К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ КАК НЕУВАЖЕНИЕ К СУДУ Боловнев М.А.

Алтайский государственный университет


Номер: 5-3
Год: 2016
Страницы: 100-102
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

гражданский процесс, арбитражный процесс, злоупотребление процессуальными правами, недобросовестность, ответственность, неуважение к суду, штраф , civil process, arbitral process, abuse of procedural rights, unconscionability, responsibility, contempt of court, fine

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье предлагается процессуальный механизм привлечения недобросовестного лица к ответственности за злоупотребление им правами в рамках действующего законодательства.

Текст научной статьи

В настоящее время в законодательстве отсутствуют специальные нормы, устанавливающие ответственность за злоупотребления процессуальными правами. В качестве мер ответственности суды применяют разрозненные положения процессуальных кодексов, косвенно, являющиеся санкциями за недобросовестное поведение, например, таковой является компенсация за фактическую потерю времени, установленная ст. 99 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ). Между тем, складывающаяся в ходе рассмотрения гражданских дел судами фактическая ситуация требует закрепления конкретного поведения судьи при злоупотреблении лицами, участвующими в деле, своими правами. В юридической литературе вопрос об ответственности за недобросовестные действия участников процесса исследован в недостаточной степени. Предлагаются некоторые варианты разрешения указанной коллизии. Так, например, существует мнение о необходимости введения в ГПК РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее - АПК РФ) норм, предоставляющих судьям право накладывать штраф на лицо, злоупотребляющее правами [5,55]. Однако на сегодняшний день законодатель не спешит воспринимать теоретические положения, разработанные учеными - процессуалистами и касающиеся ответственности за процессуальные злоупотребления. Тому подтверждением является отсутствие в появившейся некоторое время назад одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1) [4] Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ каких - либо положений относительно рассматриваемой проблемы. Не утверждаем, что это несомненное упущение, т.к. данная Концепция направлена на унификацию норм двух процессуальных кодексов, а не на создание принципиально новых положений. При этом не исключаем, что в дальнейшем данные аспекты будут урегулированы, но на это, как и на обсуждение Концепции, а также подготовку проектов соответствующего нормативно - правового акта, потребуется определенное количество времени. Соответственно, в условиях роста случаев процессуальной недобросовестности лиц, участвующих в деле, до внесения соответствующих изменений в процессуальные кодексы необходимо заполнить образовавшуюся «нишу» механизмами предотвращения правонарушений способами, уже известными ГПК РФ и АПК РФ. Ч. 1 ст. 41 АПК РФ предоставляет лицам, участвующим в деле, право заявлять отводы. Ч. 2 этой же статьи обязывает лиц добросовестно пользоваться принадлежащими им правами. Свое детализированное правовое регулирование реализация вышеназванного права находит в ст. 24 АПК РФ, устанавливающей возможность заявления об отводе только до начала рассмотрения дела по существу, а также невозможность повторного заявления об отводе по тем же основаниям. Таким образом, законодатель формулирует нормы об отводе судьи способом, направленным на предупреждение недобросовестных действий участников процесса (чтоявляется самостоятельным способом предупреждения процессуальных злоупотреблений). Однако общая норма, касающаяся права заявлять отвод, содержится в статье АПК РФ о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле. Указанное обстоятельство позволяет нам вести речь не об отдельном составе правонарушения, а о его особом типе - злоупотребление правом. По общему правилу, закрепленному, в ч. 2 ст. 25 АПК РФ, вопрос об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, разрешается председателем арбитражного суда, заместителем председателя арбитражного суда или председателем судебного состава. Изложенное позволяет допускать участникам арбитражного процесса употребление обозначенного права «во зло» с целью затягивания рассмотрения дела, а также причинения вреда государству в лице суда и оппоненту. В этой связи интересным представляется процессуальный механизм, примененный