ТИПЫ УДАРЕНИЙ ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ: ПОЛЕМИКА ЛИТЕРАТУРОВЕДОВ И ЛИНГВИСТОВ Белавина Е.М.

МГУ им. М.В. Ломоносова


Номер: 4-2
Год: 2016
Страницы: 134-139
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Всем известно, что ударение во французском языке падает на последний слог, что слово лишено собственного ударения и приобретает его только при вхождении в дискурс, за счет синтаксической позиции в ритмических и дыхательных групп. Помимо основного ударения существуют добавочные ударения на первый слог, в вопросах классификации которых среди исследователей нет единогласия. Особый случай представляет казус “просодического ударения”, существование которого утверждается стиховедами, но отрицается фонетистами.

Текст научной статьи

Система ударений во французском языке: базовые принципы В лингвистике принято выделять языки с фиксированным ударением и со свободным ударением. При этом русский язык относится к языкам со свободным ударением. Свобода, разумеется, - относительная, речь не идет о том, чтобы перемещать ударение по слову, куда вздумается. Ударение в русском языке может падать на любой слог, но обусловлено этимологией и морфофонологической структурой. Французский язык относится к языкам с так называемым фиксированным ударением. Но фиксированность эта - относительная, ударение падает на последний слог. На последний слог чего? Une petite - une petite promenade - une petit promenade agréable. Je le prends. Prends-le. Основное ударение французского языка, которое фонетисты называют первичным (“primaire”), падает на последний слог “лексического слова”. Причем существует еще ударение sécondaire (вторичное), оно приходится на первый слог, мы будем назвать его добавочным. При анализе ритмических структур необходимо различать два уровня: фонологический и фонетический. Основное ударение находится в ведении фонологии, относится к абстрактному уровню исследований (niveau abstrait, sous-jacent -[12: 41], поскольку оно определяется лексическими и морфосинтаксическими условиями. Добавочные ударения, вызывающие множество споров среди ученых, реализуются в речи, то есть требуют исследования фонетического, исследования конкретных реализаций. [12: 41]. Ударение может затрагивать три параметра гласного звука: длительность, частоту звука и интенсивность. Физико-акустические характеристики основного и добавочного ударений тоже разняться. Основное ударение во французском языке выражается в значительном увеличении длительности гласного, добавочное ударение реализуется за счет изменения интенсивности и частоты. Основное ударение во французском языке Основное ударение во французской терминологии может называться по-разному: мы можем встретить под именем логического, объективного, неэмфатического, тонического, внутреннего1, лексического ударения или ударения группы, и всё это ictus roi, король иктус. [4], [8], [12: 42] О чем может свидетельствовать такое разнообразие терминов? Вероятно, о сложности изучаемого феномена, поскольку определение ударения связано с понятием “ритмическая группа”. Как признается литературовед Ж.Дессон : “Проблема ритмической группы во французском языке коренится в ее изначальной неопределимости”. [7 : 122 ] Основное ударение - это ударение ритмической группы, ритмическая группа - это группа слов, объединенных одним ударением. В этом единодушны многие исследователи. [11],[18],[10], [12]. Основное ударение (в купе с паузами, о них мы поговорим в дальнейшем) является маркером границ ритмической группы, сегментирует речевую цепочку согласно синтаксическим отношениям. Всем привычно противопоставлять русское и французское ударение [2],[5]2, однако если мы обратимся к ритмическим рисункам русской речи, мы обнаружим деление на речевые такты [1]. Речевой такт можно считать для русского языка единицей, аналогичной ритмической группе во французском языке, правила вычленения которых следует искать в истории обоих языков. Для французского языка учение о проклитиках и энклитиках развивал Поль Гард [10]. Он вводит понятие фонологического уровня