ОПЫТ ПЕРВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВЛАСТИ И КРУПНОГО БИЗНЕСА В РОССИИ В 90-е ГОДЫ ХХ ВЕКА Сущенко В.А.

Южный федеральный университет


Номер: 3-5
Год: 2016
Страницы: 20-23
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Тема статьи навеяна современной ситуацией в России, когда в надежде на нашу короткую память предпринимаются попытки оправдать Б.Н. Ельцина и проводимый им курс, в результате которого страна оказалась под властью небольшой группы крупных предпринимателей - «олигархов». О причинах их появления и их тесной связи с властью во время т.н. «второго пришествия капитализма в Россию» и пойдет речь в данной статье, чтобы не было искушения вновь вступить на тот путь, который таит угрозу полного обрушения страны. Понятно, что к тем, кого в 90-е годы ХХ века СМИ именовали «олигархами», относились не просто очень богатые люди России, таких и нынче хватает, а те, кто стали хозяевами крупных финансовых и производственных корпораций благодаря государству и платили этому государств отступные в лице правительственных чиновников. С самого начала новая власть сделала ставку на людей, которые, накопив сомнительными средствами первоначальный капитал, должны были стать ее опорой в построении капитализма, который, по отзывам зарубежных наблюдателей, представлял собой нечто среднее между «капитализмом баронов - грабителей и государственным контролем»[3,2]. Не имевшим серьезной социальной опоры в обществе и ясной идеи, способной сплотить нацию, реформаторам-либералам поневоле приходилось работать с теми, кто всеми правдами и неправдами сколотил капитал: директора предприятий, которые стали собственниками лишь потому, что оказались в момент приватизации на командных постах; банкиры, которые, в сущности, так и остались обычными валютными спекулянтами и казнокрадами; полукриминальные элементы, которые обзавелись легальным бизнесом. Уже тогда все понимали, что олигархи были обязаны своими капиталами не какими-то особенными талантами, заложенными от природы. И, уж, конечно, их богатство не явилось результатом их долгого и напряженного труда. Оттого смешной представляется попытка иных российских олигархов сравнивать себя с Ротшильдами или Рокфеллерами, которые годами шли к своему богатству и «сделали» себя сами, без всякой спонсорской помощи со стороны правительственных чиновников [5,3]. Нет, наши олигархи стали продуктом либерально-рыночных реформ, и не заработали они свой первый миллион тяжелым трудом. Зато у них была особая предпринимательская сноровка и умение вовремя оказаться в нужном месте. Как предприниматели, многие из олигархов сложились в эпоху перестройки, когда им мало кто помогал. В последующие времена им понадобилось только реализовать свой мощный деловой потенциал. А то, что они стали богатыми благодаря поддержке со стороны новой демократической власти, иначе и быть не могло ввиду заданных молодыми реформаторами темпов реформ и роли в них государственного аппарата, сохранившего все бюрократические пороки прежней системы. Реформы проводились новой властью для поощрения ее представителей и союзников, и лишь сообразно этому решалась провозглашенная задача по созданию основ рыночной экономики. Поэтому те, кто был особенно этой властью обласкан, тот затем должен был ей платить, и платить персонально тем правительственным чиновникам новой демократической власти, с подачи которых они и стали олигархами. Сила олигархов определялась совсем не объёмом их капиталов, а степенью их влияния на правительственные структуры. Естественно, что наибольший вес тогда получили те олигархические группы, которые, по предположению СМИ, обслуживали финансовые интересы президента Б.Н. Ельцина, его семьи и его ближайшего окружения, те. Б.А. Березовского, Р.А. Абрамовича и других [7,1; 8,2]. Олигархия начала оформляться в начале 90-х годов ХХ века, но открыто проявила себя в 1994-1995 годы, когда на приватизационные аукционы были выставлены локомотивы отечественной индустрии - нефтяные и металлургические компании. Вот тут-то перед широкой общественностью и предстали новые хозяева жизни, в чьих руках оказались наиболее крупные предприятия с большими экспортными возможностями. Вне их контроля остались либо нерентабельные, либо слишком сложные для захвата экономические объекты. Имея своих людей в правительственных кругах и зная условия аукционов, они без труда отсекали от лакомых кусков потенциальных конкурентов, тем более что аукционы были закрытые и «чужие», т.е. не связанные с правительством лица, туда просто не допускались. Все это признал в 1997 году не кто иной, как Первый заместитель председателя правительства России А.