ПРОБЛЕМА ВОЛИ В СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ 20-30-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА: ПОИСКИ И РЕШЕНИЯ Батыршина А.Р.

Набережночелнинский государственный торгово-технологический институт


Номер: 3-6
Год: 2016
Страницы: 52-55
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

В отечественных историко-психологических исследованиях Л.И.Анцыферовой, Е.А.Будиловой, А.Н.Ждан, В.А.Кольцовой, О.Г.Носковой, А.В.Петровского, А.А.Смирнова, Е.В.Шороховой и других показано, что одним из интересных периодов с точки зрения становления основ психологии в России является первая треть ХХ века и особенно хронологический период с начала 20-х до конца 30-х годов. Именно в это время формируются и получают бурное развитие новые отрасли психологии, которые вовлекали в свою орбиту значительное число психологов. Они не только решали психологическими средствами важные проблемы образования, воспитания, но и по-новому пытались перестроить ход развития психологической теории. В середине 20-х годов обнаруживается переплетение терминологического аппарата старых и новых отечественных и зарубежных психологических теорий, различных физиологических, биологических и социологических концепций, философских и идеологических систем. Подобное явление можно было обнаружить в исследованиях многих психологов тех лет, например, в работах М.Я.Басова, П.П.Блонского, Л.С.Выготского, А.Б.Залкинда, В.Я.Струминского и т.д. Однако, разработка психологических конструктов происходила неодинаково интенсивно и в числе невостребованных и малоизучаемых оставалась проблема воли и волевого поведения человека, вышедшая из психологического поля XIX века. Одним из ведущих направлений, продолжавших выделять и рассматривать волю как один из психических процессов, была психология Г.И.Челпанова. Ученики Г.И.Челпанова в конце 20-х годов создавали свои психологические лаборатории, в которых продолжала исследовать многие вопросы так называемой «старой» психологии. В данном случае, речь идет Психологической лаборатории при Московском педагогическом собрании, которая разрабатывала вопросы развития эмоциональных и волевых процессов у ребенка. Руководителем лаборатории был один из учеников и ассистентов Г.И.Челпанова - А.А.Каэлас (1880-1920), в 1917-1918 году - доцент Московского университета. Одна из работ А.А.Каэласа, изданная в 1917 году в журнале «Психология и дети» так и называлась «О воле и ее воспитании» [6]. Основной тезис, поставленный автором в самом начале статьи, сводится к разделению двух позиций, одна, считающая, вслед за Кантом и Шопенгауэром, основой воли является характер, и в этом случае, вопрос о воспитании воли отпадает. Вторая позиция, утверждающая, что развитие воли является результатом общего образования и повышения культурного уровня. Позиция самого автора заключается в том, что характер - это «не основа воля, а сама воля в определенном состоянии развития», и что касается образованности и культуры, то «сами по себе прямо они на волю вовсе не влияют: воздействие ума на волю возможно лишь косвенно - путем влияния на создание внешней жизненной обстановки или усиления в человеке сознательности и понимания связи своих действий с их результатами» [6, с.119]. По мнению А.Каэласа, наиболее полно и обстоятельно разработана психология воли в работах метафизического характера, в противоположность ей, в эмпирической психологии, интерес к воле «чрезвычайно ничтожен» [6, с.119]. Более того, передовые течения современной психологии (к.XIX - н.XX вв.) не признают волю элементом психики. Именно это положение в психологии делает суждение о воле и ее воспитании весьма трудным и «даже рискованным делом» [6, с.120]. Делая исторический обзор современных концепций, автор делает вывод, что в немецкой и французской психологии воля не выделяется «как особый психический элемент» [6, с.121]. Вся активность в данных школах «приходится на долю организма и нервной системы; в психике они находят только пассивные состояния, относящиеся частью к эмоциям, частью к познавательным переживаниям» [6, с.122] и в виду этого, вопрос о воспитании воли весьма затруднителен. Вопрос о воспитании воли имеет возможность рассмотрения только, если отказаться от отождествления ее с органическими и нервными процессами. «Должна быть допущена активность внутри самой психики, активность, составляющая совершенно самобытный элемент психической жизни» [6, с.122]. Разрешая вопрос роста и развития воли, А.