ЗАПРЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КАК УГРОЗЫ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: РОССИЙСКИЙ КАЗУС ОБРАЗЦА 1992 ГОДА Мочалова А.Д.,Устюхова Н.Н.,Обухова Т.Л.

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского


Номер: 5-1
Год: 2016
Страницы: 176-179
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

партии, запрет, национальная безопасность, Фронт национального спасения, Б.Н. Ельцин, оппозиция, party, prohibition, national security, the National salvation Front, B.N. Yeltsin, the opposition

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена проблеме запрета деятельности политических партий. Выявлена специфика данных действий органов государственной власти на примере запрета Фронта национального спасения в России в 1992 году. Обозначены проблемы запрета деятельности политических партий с позиции национальной безопасности.

Текст научной статьи

Проблема национальной безопасности является одной из важнейших практически для всех государств в современном мире. Национальная безопасность - это «…состояние государства, при котором сохраняется его целостность и возможность быть самостоятельным субъектом системы международных отношений» [12, с. 150]. Важно также отметить, что, по мнению ведущих отечественных исследователей, принципиальным пунктом в определении национальных интересов и формировании системы обеспечения безопасности является в значительной степени духовно-нравственная сфера, основанная на национальном опыте, традициях и исторических судьбах России [1, с. 105]. Среди значимых акторов внутриполитических процессов нельзя не упомянуть политические партии. [30, с. 58-59]. Важно подчеркнуть, государство в ряде случаев просто не может относиться к партиям «нейтрально» [16, с. 84], поскольку сама логика политического процесса в условиях плюрализма мнений позволяет участвовать в политической жизни государства в том числе и политические силы, которые выражают стремление ликвидировать демократические устои или же привести к распаду страны [23, с. 13; 35, с. 733]. В ряде Конституций (ФРГ, Италии, Польши) содержатся указания на то, в каких случаях деятельность политических партий может быть пресечена [40, с. 55; 49, с. 63]. В целом список стран, где законодательство предусматривает процедуру прекращения деятельности политических партий, настолько велик [41, с. 74]. Можно даже указать, что даже, например, в весьма «непроблемной» Австрии было существенно ужесточено законодательство о политических партиях [14, с. 92-94]. В целом правоприменительная практика ряда стран показывает, что в целях защиты может быть запрещена или как минимум ограничена деятельность партий, особенно если это касается выборов, открывающих дорогу к парламентской деятельности [40, с. 56]. Не случайно, что Европейский Суд выработал разветвленную систему прецедентов, в соответствии с которыми в целом допускается, исключительно в целях защиты демократии, возможность запрета политически партий. Однако государствам разрешается использовать такие радикальные и решительные меры лишь в экстренных ситуациях [11, с. 25; 41, с. 754]. В постсоветской России также имеется опыт запрета на деятельность политических партий. Во многом указанная мера как раз и связана с необходимостью защиты национальной безопасности страны. В первую очередь, с нашей точки зрения, заслуживает внимания казус, имевший место ещё в 1992 году. Как известно, политический процесс в стране после краха Советского Союза стал протекать не так, как предполагалось Б.Н. Ельцину и его сторонникам (в самом деле, предсказать по аналогии со странами Восточной Европы появление националистических и фашистских сил было можно [4, C. 40-48], но вот большой спрос на коммунистические идеи, нехарактерные для стран бывшего соцлагеря, предвидеть было весьма затруднительно). В России появилась много противников политических и экономических преобразований, объединявшихся в различные политические союзы, в том числе объединявшие как правых, так и левых. К ним можно отнести Российский общенародный союз, Российское народное собрание, Русский национальный собор. Самым же крупным из этих объединений стал возникший в сентябре 1992 года Фронт национального спасения (ФНС), объединившего в свои ряды почти всю радикальную оппозицию Б.Н. Ельцину [5, с. 100; 6, с. 48; 18, с. 99; 21, с. 73-74; 22, с. 10132, с. 82; 37, с. 327-328; 39, с. 2; 44, с. 91; 45, с. 144; 47, с. 396; 48, с. 12; 53, с. 124]. Уже 28 октября 1992 г. президент РФ Б.Н. Ельцин своим указом № 1308 «О мерах по защите конституционного строя Российской Федерации» [42] распустил оргкомитет Фронта. Официальные власти декларировали, цели ФНС «…направлены на разжигание национальной розни, представляют реальную угрозу целостности Российской Федерации и независимости соседних суверенных государств». Иначе говоря, во многом запрет обосновывался соображениями национальной безопасности, хотя указанное словосочетание и не приводилось в тексте Указа № 1308. Разумеется, можно вспомнить, что сам по себе данный указ являлся действием даже немного абсурдным, поскольку запрещаемый его текстом Оргкомитет ФНС и так прекратил свое существование в рабочем порядке в момент создания самого ФНС. Фактический лидер новообразования И.В. Константинов, отмечая абсурдность Указа, заявлял, что прежде чем запретить организацию, её нужно было хотя бы зарегистрировать министерством юстиции. Политсовет ФНС в специальном заявлении сообщал также, что Указ № 1308 противоречит ст. 50, 121-4 и 121-5 Конституции, а также нормам международного права. В конечном итоге Указ № 1308 был отменён Конституционным судом [51, с. 9]. Важно подчеркнуть и иные обстоятельства, связанные с этим запретом. По нашему мнению, именно лидеры и актив Фронта национального спасения сделали куда как больше для национальной безопасности России (как минимум, для понимания, что таковая собой представляет), нежели Б.Н. Ельцин и его окружение образца осени 1992 года. В самом деле, в программных документах ФНС говорилось об утрате Россией суверенитета, о необходимости изменения экономической политики (по сути, в сторону достижения безопасности таковой как для государства, так и граждан), необходимость борьбы с преступностью [17]. Содержались также призывы к офицерам силовых структур поддержать ФС, причём опять-таки с позиции национальной безопасности [25]. Кроме того, нельзя не отметить, что именно в рамках ФНС была по-настоящему осознана крымская и севастопольская проблема [2, с. 1; 24, с. 2; 38, с. 125; 52, с. 19]. Важно также отметить, что ряд деятелей ФНС продолжил начатую ещё в других структурах объединённой оппозиции разработку геополитических вопросов национальной безопасности России [7, с. 58; 19, с. 2; 34, с. 6], игнорировавшуюся на тот момент исполнительной ветвью власти. Осознавался лидерами ФНС (в частности, одним из его отцов-основателей А.А. Прохановым) глубочайший духовно-нравственный кризис в стране [9, с. 17; 10, с. 20; 13, с. 9; 15, с. 164; 20, с. 1; 31, с. 580-581; 33, с. 29; 36, с. 165; 43, с. 138; 50, с. 232], являющийся также важной угрозой национальной безопасности. Таким образом, следует признать, что осенью 1992 года в Российской Федерации имело место не распространённое в отечественных реалиях начала 1990-х годов «жонглирование» правом [3, с. 77; 8, с. 45; 26, с. 29; 27, с. 141; 28, с. 153; 29, с. 50; 46, с. 44], как может показаться на первый взгляд. Речь следует вести о том, что в отдельных случаях запрет политической партии якобы с позиции защиты национальной безопасности по сути может принести куда как большую угрозу этой самой национальной безопасности. Иначе говоря, «казус ФНС» показывает, что запрет на деятельность партий представляет собой весьма сложный механизм регулирования политической системы. Эффективным он может быть только при условии адекватно понимаемых политической элитой национальных интересов страны, и, как следствие, особенностей национальной безопасности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.