти, что закреплено в 80 статье конституции РФ: «Президент Российской Федерации обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти». Основываясь на вышесказанном, можно утверждать, у Российского президента имеются все инструменты для регулирования и координирования работы всех трёх ветвей власти, и, при добросовестном исполнении своих обязанностей, Президент способен регулировать работу системы «сдержек и противовесов», исключая при этом перекос властных полномочий в сторону какой-либо ветви власти. Именно эта особенность Российской модели разделения властей выгодно отличает её от ныне существующих. *Конджакулян К.М. - научный руководитель, к.ю.н., доцент кафедры Административного и финансового права РЭУ им Г.В. Плеханова

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.