accentogène - способный стать ударным. (Самостоятельные части речи считаются accentogène, служебные non-accentogène.) По его стопам идет М. Росси M. Rossi, предлагая понятие accentème. Способность нести ударение является смыслоразличительной: например, [de] des как неопределенный артикль множественного числа не несет ударения, а dé (игральный кубик) может быть ударным. Но даже на фонологическом уровне это противопоставление мгновенно сметается реальностью позиции в фонетической цепи. Служебные части речи в постпозиции относительно главного слова приобретают ударение. [Основные правила вычленения ритмических групп кратко и доступно описаны в учебнике М. Олевской 2:28-31] Например, pas -служебное слово, отрицательная частица, aimer - глагол, самостоятельная часть речи. Единица, предполагающая возможность принять на себя ударение, может оказаться безударной в фонетической цепи, единица служебная становится ударной. - Je l’aime. - Je ne l’aime pas. Даже на фонологическом уровне служебная часть речи (за которой никто не подозревал способности нести ударение), попав в сильную позицию, генерирует ударение. Что же говорить об уровне суверенной субъективности, уровне конкретных фонетических реализаций? Литература дает нам множество запоминающихся примеров того, как клитики могут оказываться ударными за счет позиции в речевой цепи: “Les yeux. Tant de -” (Beckette) Pareil à la Feuille morte. (Verlaine) Теоретически во фразе столько ритмических групп, сколько лексических слов. Однако нужно учитывать, что в речи действуют механизмы снятия ударений (désaccentuation) и переноса ударения (transfert accentual). Вот почему во фразе количество ритмических групп может оказаться меньше, чем количество лексических слов. [12: 43] Добавочные ударения во французском языке Важность добавочных ударений во французском языке эмоционально пережил и на себе прочувствовал венгерский фонетист Иван Фонажи, он вспоминает в конце 70-х годов о своем первом продолжительном пребывании в Париже (1938-1939 г.г.): “…Я столкнулся с проблемой ударения во французском языке, слыша дружескую критику : “Ты говоришь по-французски, как книга […] семнадцатого века. Я понял, что дело было в моем слишком выраженном окситоническом ударении, именно оно смущало мое парижское окружение, то есть именно выделение последних слогов так, как это делали мои преподаватели в Будапеште, у которых на слуху были еще речи, слышанные ими от университетских профессоров и друзей в последние годы XIX века. Сверившись с учебниками по произношению и со статьями авторитетных лингвистов - Граммон, Фуше, Доза, Марузо - я не без удивления узнал, что мои ударения соответствовали требованиям современной теории, но наталкивались на проблему ежедневной практики”. [цит. по 6: 124] Особенное внимание Иван Фонажи уделил изучению ударений на первый слог слов и синтагм, он выдвинул гипотезу об арках ударений. [9] Упоминания о добавочных ударениях [6: 125] попадались и в исследованиях начала XX века, в настоящее время они присутствуют в теоретических трудах постоянно и вызывают обширную полемику. Анна Лашре выбирает осторожный термин - нефинальное ударение, чтобы охватить все возможные расположения добавочных ударений. Некоторые исследователи, в частности Фонажи и Паделу, считают, что есть одно единственное ударение - accent secondaire. Оно мобильно и может приходиться на служебные слова и на самостоятельные части речи. [12: 43] Канадская исследовательница Л. Бурасса собрала более десятка названий этого феномена accent pathétique, empathique, d’émotion, affectif, expressif, émotionnel, accent antithétique, distinctif, intellectif, oppositif, logique, psychologique, differential, de nouveauté, d’opposition, de constraste, d’insistance. [6:125] Французский стиховед Анри Мешонник и его последователи употребляет еще два термина “oratoire” и “de rhétorique” [14:220]. Анна Лашре, вслед за М. Росси, выделяет три типа добавочных ударений, появление которых обусловлено либо ритмическими, либо прагматическими, либо экспрессивными задачами. [12:44] Ритмическое ударение (Accent rythmique) - проявляется в ритмическом подъеме, который может сопровождаться усилением интенсивности. Речь идет о переносе ударения (transfert accentuel) (Анна Лашре называет причины этого явления психобиологическими), чтобы избежать скопления ударений (contre-accent, Meschonnic): chaton gris - ударение с последнего слога существительного переносится на первый слог. Этот перенос вызывает полемику среди специалистов, о чем пишет А. Лашре : Ж.