Б. Чубайс в интервью журналу «Эксперт». Он прямо заявил, что, хотя конкуренция на аукционах была, «она проходила не в форме цивилизованного соревнования участников по цене, а в форме, когда одни из участников давили на сам аукцион другими средствами» [9,4] . Автор приватизации признал, что в 1994-1995 годах цены на залоговых аукционах были низкими, лишь формально равными стартовым. По его мнению, у правительства тогда была лишь одна альтернатива: продавать предприятия хоть за какие-нибудь деньги или просто позволять их расхищать. На наш взгляд, особой здесь разницы нет. Тем более что не вполне оправдались заверения А.Б. Чубайса, что продажная цена на залоговых аукционах неминуемо будет возрастать. На наших глазах происходила операция по продаже акций одного из крупнейших российских предприятий, когда представители нового состава правительства С.В. Кириенко и Б.Г. Немцов пытались заставить олигарха Б.А. Березовского дать за него приемлемую для государства цену. Ничего кроме громогласного скандала у них не вышло. Трудно, оказалось, приучить олигархов играть по честным правилам, когда они привыкли получать все почти даром. Тем более что они уже тогда ощутили свою силу и влияние, считая, что, «если хор Наиболее удачной операцией олигархов в игре с правительством В.С. Черномырдина стал захват нефтяных богатств страны. Еженедельник «Аргументы и факты» поведал, как именно такое могло случиться [1,3]. Это судьбоносное в истории страны событие свершилось 31 марта 1995 года. Правительство В. Черномырдина в очередной раз срочно нуждалось в деньгах. Банкиры М. Ходорковский, В. Потанин и П. Смоленский выразили готовность предоставить ему заем в размере 1,8 млрд. долларов, потребовав в качестве залога пакеты акций государственных нефтяных предприятий. В результате М. Ходорковский получил компанию «ЮКОС», П. Смоленский добыл для Б. Березовского «Сибнефть», В. Потанину отошла нефтяная группа «СИДАНКО». После чего произошел раздел страны между старыми и новыми нефтяными баронами. В. Потанину достались Дальний Восток и Северо-запад страны. Юг Сибири оказался в руках Р. Абрамовича и Б. Березовского. М. Ходорковскому отошли западная Россия, центр Сибири и Средняя Волга. Азербайджанец В. Алекперов (чья крупнейшая в России и четвертая в мире компания «ЛУКОЙЛ» была создана еще в 1992 году личным указом Б.Н. Ельцина) взял себе районы ближе к Каспийскому морю и часть Ростовской области). Хозяин Тюменской нефтяной компании - группы «Альфа» П. Авен занял Центральную Россию. Остальные районы страны поделили между собой государственные и региональные нефтяные компании, находящиеся под контролем местных властей. Вряд ли можно в истории других стран отыскать примеры столь быстрого роста финансового и промышленного могущества небольшой группы лиц, сумевших в течение считанных лет подчинить себе самые прибыльные сырьевые отрасли страны. Одновременно с этим олигархи прибирали к рукам государственные компании. Такую операцию, судя по публикации в газете «Комсомольская правда», опиравшейся на свидетельствах зарубежных источников, провел с компанией «Аэрофлот», где 51% акций принадлежал государству, Б.А. Березовский. Схема была предельно проста и весьма типична для российских условий. Была создана фирма «Андава», на счетах которой с помощью людей Березовского в руководстве компании стала оседать вся валютная выручка «Аэрофлота». Дальше все могло произойти так, как заявил в своем интервью журналу «Форбс» сам Б.А. Березовский: «Приватизация в России проходит три этапа: первый - приватизация доходов, второй - приватизация собственности и третий - приватизация долгов»[2,2]. В деле с «Аэрофлотом», благодаря запоздалому вмешательству Генпрокуратуры, вся операция ограничилась фазой «приватизации доходов». Но до 1999 года особые отношения Б.А. Березовского с семьей Б.Н. Ельцина служили «охранной грамотой» и от налоговых служб, и от расследования Генпрокуратуры. В убытке оказалась только сама компания. С момента попадания под влияние Б.А. Березовского «Аэрофлот» только за 1996-1997 годы потерял 175 млн. долларов [2,3]. По сходной схеме действовали и другие крупные предприниматели. Обычно они создавали вокруг рентабельного предприятия массу посреднических фирм, переводили на их счета средства предприятия и доводили его до банкротства с последующей его приватизацией и перепродажей иностранным фирмам. Поистине 1996-1998 годы были временем наивысшего могущества российских олигархов, когда они могли спокойно пожинать добытые лавры и в материальном плане и в сфере большой политики. Имеется в виду усиление влияния отдельных олигархов на формирование правительственного курса. Имея огромные финансовые и пропагандистские ресурсы, они оказывали прямое влияние на президента Б.