Каэлас занимает генетическую позицию. «Абсолютной неподвижности или неизменяемости воли…нисколько не устанавливаются» [6, с.128]. Автор убежден, что воля человека все время изменяется, и изменяется именно в смысле постоянного роста и непрерывного развития, который очень «ясно наблюдается во внешней двигательной стороне воли» [6, с.129]. Двигательная сторона изменения воли проявляется в действиях внутреннего усилия. «Именно эти усилия очень различны в действиях детей и в действиях взрослых» [6, с.129]. Автором отмечается, что усилия воли детей всегда весьма многосложны и многосторонни, но зато чрезвычайно кратковременны; наоборот, усилия взрослых не очень многосторонни, идут прямо к цели и могут быть чрезвычайно длительны и устойчивы. Существует, по мнению автора, еще одна особенность двигательной стороны воли, которая проявляется в настойчивости воли или в общей «внутренней ее силы» [6, с.129]. Эта особенность прямому наблюдению недоступна, но ее можно обнаружить косвенным путем. Доказательством этого феномена, автор считает наличие явления внушаемости. Следующей особенностью воли является «рост направлений в человеческой воли», сущность которой «сводится к распадению или расщеплению основных направлений, присущих воле от природы, на множество новых» [6, с.130]. Еще одной особенностью развития воли, автор считает, что только «в процессе роста и развития воли координация впервые и появляется», которая выражается в «способности задержки» [6, с.133]. Развитие процесса задержки действий дает в результате то, что воля становится цельной, внутренне связной и единой и, по мнению автора, получается «своеобразная устойчивость воли, служащая высшим выражением координации движений» [6, с.133]. Выделяя в воле отдельные ее стороны, ученый останавливает свое внимание на элементе активности, или т.н. «двигательной воле» [6, с.134]. Именно развитие данного элемента превращает нашу волю в «сильную волю, т.е. волю настойчивую, энергичную» [6, с.134]. В такой воле все «движения внутренне согласованны и связаны, волевая энергия сконцентрирована и подчинена единой власти, а потому все ее действия выполняются легко и без задержки» [6, с.134]. Результатом сильной воли, по мнению автора, является результат умелого развития элемента активности, главным средством которого выступает «выполнение реальных движений или действий» [6, с.135]. Выполнение реальных движений должно заключаться в систематическом повторении одних и тех же действий. Вполне понятно, что в данном случае, речь идет об упражнении и упражняемости действий. Именно в выполнении упражнений, по мнению А.Каэласа, можно «сообщить движениям целесообразность в выполнении». Рассматривая одно из качеств воли - единство воли - ученый отмечает, что «единство воли - свойство, создающееся в воле как прямой результат развития в ней координаций. Общим основанием этого процесса является наличность в нашей воле бесконечного множество разных стремлений и желаний. Особенно это важно, что все элементы воли первоначально являются в совершенно обособленном, внутренне неразделенном виде» [6, с.140]. Автор выделяет средства достижения единства воли, а именно: выполнение разнообразных действий; размышление или обдумывание действий [6, с.142]. Апогеем статьи является вывод, не укладывающийся в рамках идеологии начала 20-х годов XX века, - автор поднимает вопрос о благородстве воли. Необходимо отметить, что, с нашей точки зрения, это уникальный подход в решении вопроса воспитания воли. Более того, мы не встречали ни в одной работе упоминания о подобной идее. В чем заключается благородство воли? А.Каэлас считает, что можно волю сделать сильной, можно сделать ее внутренне цельной, единой…. Но для того, чтобы сделать волю благородной, необходимы особые специальные средства. Автор указывает направления воли, в которых она может проявлять свое благородство, а именно: направленность на высокие цели, которые формируются «общим ростом знаний, определяющих общие основы нашего мировоззрения» [6, с.146]. Основой для создания благородства воли, автор считает, «наличность в воле оценки и выбора. Человек должен оценивать свои желания и, признавая их хорошими, выбирать и выполнить их, а другие, подавлять, как дурные» [6, с.146]. Вторым фактором в развитии благородства воли, А.Каэлас считает «рост собственно психической активности». В целом, автор не предлагает теории воспитания воли, даже не указывает конкретные способы воспитания волевой сферы. Главной целью статьи ученого является указание о «систематичности и уяснении задач воспитания воли». Учитывая, что статья датирована 30 октябрем 1917 года, и фактом, что автору остается жить не больше двух лет, обращения именно к проблеме воле в особых исторических и идеологических условиях, не может не поражать. В рамках педологического направления вопросам формирования и воспитания воли у ребенка дошкольного возраста посвящены работы советского педагога-врача Ефима Ароновича Аркина (1873-1948). Под зрелой, развитой волей Е.