-К. Мильнер, Ф. Реньо и Ди Кристо считают, что ударение переносится на первый слог ритмической группы вне зависимости от количества слогов. П.Гард считает, что оно приходится на третьи от конца слог. [12:44] Ж.Дессон эмоционально возражает, называя “ басней” (fable) утверждение, повторяемое и стиховедами, и лингвистами: “Французский язык стремится избегать непосредственного следования двух ударений друг за другом”. [Ferdinand Carton, Introduction à la phonétique francçaise, цит. по 7 : 152] Ф. Картон приводит пример отсутствия ударения на существительном « je trouve ce rôti cher ». Он ссылается на П.Гарда: “Любая группа слов, тесно связанных по смыслу и не разделенных паузой, может рассматриваться как единица […] с единственным ударением.” [10 цит по 7: 152] В данном предложении, действительно, существительное может быть лишено ударения, поскольку в этой синтаксической конструкции с именной частью сказуемого rôti оказывается в реме. Мешонник и Дессон утверждают, что существительное может все же быть акцентоносителем в сочетании un rôti cher, а также приобретать добавочное просодичеcкое ударение, о котором мы поговорим ниже [c], в сочетании trop de rôti cher [7: 152]. Ударение фокализации - (énonciatif, de focalisation, accent d’insistance, rhétorique, oratoire, intellectif, didactique ) приходится на первый ударяемый слог ритмической группы, то есть на первый слог лексического слова, начинающегося с согласной (La maison). Если слово начинается с гласной, то учитываются связки (l’enfant, les enfants), и ударение так же приходится на первый слог. В других контекстах оно может падать на второй слог Admirablement. [12:44] Ударение фокализации фокусирует внимание на элементе фразы, который при этом становится ремой. Это ударение связано с структурированием уровней информации. Эмфатическое ударение полностью связано с экспрессивностью. Речь идет дополнительной информации, которая добавляется к вербализованному высказыванию посредством мелодического контура. Repasser ce concours (еще раз пройти этот конкурс?) подразумевает [mais vous n’y pensez pas] (но вы не думаете об этом) [12:44] При глубоком изучении добавочных ударений среди фонетистов возникают серьезные разногласия. Так, Марузо противопоставляет ударение эмоциональное (émotif) и интеллектуальное (intellectuel). Реализация ударения зависит и от психологических факторов, и от силлабической структуры выделяемого слова. В словах, начинающихся с гласного звука, интеллектуальное ударение приходится на первый слог (c’est incroyable), а эмоциональное ударение сделает акцентоносителем второй слог, или точнее, усилит первый согласный звук (c’est incroyable). [6: 126] В том, что касается добавочных ударений, все сходятся только в том, что все они зависят от воли говорящего (volontaire), в отличие от основного ударения (obligatoire). Однако есть один случай, который не вписывается ни в одну из этих категорий. Это так называемое просодическое ударение, выявленное зачинателями французской экспериментальной фонетики в начале XX века. Казус “просодического ударения” Из истории понятия В лингвистике к началу XX века технический прогресс способствует расцвету экспериментальной фонетики, основателями которой принято считать во Франции аббата Руссло и Фердинана Брюно. В конце XIX-в начале XX века в поэтическом языке во Франции происходили коренные перемены. Поэзия переживала Кризис стиха и разрыв с традиционной версификацией. Поэзия стала своего рода лингвистической лабораторией, занятой проверкой новых возможностей слова означать. Эти процессы не остались без внимания лингвистов, аббат Руссло и Ф. Брюно приглашали поэтов в свои лаборатории, именно тогда было открыто так называемое просодическое ударение. Дошедшие до нас записи представляют интереснейший материал для исследований. В Сорбонне 3 июня 1911 года состоялось торжественное открытие работы Архивов слова (Les Archives de la parole) в присутствии министра образования Т. Стега, руководителя исследований Ф. Брюно, профессора филологического факультета, а также Э. Пате (Emile Pathé) - возглавлявшего лаборатории, носившие его имя, который и предоставил самую передовую аппаратуру. [15:253-264.] 