ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ВЕЩНЫХ ОХРАНИТЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ Нечаев И.Е.

Саратовская государственная юридическая академия


Номер: 4-6
Год: 2016
Страницы: 52-55
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Одной из традиционных квалификаций гражданских правоотношений в науке одноименной отрасли права выступает разделение гражданских правоотношений на регулятивные и охранительные. Отмеченные выше виды гражданских правоотношений отличаются друг от друга значительным количеством критериев, в частности, основаниями возникновения, содержанием, субъектным составом. Устоявшейся и не вызывающей серьезных нареканий в научной литературе представляется точка зрения, согласно которой регулятивные отношения возникают на основании правомерных действий и событий, в то время как охранительные - на основе противоправных действий. Так, в частности, Д.Н. Кархалев рассматривает охранительное гражданское правоотношение как определенную общественную связь, которая возникает на основе охранительных норм между потерпевшим субъектом и правонарушителем в случае нарушения или оспаривания права, содержанием которой выступает субъективное право на защиту и субъективная охранительная обязанность [1, 31]. На основании вышеизложенного, сформулируем отличительные черты охранительного правоотношения. Так, последние возникают исключительно на основании неправомерных юридических фактов (например, нарушитель создает какие - либо препятствия собственнику в пользовании имуществом). В рамках охранительных правоотношений на обязанную сторону правоотношения оказывается какое - либо неблагоприятное воздействие (например, истребование имущества из чужого незаконного владения, взыскание убытков и т.д.). При этом конечной целью охранительных правоотношений выступает полное или частичное восстановлениеи нарушенных и (или) оспариваемых прав. Также превалирующей в научной литературе выступает точка зрения, согласно которой в содержание охранительных правоотношений входит субъективное право на защиту своих нарушенных прав. Отмеченное выше право находит свою реализацию лишь в рамках охранительных правоотношений, т.к. в рамках регулятивного правоотношения лишь существует потенциальная (абстрактная) возможность защиты нарушенных и (или) оспариваемых прав [2, 2]. В то же время в научной литературе можно встретить и альтернативные точки зрения на отмеченный выше вопрос. Так, Ю.Н. Андреев придерживается точки зрения, согласно которой право на судебную защиту образует собой самостоятельный элемент не только охранительных, но и регулятивных правоотношений. По мнению ученого, задачами отмеченного выше субъективного права выступают предупреждение гражданских правонарушений в будущем, пресечение происходящих правонарушений, восстановление или компенсация уже нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав, привлечение правонарушителя к гражданско - правовой ответственности, укрепление правопорядка [3, 11]. Наиболее радикальной в этом смысле представляется позиция М.Г. Холкиной, согласно которой разделение гражданских правоотношений на регулятивные и охранительные не представляется целесообразным ввиду того, что в целом правовое регулирование подразумевает под собой не только установление правил гражданского оборота и наделение правами его участников, но и создание надежной системы правоохранительных мер [4, 31]. По нашему мнению, выделение регулятивных и охранительных правоотношений представляется необходимым ввиду того, что данные правоотношения различаются как по основаниям возникновения, так и по элементам содержания. Кроме того, зачастую отмечается, что в рамках охранительного правоотношения решаются две задачи. Одна из них заключается в принятии для правонарушителя определенных мер негативного воздействия с целью понуждения последнего к надлежащему осуществлению своих юридических обязанностей. Вторая задача - это полное или частичное восстановление нарушенных и (или) оспариваемых прав. Достижение последней становится возможным в рамках совершения определенной последовательности действий, которая образует собой надлежащий способ защиты нарушенного права [5, 9]. Непосредственно защита нарушенных прав может осуществляться как потерпевшим лицом самостоятельно (в рамках не процессуальной формы), так и при содействии компетентных государственных или негосударственных органов (в процессуальном порядке). Зачастую в научной литературе можно встретить точку зрения, согласно которой охранительные и процессуальные правоотношения представляют собой тождественные правовые институты. По нашему мнению, с подобной точкой зрения нельзя согласиться в полном объеме ввиду следующего. Процессуальные отношения носят исключительно публичный характер. Последние осуществляются в строгой процессуальной форме, и обязательным участником подобных правоотношений выступает суд (арбитражный суд). В то же время охранительные правоотношения могут возникать, изменяться и прекращаться и без содействия компетентных государственных органов (например, при самозащите нарушенных прав). В последнем случае они будут носить частный характер, основанный на имущественной самостоятельности сторон. Охранительные правоотношения могут прекратиться ввиду добровольного устранения нарушителем последствий нарушения права или их полного (частичного) восстановления. Поэтому не представляется в полной мере логичной позиция ряда ученых, согласно которой возникновение охранительных правоотношений связывается исключительно с проведением контрольных мероприятий со стороны властных органов [6, 18] или в результате воздействия государством на поведение отдельных субъектов правоотношений [7, 228]. Таким образом, можно сделать вывод, что процессуальные правоотношения представляют собой более широкий институт по сравнению с охранительными гражданскими правоотношениями. Любые процессуальные правоотношения включают в себя охранительные правоотношения. В то же время охранительные правоотношения могут осуществляться вне рамок процессуальных. На основании вышеизложенного, процессуальные и охранительные правоотношения соотносятся между собой как родовое и видовое понятия. Далее рассмотрим соотношение охранительных и вещных гражданских правоотношений. Традиционно в научной литературе господствующей является точка зрения, согласно которой вещные гражданские правоотношения обладают абсолютным характером, т.е. управомоченное лицо вправе требовать от любых субъектов воздерживаться от нарушения или оспаривания его субъективных вещных прав. В то же время, по нашему мнению, представляется обоснованной позиция ряда ученых, частности, Е.М. Тужиловой - Орданской, в силу которой вещное право является абсолютным только в рамках регулятивного гражданского правоотношения, т.е. пока субъективное вещное право не нарушено. С нарушением же субъективного абсолютного вещного права последнее становится относительным, т.к. заинтересованное лицо уже требует от определенного лица устранения нарушения его субъективных прав [8, 194]. Таким образом, можно сделать вывод, что в рамках охранительных правоотношений вещные правоотношения теряют свой абсолютный характер и становятся относительными, что в свою очередь во многом определяет надлежащий способ защиты нарушенных и (или) оспариваемых прав.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.