МАТЕРИ ЛЕСКОВСКИХ ПРАВЕДНИКОВ КАК ОБРАЗЦЫ САМОПОЖЕРСТВОВАНИЯ Филимонова Н. Ю.

Волгоградский государственный технический университет


Номер: 5-3
Год: 2016
Страницы: 80-82
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

национальный характер, женские типы, самопожертвование, national character, female tapes, selfabnegation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются женские типы матерей и их влияние на формирование характера праведника. Выделяются положительные черты, в которых Н. С. Лесков видел проявление общенациональных особенностей русского женского характера.

Текст научной статьи

За тридцать с лишним лет своей литературной деятельности Н. С. Лесков создал множество самых разнообразных женских образов [1]. Он искал своих героинь во всех сословиях. Никто не был обойден вниманием писателя: в крестьянках и купчиках, мещанках и дворянках подмечал Лесков проявление общенациональных особенностей русского женского характера. Особое место в его творчестве занимают женские типы, которые стоят рядом с положительным героем. Характеры матерей, созданные Лесковым в произведениях о русских праведниках, обнаруживают образцы веры, святости, терпения, самоотверженности.- Для писателя важно показать влияние матери на формирование характера праведника. Так, о матери Александра Рыжова («Однодум», 1879) [2] Лесков сообщает, что она «дорогого стоила»: «простая, здравая, трезвомысленная русская женщина, с силою в теле, с отвагою в душе и с нежною способностью любить горячо и верно» (6, 212). Праведник не только «породою удался в мать», взяв от нее богатырскую силу и здоровье. Гораздо важнее нравственная закалка, полученная Рыжовым в детстве, «те свойства, которые дала ему мать, сообщившая живым примером строгое и трезвое настроение его здоровой душе, жившей в здоровом и сильном теле. Он был как мать, умерен во всем и никогда не прибегал ни к чьей посторонней помощи (там же). Рыжов не хочет уезжать из города, чтобы не разлучаться с матерью, к которой относится с большой любовью, нежностью и признательностью. Лесков не случайно подробно описывает условия, в которых формировался характер героя. Писатель страстно верил в силу положительного примера, поэтому и показывает, каково было влияние матери - простой русской женщины - на будущего праведника. Он стремился не только рассказать о праведниках, но и дать читателю действенные примеры праведной жизни. Согласимся с современным исследователем: существование праведников служило доказательством прочности национальных основ русской жизни [3]. Велика была вера писателя в необходимость таких людей. «Мы не в меру чтим наших героев, - заявлял он, - но без меры выше ставим праведников, ибо веруем, что только при «умножении праведников возвеселится народ» [4]. Бесконечно дорога мать и другому лесковскому праведнику - Несмертельному Головану («Н. Г.», 1880), который день и ночь работал, чтобы выкупить ее из крепостной неволи. Он был внимателен ко всем членам своей семьи, сообщает рассказчик, «а особенное почтение оказывал только матери, которая была уже так стара, что он летом выносил ее на руках и сажал на солнышко, как больного ребенка» (6, 360). Под влиянием матери сформировались взгляды и праведника Фигуры («Фигура», 1889). Рассказ был написан в период увлечения Лескова проповедями Льва Толстого [5]. Образ героя менее ярок и жизненен по сравнению с другими праведниками, а сам рассказ явно тенденциозен и написан гораздо слабее лучших лесковских вещей. Но интересен образ матери, которая открыла сыну суть христианского учения и научила его поступать «по велению сердца» (8, 478). Применительно к этому произведению можно вспомнить мысль исследователя А. А. Новиковой, которая считает, что проблема личности у Лескова «высвечивается через призму христианских - именно православных - идей», что объясняется «христианской по духу настроенностью писателя» [6]. Фигура вспоминает, как эта дворянка «сама сироток сберет, неодетых, невычесанных, - всех сама у печки перемоет, головенки им вычешет и чистые рубахи наденет…» (8, 469). От матери сын перенял доброту, умение и желание трудиться, стремление помочь слабому. Получив пощечину от пьяного солдата, он, офицер, прощает своего обидчика, потому что в его сердце живут слова матери-праведницы: «Когда самому худо, тогда поспеши к тем, кому еще хуже, чем тебе» (8, 469). Нежные и трогательные слова находит этот уже немолодой человек, когда вспоминает о самом дорогом на свете человеке: «Чудесная у меня была мати - предобрая и пренепорочная - добром открытая и в доброте повитая… До того была милостива, что никого не могла огорчить…» (8, 468-469). Все эти женщины стали нравственным образцом для своих сыновей. Самопожертвование для них - жизненная необходимость, внутренняя органическая потребность творить добро. Поэтому можно сказать, что для них «нет жертвы, а есть жизнь человеческая “во Христе”, жизнь, в которой они живут так, как умеют, а умеют они только так, как должны по-человечески и по-божески, и как только могут женщины, сокровенная суть которых всегда связана с самозабвенными чертами материнства и непреходящей добротой женственности»[7]. Писатель наделил их достоинствами, которые считал наиболее ценными в характере человека: трудолюбием, добротой, самоотверженностью, нравственной чистотой. В нравственно-психологическом облике своих героинь Лесков выделял положительные черты, в которых видел проявление общенациональных особенностей русского женского характера.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.