27 мая 1914 года - день, вошедший в историю лингвистики и литературы, день, когда были сделаны уникальные записи, сохранившие голос уходящего символизма, голос первых верлибров: поэты читали стихи. Так до нас дошли записи Аполлинера и Верхарна. (Записи Г.Аполлинера подробно анализирует Мишель Акен)[19]. Другие имена, такие как Морис де Фарамонд, Поль-Наполеон Руанар, Жан Экар или знаменитая Анна де Ноай сейчас почти забыты всеми, кроме узких специалистов, историков литературы. Сохранилось 28 записей поэтических текстов, среди них 19 поэтов читали свои собственные стихи, остальные - классические (Ла Фонтен, Мольер, Гюго). Все они - поэты молодого поколения, наследники символистов - Аполлинер, Альмон, Вильдрак, Спир, Луи Манден, всех этих авторов можно было найти на страницах журнала Ля Фаланж (“La phalange”). Экспериментальная фонетика исторически предшествует разделению фонетики и фонологии. Приведем несколько ключевых дат. В 1870 году принципы графической транскрипции физиологических движений выведены Э.-Ж. Маре. В 1875 г. их соотнес со словом Ш.Розапели и проиллюстрировал аббат Руссло в “Принципах экспериментальной фонетики”.[17] Эти труды легли в основу всех дальнейших фонетических дисциплин. Руссло не заботила эстетика. Его интересовали законы языка, которые можно увидеть в частности на материале языка поэтического. В сторону исследования поэтического языка его идеи развивали ученики и последователи: Э. Ландри в книге La Théorie du rythme et le rythme du français déclamé и Ж. Лот Georges Lote L’Alexandrin français d’après la phonétique expérimentale. [ Murat 106 ] Ф.Брюно рассказывает о своем знакомстве с экспериментальной фонетикой, о встрече с Жоржем Лотом в 1897 г.: “Он открыл мне существование экспериментальной фонетики. Аппарат, которым пользовался аббат Руссло. Он дал мне понять, каким подспорьем мог бы быть этот аппарат при изучении ритма, и в дискуссиях вокруг французского стиха, которые можно было бы так научным образом разрешить” [15:106]. М. Мюра замечает, что “Это заблуждение разделяло большинство его современников” [15: 107]. Кажется, что при желании изучать записи поэтов учеными владела мечта “поверить алгеброй гармонию”, открыть законы построения стиха и верлибра? Многие тогда отправились на поиски идеального чтения. [15:107] Этот тупик видит только специалист по версификации Ф. Мартинон: “Правда ли, что природа стиха может зависеть в чем бы то ни было от манеры, с которой его декламируют?” [цит. по 15:107] Просодическое ударение в стиховедческих исследованиях Анри Мешнонник, а также Жерар Дессон, его ученик и соавтор, многократно подчеркивают, что их стиховедческий анализ ритма базируется на фонологических законах и не принимает во внимание индивидуальные реализации. То есть, в классическом понимании, следовало бы учитывать только ударения в конце ритмических групп. Однако для Анри Мешонника это еще не весь ритм, ритм наделен предвечной смыслопорождающей мощью: “Ритм производит смысл, даже если он идет вразрез с логической связью между словами. Он есть вкус текста.” [3:38], “только ритм изменяет способы порождения смысла. [3: 58] Поиск мистического, потаенного механизма порождения смысла у Анри Мешонника сродни тому иррациональному порыву, который мы находим в “Тетрадях” Соссюра, в его попытках обосновать звуковые повторы в “Сатурнических стихах” анаграммой имени того, кому посвящено стихотворение. По мере работы великий лингвист видел все больше повторов, которые казались ему проявлением