Аркин понимает «способность планомерно осуществлять поставленные перед собой цели, преодолевать стоящие на пути препятствия» [1, с.139]. Развитие воли в дошкольном возрасте происходит в двух направлениях: во-первых, в направлении сознательной затраты нервной энергии на производство сложных и координированных движений; во-вторых, в виде затраты энергии особо нервных, так называемых, тормозящих аппаратов, на задержку или приостановку мышечных сокращений. Наибольшую ценность представляют работы Е.А.Аркина (1945, 1949) тем, что в них предельно подробно даны эмпирические описания типов слабовольных детей, средств и путей воспитания воли, характера, привычек. Исторический интерес представляет работа врача Августы Александровны Дернова-Ярмоленко «Педологические основы воспитания» (1925), в которой рассматривается два вида воли: активная и сдерживающая. Воля рассматривается как сложный акт поведения, связанный с хотением и стремлением, порожденные внешними и внутренними побуждениями. Поскольку в основе побуждений лежат инстинкты, то «наступательный инстинкт ведет к выработке активной воли, а оборонительный - тренирует сдерживающую волю» [5, с.183]. У ребенка, по мнению автора, «задерживающая воля» находится в зачаточном состоянии, она вырабатывается постепенно и последовательно, благодаря: а) столкновению с окружающим ребенка материальным и социальным миром, б) разумному воспитанию, особому установлению правильного порядка жизни. С выработкой волевых усилий, как считает Дернова-Ярмоленко, тесно связана выработка внимания, последовательность которой она видит в «способности к двигательным функциям; способности выполнить свое хотение или сдержаться - волевое усилие; во внимании, которое тоже есть акт воли, обозначает усилие сосредоточить свои воспринимающие аппараты на чем-либо одном, избранном» [5, с.181]. Для развития устойчивого внимания, автор рекомендует: не мешать детям самостоятельно добиваться намеченного; вырабатывать умение работать над заданием. Вредным для выработки внимания, по мнению автора, является как большое количество и разнообразие материалов и игрушек, так и чрезмерность переживаний [5, с.183]. Волевая деятельность в реактологическом и отчасти рефлексологическом направлениях в значительной степени игнорировалась как предмет психологического исследования. В «Учебнике психологии» К.Н.Корнилова (1929) она даже не упоминается, и мы не находим реактологических аналогов термина «воля». Именно на примере воли реактологическая концепция выявляла свой механизм, который не оставлял места принципу сознательного регулирования ответной деятельности. Воля формулировалась как функция координации и внутренней регуляции деятельности. В рамках понимания психологии как науки о поведении построить сколько-нибудь убедительную теорию воли не представлялось возможным из-за присущего поведенчеству механического подхода к человеку и его деятельности. Обсуждение проблемы воли на это время рассматривалась крайне негативно. Это было связано с тем, что в научно-теоретическом плане воля рассматривалась в качестве духовной способности, неотчуждаемой от личного бытия человека. Все из известных на то время в психологии авторов концепций воли суть волевого действия находили во внутренних процессах сознания и усилия советских ученых вынуждено были направлены на поиски объективных - социокультурных обоснований для актов воли. Именно поэтому, характерная для субъективной психологии телеологическая трактовка волевого акта (например, у Н.О.Лосского) вызывала протест со стороны сторонников поведенческой психологии. Для поиска решения, таким образом, можно было продвигаться в разных направлениях. Например, пересмотреть значимость элементов структуры волевого акта (К.Н.Корнилов), рассмотреть волю как частную организационную форму, имеющей наиболее сложный регулятивный механизм (М.Я.Басов), разработка варианта психолого-педагогической интерпретации явлений духовной природы (воли) у В.М.Экземплярского. Проблема побудительных сил поведения входила в ту область психологии, которая трактовалась с самого начала в духе механистического мировоззрения. Развитие ее, как и всей психологии, на новых марксистских основах должно было перестроить всю систему исходных понятий, которыми назывались такие явления, как энергия, инстинкт, побуждения, страсти, воля и т.д.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.