Арбитражным судом Магаданской области и поддержанный ФАС Дальневосточного округа [3]. В ситуации отсутствия конкретных санкций за злоупотребления процессуальными правами Арбитражный суд наиболее приемлемым образом квалифицировал действия недобросовестного лица, создав тем самым механизм привлечения к ответственности в рамках уже существующих правовых норм. Так, суд квалифицировал недобросовестные действия по повторному заявлению об отводе судьи по тем же основаниям как злоупотребление правом, что, в свою очередь, расценил как неуважение к суду. В дословной формулировке, содержащейся в указанном Постановлении - «злоупотребление своими правами, создание препятствий суду в осуществлении правосудия может быть расценено как проявление неуважения к суду, которое влечет за собой ответственность по статье 119 АПК РФ». Фактически в данной ситуации имеет место наложение штрафа за злоупотребление лицом, участвующим в деле, своим процессуальным правом. Таким образом, практика восприняла теоретическое положение о необходимости закрепления в процессуальных кодексах соответствующей санкции, сформировав на сегодняшний день конструкцию ответственности по иным основаниям. В.Ф. Яковлев, занимавший в период с 1992 по 2005 гг. должность председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, в одном из своих интервью указал на потенциальную возможность распространения действия нормы ст. 119 АПК РФ на рассматриваемы нами случаи, отметив следующее: «Кодекс наделяет суд правом применять санкции, штрафы к стороне, которая злоупотребляет своими процессуальными правами и недобросовестными действиями затягивает процесс»[6,372]. Представляется целесообразным уточнить, допустимо ли с точки зрения теоретических положений, использовать норму ч. 5 ст. 119 АПК РФ в качестве санкции за злоупотребление правами. Наложение судебного штрафа за неуважение к суду способствует реализации задачи судопроизводства в арбитражных судах - формирование уважительного отношения к закону и суду. Выше мы отмечали, лицо, заявившее повторно отвод судье, стремилось затянуть производство по делу. Данное обстоятельство не может согласовываться с реализацией другой задачи -справедливое публичное разбирательство в разумный срок. Соответственно, нарушение одной из задач судопроизводства в арбитражных судах с неизбежностью влечет нарушение сопутствующей. Аргументом в пользу широкого понимания термина «неуважение к суду» является разъяснение, данное в Рекомендациях научно-консультативного совета при ФАС Центрального округа «Вопросы арбитражного процессуального законодательства»: «Понятие «неуважение к суду» носит оценочный характер, и вопрос о его применении к тому или иному случаю решается судом с учетом всех обстоятельств происшедшего» [7]. Неуважение к суду по смыслу ч. 2 ст. 119 АПК РФ следует понимать как действия (бездействие), направленные в адрес суда или иных участников процесса с целью умаления авторитета судебной власти, что, в свою очередь, выражается в нарушении основополагающих принципов, содержащихся в ст. 2 АПК РФ. Таким образом, разработанные доктриной арбитражного процессуального права теоретические положения, относящиеся к нормам о наложении штрафа за неуважение к суду, не входят в противоречия с имеющейся судебной практикой. В то же время вышеописанная позиция вряд ли получит широкое распространение, т.к. далеко не каждое процессуальное злоупотребление будет отвечать необходимым для состава «Неуважение к суду» признакам. Кроме того, аспектом, вызывающим некоторые трудности, является возможность наложения на лицо штрафа по ст. 119 АПК РФ в размере, не превышающим 2500 рублей, что вряд ли будет стимулировать субъектов процесса к добросовестному использованию предоставленных им прав. Изложенное лишь убеждает юридическое сообщество в необходимости установления штрафов как вида процессуальной ответственности за злоупотребления правами. Об этом свидетельствует судебная практика, стремящаяся использовать существующие процессуальные механизмы в аналогичных целях. При этом сами по себе судебные умозаключения непредставляют собой оконченный вариант решения проблемы, т.к. лишь обращают внимание законодателя на непроработанный процессуальный механизм.В преддверии глобальных изменений процессуального законодательства, как никогда важно уделить данному аспекту особое внимание и не упустить момент, предложив для обсуждения соответствующие изменения.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.