закона всеобъемлющего [20]. Анри Мешонник стремится связать воедино консонантно-вокалические цепи повторов и ритмику: “В дискурсе же существуют ритмика и просодия, являющиеся материей смысла, которые я поэтому и именую означиванием. (в оригинале la signifiance), Бесконечно обновляющейся системой, пронизывающей дискурсивную ткань”. [3:63] Л. Бураса резюмирует кратко: “Ритм создается также посредством того, что он [Мешонник] называет просодией, а именно консонантно-вокалической дистрибуцией”. [6:143] Мешонник и Дессон неоднократно подчеркивают, что единица ритма, которая организует ударения, не сводима ни к синтаксической единице фразы, ни к метрической единице стиха” [трактат о ритме 141] В теории А.Мешонника и Ж.Дессона большую роль играют первые слоги, а главное в них - первые согласные. Так, например, с словосочетании Sous un grand ciel gris ударение ритмической группы падает на прилагательное gris, слова sous grand ciel несут просодическое ударение из-за повтора первых согласных [s] [g]. [7:122] Мешонник отмечает знаком “-” ударные слоги, ͜а знаком “͜ ” - безударные. Вертикальной чертой / над безударный слогом он помечает “просодические ударения”, которые не затрагивают длину слога, но лишь касаются интенсивности первого согласного. Если в периоде попадаются несколько ударений подряд (контр-акцент), Мешонник последовательно увеличивает количество вертикальных значков: ͜ ͜ _̸ ̸_̸̸ _̸ ̸ ̸ ͜ ͜ _ ͜ ͜ _ Y mourir o belle flammèche y mourir (Desnos, Infinitif, Meschonnic 1982) [6 :144] Контр-акценты предстают в теории Мешонника-Дессона как энергетические блоки, каждое скопление ударений имеет свою трактовку. Мешонник стремится записать ритмическую организацию речи, а не индивидуальную реализацию, хотя так называемые просодические ударения должны бы относиться к уровню фонетических реализаций. Встает теоретический вопрос: как можно возводить добавочные ударения в ранг фонологического закона? Мешонник дает следующее объяснение: “Позиции, помеченные ̸ , указывают на просодическое ударение, либо поскольку есть серия звуков или просодическая сеть, либбо потому что есть добавочное ударение (d’insistance) интеллектуальное или эмоциональное.”[14:509] Можно заметить, что в своих анализах Мешонник не всегда отмечает все серии аллитерационных созвучий. Бураса рассматривает пример из стихотворения Рембо L’eau Claire ͜ ̸ ͡ _̸ ͜ ̸ ͜ ͜ _ ͜ _ ͜ ͜ _ L’eau Claire; comme le sel des larmes d’enfance [6:154] Легко видеть, что первый определенный артикль l’eau учитывается в системе просодических ударений, образуя семантико-звуковую пару со словом larme, но далее, определенный артикль le перед словом sel из закона по просодическом ударении исключен. Далее обнаруживается, что вся сеть аллитераций на r отсутствует в анализе. Вероятно, можно учитывать интерпретации Мешонника, доверяя его поэтическому чутью к звуковой выразительности, но не стоит перенимать механически его метод анализа ритмики поэтического текста. Клод Фильто тоже обращает внимание, на выборочность анализируемых Мешонником рядов звуковых повторов. Он дает интересную трактовку теории просодического ударения: речь идет, по его мнению, “об ударениях, несущих семантическую нагрузку. То есть ударения интерпретации, а не в ораторской выразительности”. [6:156] Система французских ударений предоставляет огромный материал для интерпретации художественного текста. Не прибегая к экспериментальной фонетике, возводить в ранг фонологического закона связь ударения добавочного со звуковым повтором, представляется не вполне резонным. _ 1Основное ударение называют также внутренним, поскольку оно определяется лексическим составом ритмической группы, ему противопоставлено добавочное ударение, обусловленное прагматикой высказывания, его ритмической ситуацией. [М.Росси, цит. по 12: 42] 2«В русском языке слово никогда не теряет своего ударения». [5: 20] С этим методической установкой зачастую связана неестественность речи иностранцев, акцентирующих каждое слово вне зависимости от речевых тактов.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.