Н. Ельцина и его ближайшее окружение, и могли провести любое угодное им решение. Собственно говоря, олигархи своих намерений вовсе не скрывали. «Наше отношение к властям? - заявил в начале своей деловой карьеры ныне опальный олигарх М.Б. Ходорковский, - «Еще несколько месяцев назад мы считали за благо власть, которая не мешала бы нам, предпринимателям. В этом отношении идеальным правителем был Михаил Горбачев. На том этапе нашего развития этого было достаточно. Теперь, когда предпринимательский класс набрал силу и процесс этот остановить уже невозможно, меняется и наше отношение к власти. Нейтралитета по отношению к нам уже недостаточно. Необходима реализация принципа: кто платит, тот и заказывает музыку»[6,1]. Впервые олигархи заявили о таких своих претензиях накануне президентских выборов 1996 года, когда в «письме 11 банкиров» потребовали ни много, ни мало как отмены выборов, поскольку шансы удобного им Б.Н. Ельцина на переизбрание были невелики. В этом документе содержалась прямая угроза: «Предприниматели обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия и на слишком беспринципных, и на слишком бескомпромиссных политиков» [9,4]. До этого, правда, дело не дошло. Благодаря большим деньгам и мощной поддержке СМИ (и то и другое обеспечили олигархи) Б.Н. Ельцину удалось сохранить свою власть. В благодарность за помощь со стороны олигархов, он даже допустил к руководству страны их самых ярких представителей - Б.А. Березовского и В.М. Потанина. Дальше - больше. Установив контроль над самыми влиятельными телеканалами, газетами и журналами, они получили хорошее средство для влияния на политическую элиту, пугая ее скандалами и разоблачениями и манипулируя общественным мнением. Этим средством некоторые из олигархов пользовались неоднократно, как только возникала малейшая угроза их интересам. Получалось, что государство в лице крупных правительственных чиновников вскормило силу, которая могла поглотить это государство без остатка, превратив его в орудие защиты интересов узких олигархических групп, что далеко расходилось с интересами страны и ее народа. Время наглядно показало, что прочного союза демократов во власти с олигархами на местах не получилось. Вместо «капитанов индустрии» и «финансовых гениев» правительство молодых реформаторов получило беспринципную и жадную группу дельцов, рвущих на части последние куски государственной собственности и даже способных создать прямую угрозу национальной безопасности страны. Все их усилия были направлены лишь на то, чтобы сохранить достигнутые не вполне праведным путем власть и богатство. Время также показало, что олигархи далеко не всесильны. Государство, при желании, способно их приструнить и заставить уважать интересы страны. Первый сигнал об окончании эпохи почти полного господства олигархов над страной подал, и первый удар по всесилию олигархов нанес Августовский кризис 1998 года. Тогда рухнула финансовая империя Виноградова, большие финансовые потери понесли В.М. Потанин и В. С. Гусинский. Сумели сохранить свои позиции лишь те из олигархов, которые вовремя догадались перенести свои интересы из финансовой в промышленную сферу, такие как: Р.П. Вяхирев, М.Б. Ходорковский, В.М. Алекперов и Б.А. Березовский. Претензии, высказанные к некоторым олигархам Генпрокуратурой при премьере Е.М. Примакове, показали, что они уже больше не являются абсолютно неуязвимыми от закона. Положение их осложнилось еще и тем, что из правительства ушли прежние «политические кураторы» олигархов, связь с которыми раньше гарантировала им неприкосновенность. Конечно, в руках олигархов сохранились большие возможности, как в финансовом, так и в политическом плане. Только былого финансового могущества и политического влияния им уже не вернуть. Их время, как можно надеяться, ушло и ушло безвозвратно. Новое руководство страны во главе с президентом В.В. Путиным заставляет ведущие промышленно-финансовые группы служить интересам экономического возрождения страны. Его политический курс, который одобряет сейчас свыше 80 % россиян, укладывается в нехитрую формулу: рынок без базара, свобода без вседозволенности и порядок без диктатуры. Так был обозначен путь к общественной консолидации, на который волею или нехотя, но ступили некоторые из олигархов, осознав, наконец, свою ответственность перед страной. «Других уж нет, как говориться, а иные, уж далече». И нет к ним жалости и нет по ним тоски.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.